«Реформы органов правопорядка особенно трудны». Как это происходит в Швейцарии

В стране насчитывается около трёх сотен полицейских подразделений разного уровня (федеральный центр, кантон, муниципалитет). И на них приходятся всего шесть учебных центров. Keystone / Denis Balibouse

Эксперт-криминолог и специалист по проблемам совершенствования работы правоохранительных органов Швейцарии Фредерик Майяр (Frédéric Maillard) говорит, что прицельная работа с сотрудниками швейцарских органов правопорядка резко сократила количество случаев так называемого «расового профилирования» и полицейского насилия, но то, что происходит за кулисами, порой вызывает у экспертов серьезное беспокойство. А реформы особенно трудно осуществлять именно в области органов правопорядка.

В интервью порталу швейцарского онлайн-иновещания SWI swissinfo.ch Фредерик Майяр рассказал о состоянии швейцарских органов правопорядка на фоне глобальных призывов к реформированию правоохранительных органов. Он является экспертом и консультантом в области проблем, связанных с работой органов правопорядка, в газете Le Temps ведет свою собственную тематическую колонку.

swissinfo.ch: В 2015 году Вы писали, что «расовое профилирование», то есть подозрение в совершении правонарушений только на основании расовой принадлежности данного лица, а также расовая дискриминация в швейцарской полиции представляют собой очевидную проблему. Прошли годы. Насколько актуальны ваши утверждение сегодня? Что делают внутренние контрольные и надзорные органы в полиции для решения данной проблемы?

Фредерик Майяр: Сейчас уменьшилось как количество случаев насилия со стороны сотрудников полиции, так и число случаев явного «расового профилирования». Все это стало результатом прицельной просветительской и образовательной работы с сотрудниками правоохранительных органов Швейцарии. В стране сейчас насчитывается около трёх сотен полицейских подразделений разного уровня (федеральный центр, кантон, муниципалитет). И на них приходятся всего шесть учебных центров, причем их работу координирует одна единственная структура. Тем не менее мы все-таки смогли сформировать единый подход к обучению персонала.

Кроме того, значительную роль в плане сокращения числа случаев «расового профилирования» сыграла Ст. 261 швейцарского УК, прямо запрещающая расовую дискриминацию. Но по-прежнему существует проблема расистских и дискриминационных высказываний, которые некоторые сотрудники позволяют себе в рабочей обстановке между собой: в раздевалке, на летучках или же в своих патрульных машинах, а иногда и в ходе обысков и арестов. Часть полицейских сотрудников в этом отношении проявляет излишнюю жесткость и самоуверенность. Конечно, они не станут говорить такие оскорбительные вещи публично, когда люди смотрят на них или снимают их на камеру.

Но с момента гибели Джорджа Флойда в США до меня уже дошло немало сигналов непосредственно от самих полицейских, которые рассказывали мне о крайне малоприятных вещах с расистским подтекстом, происходящих в отделениях полиции. Есть еще полицейские, которые считают: «Пускай мне нельзя бить людей, но я вполне могу высказать им все, что думаю об их расе, за закрытыми дверями». Это явное нарушение Ст. 261 УК. Но, оставаясь среди своих, некоторые сотрудники вполне считают себя вправе закрыть на закон глаза.

По этой причине я считаю необходимым удвоить продолжительность обучения сотрудников полиции с нынешних двух лет до четырех. Это повысило бы средний образовательный уровень швейцарского полицейского до среднего специального, приравняв его к медицинским или социальным работникам. Дополнительное образование и курсы повышения квалификации усилили бы их способность к саморефлексии, повысили бы уровень их социальной и поведенческой компетенции, улучшилась бы и степень их осведомленности в области основ государства и права Швейцарии.

swissinfo.ch: Еще один вопрос, который часто возникает: разрешено ли частным лицам снимать полицейских? И широко ли используются камеры для автоматической регистрации действий полиции при патрулировании?

Фредерик Майяр: Съемки полицейских операций в целом разрешены. Мы обсуждаем этот вопрос уже четыре года, но до настоящего времени пока нам так и не удалось добиться принятия соответствующего федерального закона по этому вопросу, хотя мы и исходим из того, что в ближайшие один-два года какое-то решение принято все-таки будет. Но пока все шефы кантональных полицейских ведомств едины в том, что в Швейцарии такие съемки разрешены.

Однако есть два исключения: съемки не должны препятствовать работе полиции, а видеоматериалы не должны распространяться по любым каналам, особенно если участвующие в них сотрудники полиции или место съемки могут быть четко идентифицированы. Но в целом граждане имеют право снимать милицию и показывать отснятый материал, например, судье.

Полицейские могут попросить людей перестать снимать на том основании, что съемки-де мешают работе. И здесь, конечно, есть шансы злоупотреблений. Тут всё дело заключается в сложной технике, и это как раз еще одна причина, по которой двух лет обучения для сотрудников полиции, на мой взгляд, недостаточно. Сейчас в Швейцарии существует несколько пилотных проектов в области использования нательных камер в работе полиции.

Я, кстати, против систематического использования таких камер рядовыми полицейскими, поскольку есть риск их превращения в бездушных роботов. Кроме того, камера как инструмент надзора может вызвать у сотрудников чувство, что им не доверяют, а это, в свою очередь, только лишний раз будет подталкивать их к злоупотреблению своей властью, чтобы, так сказать, компенсировать личную неудовлетворенность ситуацией.

swissinfo.ch: Что необходимо для того, чтобы изменить укоренившиеся в сфере полиции взгляды на вопрос расы и соответствующие практики ведения оперативной работы? Насколько влияют на швейцарских полицейских такие инциденты, как, например, сейчас в США — инцидент с гибелью Д. Флойда?

Фредерик Майяр: Сейчас все больше и больше прежде всего молодых полицейских и прежде всего женщин-полицейских реально хотят изменить ситуацию, озвучив и решив проблемы, существующие в полиции. В последнее время я также получил много обращений от полицейских, которые хотели бы продемонстрировать свою солидарность с демонстрантами, выступающими против расизма, опустившись на колено или надев черную ленту на время патрулирования на улице. Но в целом полицейские, как и военные, крайне консервативны, и неохотно идут на какие-то перемены и реформы.

 Фредерик Майяр. Niels Ackermann / Lundi13

Их реакция ограничивается утверждениями о том, что, мол, в реформах нет никакой необходимости и что «тут вам не там». Я работаю вместе с психологами и социологами, которые, как и я, понимают, что, к сожалению, для того, чтобы что-то изменить, нам всегда нужен серьезный инцидент или какое-то трагическое событие. У нас были серьезные инциденты в Швейцарии. Двое лиц африканского происхождения погибли недавно в результате инцидентов с участием полиции города Лозанна.

Но расследование еще не завершено, поэтому мы не можем сказать однозначно, было ли это насилие со стороны полиции или нет. В целом же сотрудники ощущают себя такими избранными людьми, и они редко ставят себя или полицию как общественную структуру под вопрос.

Полицейский корпус не должен зарабатывать прибыль, на него не распространяются законы свободной рыночной конкуренции. С точки зрения интересов государственной службы тут никаких проблем нет, но это, как правило, не очень помогает, если мы действительно стремимся к изменению менталитета сотрудников или если мы хотим реформировать менеджмент.

На стороне полиции стоит закон, а так же оперативные полномочия, которыми не обладает ни один другой гражданский служащий или гражданин страны. Поэтому я считаю совершенно необходимым в качестве своего рода противовеса создать независимый орган внешнего надзора за деятельностью полиции.

swissinfo.ch: А разве такого органа до сих пор не было создано? 

Фредерик Майяр: В данный конкретный момент — ничего подобного нет. Существует только внутренний контроль. Из 300 полицейских подразделений, существующих в Швейцарии, только три находятся под надзором какого-то контрольного органа. Например, полиция Женевы — а Женева это один из самых интернациональных регионов нашей страны — имеет такой контрольно-надзорный орган. Но он тоже является своего рода органом внутреннего контроля.

Я сам обучил уже три с лишним тысячи женевских полицейских и я знаю, что многие из них склонны к насилию или же являлись «проблемными сотрудниками». Но и в целом: если где реформы и проходят особенно тяжело и сложно, то именно в области швейцарских правоохранительных органов.

swissinfo.ch: А что говорят сами сотрудники полиции о своей работе? Каковы основные проблемы, с которыми они сталкиваются, с их точки зрения?

Фредерик Майяр: Недавнее исследование проф. Магдалены Бурбы (Magdalena Burba) в Университете Лозанны, основанное на данных опросов семи сотен полицейских из франкоговорящей Швейцарии, показало, что основной причиной неудовлетворенности полицейских своей работой является внутренняя жесткость их организационных структур.

В своей работе я также обнаружил, что разочарование сотрудников полиции и их чувство неспособности изменить что-то в своем поведении очень тесно связаны с изолированными, негибкими и иерархическими структурами менеджмента и управления. Профессиональное развитие сотрудников полиции, оценка их эффективности и заработная плата зависят ведь от жесткого набора стандартов и регламентов.

Поэтому часто сотрудники отказываются соблюдать их и делают выбор в пользу прямых и более эффективных, с их точки зрения, методов и действий, поскольку те реально приводят к более быстрым результатам, давая более качественные оперативные статистические итоговые показатели — а этого от современных полицейских, собственно, и требует начальство.

Автор: ВЕРОНИКА ДЕ ВОР; SWI swissinfo.ch

Читайте также: