ЮЩЕНКО «УСПОКОИТ» ГЕНПРОКУРАТУРА

Сторонников лидера «Нашей Украины» пытаются утихомирить в уголовном порядке

Зачем изобретать велосипед, если уже есть мотоцикл. Никто, в принципе, и не ожидал, что кадровые перестановки в генпрокуратуре уменьшат степень заполитизированности ведомства и направят его работу в мирное — в отношении оппозиционных политиков — русло. Действительно, замена Потебенько Пискуном не добавила ГПУ прозрачности, каждый ее шаг по-прежнему делается в направлении, избранном указующим перстом Банковой. Сейчас он направлен в сторону самого умеренного из оппозиционеров — Ющенко. Чтоб одумался.

После широкомасштабной войны компроматов перед парламентскими выборами-2002 банк «Украина» неизменно будет связываться с именем экс-премьера, экс-главы Нацбанка Виктора Ющенко. И против какой бы из причастных к банкротству «Украины» структур ни заводилось уголовное дело, фамилия лидера «НУ» всплывет обязательно. Тот факт, что Генеральная прокуратура решила вернуться к злосчастному банку «Украина» в день акции протеста (именно 16 сентября было заведено очередное уголовное дело в отношении служебных лиц исполнительной дирекции банка «Украина» по статье 364 Уголовного кодекса), наблюдатели связывают с решением Ющенко занять место в рядах организаторов этой акции. Хотя никакой прямой зависимости между событиями, разумеется, нет.

Исполнительную дирекцию банка — структуру Агентства по вопросам банкротства — обвиняют в присвоении с 4-го квартала 2001 года по 2-й квартал 2002 года 17,639 млн. грн. По мнению ГПУ, деньги истрачены на содержание аппарата дирекции. На тот период «Украиной» от Агентства занимался Константин Русалин. В декабре прошлого года министр экономики Александр Шлапак временно отстранил Русалина от исполнения обязанностей руководителя Агентства по вопросам банкротства — ликвидатора банка «Украина». Министр принял это решение по просьбе руководства Национального банка после того, как президент Украины раскритиковал деятельность ликвидационной комиссии. Как отмечают наблюдатели, г-н Шлапак пошел навстречу требованиям Нацбанка об отставке Русалина только после того, как речь зашла о возможном рассмотрении парламентом вопроса о привлечении Александра Шлапака к ответственности за «отсутствие контроля деятельности подчиненного министерству ликвидатора банка «Украина». Официальной же причиной отстранения Русалина стало существование конфликта интересов главы ликвидатора с банком «Украина». Тогда же глава НБУ Владимир Стельмах сообщил, что Русалин и его жена были учредителями компании «Топ-Транс», взявшей долгосрочный кредит на сумму 350 тыс.грн. в банке «Украина». А еще раньше руководитель парламентской следственной комиссии Виктор Король обвинил Русалина в нецелевом использовании средств и дал негативную оценку деятельности ликвидатора банка, в частности, по вопросу возвращения денег вкладчикам.

Неужели на расследование этих, озвученных много месяцев тому назад, обстоятельств потребовалось более года? Ответов может быть несколько, но все они, по мнению политологов, сводятся к одному выводу: ГПУ ждала нужной конъюнктуры момента. Вспомним хотя бы историю с расследованием обстоятельств банкротства банка «Украина». Информация о том, как продвигается следствие, выдается порционно и приурочена к таким знаменательным датам, как выборы. Да и используется она не для раскрутки скандала, «закруглять» который кому-то, видимо, невыгодно, а то и — при нынешних политических раскладах — невозможно. Такие дела можно тянуть десятилетиями и доставать их с полки, когда нужно прищемить кое-кому хвост, убежден главный редактор журнала «Политическая мысль» Александр Дергачев.

Той же точки зрения придерживается, кстати, и сам обвиняемый. Константин Русалин считает все обвинения в свой адрес «целенаправленной политической акцией, цель которой состоит в дискредитации ликвидатора». Напомним, еще в зародыше скандала, связанного с Агентством по банкротству, Константин Русалин утверждал, что его деятельность стала опасной для структур, интересы которых лоббирует парламентский следователь Виктор Король. Речь шла о народном депутате Екатерине Ващук и о бывшем заместителе председателя правления банка «Украина» Викторе Ющенко. Тот же аргумент, впрочем, выдвинул и сам Виктор Король, комментируя «наезд» Русалина. По его информации, глава Агентства по банкротству владеет информацией о злоупотреблениях банковскими средствами со стороны высоких должностных лиц, в том числе Ющенко.

Понять, кто кого лоббирует во всех этих скандальных перипетиях расследования обстоятельств банкротства банка «Украина», сложно. Зато очевидно, что эстафетной палочкой во взаимных обвинениях всех политических сил, окруживших следствие по «Украине», служит фигура Ющенко. Более того, наблюдатели отмечают, что за последние год-полтора никаких новых поворотов в деле банка «Украина» не произошло. Отставку, а теперь и заведение уголовного дела против Русалина большинство политологов рассматривают как очередной выброс компромата, призванный то ли дискредитировать, то ли угомонить отдельных фигурантов скандала.

В той же плоскости лежит и «дело «Энергоатома». Уголовное дело против его экс-руководителей, назначавшихся еще во времена премьерства Ющенко, было заведено как раз накануне сентябрьской акции протеста. Дело возбуждено по статье 364 ч. 2 Уголовного кодекса Украины — «злоупотребление властью или служебным положением, повлекшее тяжелые последствия». При этом убытки, нанесенные государству действиями бывших руководителей «Энергоатома» в период с 1998 по 2001 год, оцениваются в 200 млн. грн.

Хотя сама ГПУ конкретных фамилий не называла, по данным информированных кругов, речь идет о Николае Дудченко и Юрии Недашковском, руководивших компанией до 2002 года. По мнению аналитиков, в деле могут также фигурировать фамилии «нашеукраинцев» — народных депутатов Николая Мартыненко и Давида Жвании. Речь может идти о проведении г-ном Мартыненко — бывшем руководителе ОАО «Торговый дом» — финансовых операций с облигациями государственного валютного займа на сумму более $105 млн. В результате этой сделки на украинские АЭС было поставлено ядерное топливо на 232 млн. грн., а комиссионные посредникам (110 млн. грн.), пошли на счета фирмы Давида Жвания «Бринкфорд». При этом, по данным КРУ, посредник на реализации электроэнергии заработал в 50 раз больше, чем сам производитель.

Комментируя факт появления уголовного дела по «Энергоатому», наблюдатели подчеркивают, что фамилии основных его действующих лиц принадлежат либо сторонникам, либо членам «Нашей Украины». Так, еще в ходе парламентских выборов, атомные энергетики не сумели (или не захотели) отдать голоса за пропрезидентский блок «ЗаЕдУ». Именно это, как комментировали в свое время политологи, стало причиной отстранения Недашковского от руководящей должности в НАЭК.

«Дело «Энергоатома» было заведено в начале сентября — до акций протеста. А в день самой акции, когда стало известно, что Ющенко, несмотря на сигналы, которые подавали ему ГПУ и налоговая, все-таки вышел на баррикады, Генеральная прокуратура решила заняться «нашеукраинцами» вплотную. Так, по словам заместителя генпрокурора Татьяны Корняковой, на этой неделе ГПУ дала областным прокуратурам «определенные поручения», касающиеся уголовного дела НАЭК «Энергоатом». «Пока задержанных по этому делу нет, но они, я уверена, будут», — мрачно пообещала представитель Генпрокуратуры.

Уверенность замгенпрокурора разделяют и независимые наблюдатели, отмечающие чрезмерную заполитизированность этого органа. В то же время, сомнительно, что в списке будут фигурировать члены «Нашей Украины» — народные депутаты. Во-первых, парламент практически наверняка не даст согласие на снятие с них депутатской неприкосновенности. А неудачное рассмотрение такого пикантного вопроса уменьшает вес ГПУ в политической системе в целом. Во-вторых, как уже неоднократно отмечалось, ГПУ предпочитает использовать уголовные дела на отдельных политиков в качестве «крючка», на который насажены политические силы. Эти дела прячутся и достаются из стола в наиболее ответственные моменты, когда политики перестают прислушиваться к «голосу разума». Тогда в ход идет сила.

Впрочем, в данной ситуации реальность атак компромата на отдельных политиков и бизнесменов из «НУ» зависит от линии поведения Виктора Ющенко. И, не исключено, что именно эти депутаты будут лоббировать выгодную им, ГПУ и противникам Ющенко схему развития событий. В то же время, пока не идет речь о переизбрании парламента и над ними не висит угроза снятия депутатской неприкосновенности, оппонентам Ющенко стоит поискать другой, более убедительный «крючок». Возможно, даже с наживкой.

Илонна Заец, «Контекст»

Читайте также: