КРЫМСКОЕ ГАИСТАПО И ШТУРМБАННМАЙОР КЛИМЕНКО

Министр внутренних дел Юрий Cмирнов, с первого дня взялся за наведение порядка в своем ведомстве, если верить сообщениям новостных передач. Об этом, вообще-то, объявляет каждый министр и нет такого руководителя, который бы не убеждал общественность: еще чуть-чуть и все будет по европейским стандартам. Однако, министру Смирнову следует уточнять: какой именно европейской страны и какого года эти стандарты. Без уточнения даты и географии выходит, что нами уже достигнуты европейские стандарты. Стандарты Германии 1933-1945 годов.
Спору нет, хороша страна Германия с ее стандартами. Пусть даже образца 1933 года. Ведь именно тогда к власти в Германии пришли политики, развернувшие по всей стране строительство великолепной системы автобанов. Тогда же было задумано производство самого популярного в мире автомобиля Фольксваген-Жук. Правда, есть одно «но», из правоохранительной области — именно тогда было учреждено гестапо.

Если с автобанами и с автомобилестроением в Украине как-то не клеится, то по части гестапо прогресс очевиден. То во Львове СБУ-шники человека до смерти допросят, то в Донецке журналиста на рабочем месте под «белы рученьки» да в СИЗО – клопов кормить, то в Крыму местный штурмбаннфюрер объявится. Точнее, штурмбаннмайор. Вот выдержки из описания деяний крымского гестаповца образца 2001 года, изложенные в заявлении на имя Генерального прокурора, прокуроров Республики Крым, Донецка и Мариуполя, в Верховную Раду Украины, в средства массовой информации:

«19 июня 2001 г. над моим сыном Загорским Н.Ф. 1958 г.р., был совершен самосуд Клименко Юрием Семеновичем и его сыном Клименко Ростиславом Юриевичем. Клименко Ю.С. начальник МРЭО-2 г. Мариуполя, Клименко Р.Ю. начальник ГАИ Республики Крым (в действительности — зам.начальника УГАИ — прим. авт.). Они ворвались в дом моего сына, устроили стрельбу, застрелили собаку, выбили в доме все окна с рамами. Над моим сыном Загорским Николаем Федоровичем совершали насилие и подвергали его пыткам с 6.30 до 24.00 ч. Они избивали его, душили, раскалили электроплойку для завивки волос и вставляли ему в задний проход. Когда он терял сознание, они вытаскивали его из дома, отливали водой, приказывали теще моего сына Леваде Л.Н. отмывать его от крови и когда он приходил в сознание, они продолжали пытки. Еще они подвергали пыткам несовершеннолетнего внука Евгения. Надевали на него противогаз, заталкивали ему в рот тряпки, чтобы невозможно было дышать. Они били Евгения. Когда обыскивали в доме Загорского Н.Ф., они подкинули наркотики (траву). Клименко Р.Ю. хвастал, что вся власть в его руках, что он в Крыму большой начальник. Он грозил Евгению, что его посадят в тюрьму и сделают петухом. Когда мне сообщили соседи моего сына о случившемся, я начала его искать. Нашла я его в хирургическом отделении больницы г.Новоазовска. Он не был похож на человека.

Загорская Р.П.» .

Донбассоккупация Крыма

Заявление было проверено, факты подтвердились. Однако такое лютое рвение отца и сына Клименко осталось невознагражденным. Неизвестно, во сколько им обошлось погашение скандала – не в том суть. При системе, которая складывается в правоохранительных органах, становится нормой отношение к собственному народу, как к населению оккупированной страны.

На первые должности в Прокуратуре, ГУ СБУ, ГУ МВД, ГНА и таможне автономии назначаются хлопцы если не из Днепропетровска, то из Донецка. Каждый вновь прибывший тащит за собой наиболее преданных земляков. Дабы освободить для нового руководителя хлебную должность, с местными кадрами церемонятся ровно столько, сколько церемонилась в этих краях немецкая администрация с партизанами в 1941. Когда генерал Юрий Селезнев был назначен начальником крымского главка МВД, он в числе многих других выписал из Мариуполя майора милиции Ростислава Клименко (У-071870). Всего четыре месяца понадобилось тому, чтобы осмотреться в республике, сидя на должности начальника Симферопольского ГАИ. В декабре 2000 года Клименко совершил головокружительный карьерный кульбит, заняв должность заместителя начальника управления — начальника отдела ДПС республиканского ГАИ. Именно эту должность он занимал, отправляясь на побывку в родной Мариуполь -дабы засунуть плойку в задний проход скованному наручниками Загорскому. Дело, конечно, не в том, что в Крыму не нашлось для Ростислава Клименко столь же привлекательного заднего прохода. Просто об этом не указывается в аналах крымской милиции. Донецкие чисто конкретно уважаемые люди, проезжая по крымским автодорогам, в натуре чувствуют себя как дома и легко проплачивают своим холуям отмазки от последствий подобных шалостей.

Остается лишь недоумевать: отчего Ростислав Клименко до сих пор не вламывается в дома мирных крымчан со шмайсером наперевес, выкрикивая: «Млеко, яйки, сало — шнель-шнель!» В остальном же большой начальник себе не отказывает, к такому выводу приходишь, сопоставляя царящие порядки с мрачными годами оккупации. Так, коммерческие структуры, занимающиеся автоперевозками, исправно платят ему солидную долю. К несогласным немедленно применяются проверки на дорогах, снятие госномеров, задержание транспорта на штрафплощадке, разбирательства с накладными вплоть до полной пропажи груза и т.д. Весной этого года Клименко теми же методами стал подминать под себя коммерческие пассажирские перевозки. Водители симферопольских маршруток устроили забастовку, на целый день блокировав движение в городе. Эта акция прогремела на весь СНГ: за время предвыборной кампании журналисты, утомленные политическими разборками , радостно ухватились за свеженький скандал. На репутации Крыма и его курортов была поставлена жирная клякса гаишного беспредела. Тысячи отпускников отменили маршруты на Ялту, Алушту и Судак: кто двинул на Херсонщину, кто в Одессу, кто отправился на Южный Берег но не Крыма, а Черного моря.

Те же, кто рискнул ехать в Крым, получили возможность убедиться, что Ростислав Клименко исполняет должностные обязанности так, словно стремится отыметь раскаленной плойкой в задний проход всех жителей вместе с гостями солнечного полуострова. Наиболее удобные случаи предоставляются во время мероприятий по сопровождению автомобилей особой нормы. Так в Крыму именуется разгон всего живого с дороги и перекрытие движения на долгие часы во время прохождения кортежей высокопоставленных лиц. Во время недавнего саммита глав государств ГУУАМ газета «Комсомольская правда» (от 23 июля 2002 г.) так описывала методы работы Ростислава Клименко:

«Альтернативные маршруты высоких гостей вдвойне добавили проблем простым автомобилистам, пробки образовались на двух направлениях. Движение перекрывали за сорок минут до начала следования кортежей. И иным бедолагам приходилось под беспощадным крымским солнцем париться в салонах своих машин по полтора-два часа».

Можно только догадываться, какими добрыми словами провожали водители, согнанные с дороги в тупики-отстойники, всех президентов вместе и каждого проезжающего в отдельности. Сотни пассажиров опаздывали на поезда и самолеты, в искусственно созданных пробках у людей в раскаленных авто случались сердечные приступы. Вряд ли кому-нибудь из них известна фамилия Клименко. Вряд ли кто-нибудь знает, что нормативы по эскортированию вполне позволяют проводить его четко, грамотно, не создавая неудобств рядовым участникам движения. Зато фамилия Президента Украины наверняка была самым популярным словом во время проведения саммита вместе с упоминанием его матери и подробностей зачатия. Можно не сомневаться, отдыхающие добросовестно разнесли по свету информацию о летнем гостеприимстве крымских гаишников, особенно во время саммитов и прочих межгосударственных встреч.

После того, как оккупационные замашки Ростислава Клименко стали влиять на международную репутацию Украины и ее руководства, после возмущений в прессе появился приказ ГУ МВД Украины в Крыму от 23.07.2002 г. №399 «О наказании сотрудников ГАИ …». Если кто считает, что в приказе нашему штурмбаннмайору, наконец, напомнили, что его место службы отнюдь не гестапо, что Украина и вправду европейская страна, а министр Смирнов действительно взялся наводить порядок, тот наивно заблуждается. Фамилия Клименко, главного ответственного за организацию этих самых мероприятий, в приказе №399 не упоминается вообще, а стрелочники получили выговоры не за многочасовые пробки и дискредитацию государства, а за поздно обнаруженные повреждения дорожного знака 3.21 «Въезд запрещен» и банеров с приветствием участников встречи, установленных на территории Ливадийского дворца.

Сколько Ангелов положено майору?

Людям с рискованными профессиями особенно необходим ангел-хранитель. У майора Клименко, судя по приведенным здесь историям, этих ангелов с десяток, да не простых, а в генеральских званиях как Селезнев, в прокурорских — как Доброрез. Как знать, может, и министр Смирнов в свободное время от рассказов о наведении порядка нет-нет, да и прикроет крылом лихого майора. Однако, маловато показалось майору Клименко и завел он себе Ангела-мошенника.

Появилась в прошлом году в Симферополе новенькая БМВ-семерка. Приглянулся лимузин Клименко, мигом пробил он данные, да выяснил, что владелец, некто Корниенко, оформил машину с нарушениями таможенных правил. Машину в момент выловили и поместили на штрафплощадку. Пока что все происходило строго по закону. И по закону следовало бы передать машину в таможню. Но как раз в этот момент в списке ангелов-хранителей Клименко появляется некто Ангелов — жулик из Мариуполя. По наводке и под крышей майора Клименко этот Ангелов предъявил фальшивые документы на БМВ, забрал роскошное авто и укатил в Мариуполь, где в те времена командовал МРЭО Клименко Ю.С. Машину без проблем оформили и на ней гоняли по городу то начальник МРЭО (помните его фамилию?), то иные родственники удалого майора.

Потерпевший в этой истории, Корниенко, все же стал интересоваться судьбой отобранной машины, и по номерам агрегатов нашел-таки ее в Мариуполе, зарегистрированную на подставное лицо. По его заявлению Прокуратура 2. 10. 2001 г. возбудила уголовное дело № 55140. В Мариуполь отправилась оперативная группа, Ангелова быстро вычислили, арестовали и доставили в Симферопольский СИЗО. Клименко немедленно подключил к делу иных персональных ангелов, и суд, состоявшийся 2.03. 2002 г., подвел мошенника Ангелова под амнистию. Машину, правда, пришлось потерпевшему Корниенко отдать, зарегистрировать, за причиненный моральный ущерб — заплатить.

Предположение, что сам министр Смирнов прикрывает семейную банду Клименко, кажется абсурдным: мало ли вороватых майоров в украинской милиции, чтобы о проделках каждого докладывать министру. Однако наш случай особый. Даже в украинской милиции, при всей ее продажности, вряд ли случалось раннее, чтобы в общегосударственный розыск объявляли начальника городского управления ГАИ. Именно такая ориентировка прошла в апреле сего года, вскоре после истории с БМВ, по всем подразделениям: на задержание, арест и конвоирование в Мариуполь Клименко Юрия Семеновича, предположительно находящегося в Автономной Республике Крым на автомобиле «Лексус» госномер 445 15 ЕК . Ориентировка была, как положено, вклеена в Книгу ориентировок дежурной части УГАИ Крыма. Однако вскоре этот лист исчез из книги, личный состав ориентирован не был.

Насколько наивным нужно быть, чтобы поверить, что министру Смирнову в разгар наведения порядка не доложили о разоблачении столь высокопоставленного криминала в рядах милиции, и не объяснили, почему (и у кого) именно в Крыму скрывался Клименко-папа?

А может и вправду не доложили Смирнову, а его подчиненным не объяснили что за порядки вводит министр? Впрочем, весьма вероятно, что в действительности порядки все старые, а с приходом Смирнова доверчивой публике по какому уже разу рассказывают приевшуюся сказку о доблестном министре — такую же блестящую и гладкую, как электрическая плойка в руках майора Клименко.

«УК»

Читайте также: