ДИРЕКТОРА ИНТЕРНАТА ОБВИНЯЮТ В НАСИЛИИ НАД ДЕТЬМИ

Уголовное дело, включающее несколько эпизодов, направлено в суд. Именно поэтому мы пока не называем город, где все это происходило, а также фамилии обвиняемого — только установленные и подтвержденные документально факты и данные проверок, проведенных прокуратурой.Метод кулака и дубинки

Витя опоздал на школьную линейку. Может, проспал, или долго собирался, или вовсе хотел увильнуть от общего построения. Точно так же гадать можно, насколько часто выводил он из себя воспитателей и директора. То, что в школах-интернатах воспитываются далеко не идеальные дети, многие из которых учились выживать на улице, никому объяснять не надо. Но сколько бы прегрешений к тому времени ни накопилось у Вити, он не заслужил, чтобы его хватали за горло и пытались душить на глазах у остальных детей.

Впрочем, директор, начавший так «вразумлять» нарушителя, вовремя сообразил, что лишние глаза передовым методам воспитания — только помеха. Поэтому дальнейшее происходило у него в кабинете. Если бы Вите после этого не понадобилась медицинская помощь, возможно, дело на этом бы и закончилось.

Вначале взрослый человек наставлял на путь истинный словами, перемежаемыми отеческими оплеухами и подзатыльниками. Потом вошел во вкус и принялся бить мальчишку кулаком по лицу, разбив ему губу. Может быть, Витя пытался защищаться или уворачиваться и настолько разозлил своего наставника, что тот потянулся к связке ключей, лежавшей на столе, и стал запихивать их мальчишке в рот, раздирая губы и щеки. «Или я тебя посажу, или ты сам уберешься отсюда!» — такими словами директор завершил экзекуцию.

Начальник отдела по надзору за соблюдением законов о правах несовершеннолетних прокуратуры АРК Нина Новикова сообщила, что по этому факту было возбуждено уголовное дело против директора интерната. Он обвиняется по статье 365, ч. 2 — превышение власти, сопровождающееся насилием и унижающее личное достоинство потерпевшего действиями.

Ну, довел мальчишка. Ну, вспылил директор учреждения, где живет больше 360 детей. Однако второй установленный прокуратурой случай показывает, что руководитель обладал изрядной фантазией в области воспитания подрастающего поколения. Дело происходило зимой этого года, когда по каким-то причинам в интернате случились перебои с горячей водой. Трое подростков не придумали ничего лучше, как слить из батареи горячую воду и умыться ею. Наказание последовало незамедлительно и происходило опять же в кабинете руководителя интерната. На глазах у четверых других воспитанников директор приказал виновным раздеться догола. А дальше лучше процитировать официальный документ:

«При помощи дубинки черного цвета, похожей на дубинку, которую применяют сотрудники милиции, стал наносить вышеуказанным несовершеннолетним удары по спине, бедрам, ягодицам. Кроме того, кулаком нанес каждому несовершеннолетнему удар в область грудной клетки».

Статья, предъявленная директору интерната, та же — 365, ч.2.

Не исключено, конечно, что начальнику над тремя с лишним сотнями сирот совершенно случайно попалась под руку «дубинка черного цвета, похожая на милицейскую», невесть как оказавшаяся в его кабинете. Или он так опасался за свою безопасность, что принес ее?

Интересно, а из-за чего сбежали несколько других воспитанников интерната, которые сейчас находятся в розыске?

Сиротские деньги

А вообще дела здесь творятся интересные.

Несчастные случаи происходят везде, в том числе и казенных домах для детей. Но история с шестнадцатилетним Денисом, воспитанником этого же интерната, неприятна не самим фактом происшествия, а тем, в какой форме попыталось преподнести ее руководство. Одно дело, когда расшалившийся подросток залез куда не следует и пострадал по собственной неосторожности и глупости. Именно так в акте о несчастном случае, который произошел в апреле этого года, изобразили происшествие. Мальчик самовольно, без ведома воспитателя во время перемены залез на разбирающееся здание, расшатал балку, которая свалилась, придавив подростку ногу. Но после показаний самого Дениса и его товарищей выглядеть все стало иначе: они работали, разбирая старое здание на камни, которые понадобились для строительства забора. Денис стукнул топором по камню, и на него съехала железобетонная плита, размозжив стопу и поломав пальцы.

В конце прошлого года прокуратура города, где располагается интернат, провела проверку по коллективной жалобе воспитанников и установила, что директор «использовал предоставленные ему полномочия в корыстных целях, во вред интересам подопечных воспитанников».

Детям, у которых умерли мать или отец, государство исправно начисляет пенсию по утрате кормильца каждому на отдельный счет. Воспользоваться этими деньгами можно с согласия опекуна, которым в данном случае считается руководитель школы-интерната. Ничего необычного не было бы в двух заявлениях двенадцатилетнего Роберта Н. с просьбой о снятии 50, а затем 100 гривен — на покупку свитера, нижнего белья, брюк, школьных принадлежностей. И ничего удивительного, что эти суммы были сняты с его личного счета. Вот только сам Роберт Н., когда писались заявления и снимались деньги со счета, уже несколько месяцев как находился в бегах и до настоящего времени не обнаружен. Получается, либо директор запамятовал о сбежавшем мальчишке и не глядя подмахнул неизвестно кем написанное заявление, либо дал согласие провернуть эту операцию.

За меньшее смещали с должности

Двадцать тысяч гривен меньше чем за два года были сняты со счетов воспитанников. Заявления, написанные детьми, имеются. Куда пошли эти деньги? На приобретение личных вещей, предметов личной гигиены, школьных и канцелярских принадлежностей — это еще как-то можно понять. Но вот продолжение списка: предметы для хозяйственных нужд (ведра, совки, замки), строительные материалы для ремонта помещений школы-интерната (обои, клей, краска, тюль)… Кстати, дети в интернатах находятся на полном государственном обеспечении — от одежды и обуви до зубных щеток, ручек и тетрадок. И уж, конечно, ремонт должен производиться не за их счет.

Во время любой проверки можно найти нарушения — вроде «фактов ненадлежащего питания воспитанников, ненадлежащего обеспечения их средствами гигиены и одежды». Часто имеются претензии к руководителям относительно контроля за закреплением жилья для сирот и растущих без родителей детей. Порой дело доходит до суда.

Например, директору другого крымского интерната обнаруженные нарушения — «непринятие мер по своевременному назначению пенсий воспитанникам-инвалидам и имеющим право на пенсию по утере кормильца» — стоили должности. Сумма безвозвратно утраченного — денег, которые могли поступить на счета, но теперь дети их уже не получат, — 30 тысяч 653 гривни. Суд окончился в мае этого года и принял решение взыскать всю сумму в пользу воспитанников с директора. А между тем руководитель при вступлении в должность получил в наследство кучу хозяйственных проблем, на решение которых уходило основное рабочее время. Как он сам признавался, было не до бумаг: пришлось реанимировать отопительную систему, запасаться продуктами, ремонтировать помещения.

Чем закончится другой суд, над директором, обвиняемым, помимо избиения воспитанников, в должностном подлоге, подделке документов, использовании опеки в корыстных целях во вред подопечному, пока неизвестно. В Министерстве образования АРК выдвинутые прокуратурой обвинения восприняли как нападки на хорошего руководителя и отличного хозяйственника, на плечах которого держится интернат.

НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА Первая Крымская

Читайте также: