ДЕТИ — ЖЕРТВЫ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ

Судебные заседания по таким делам ведутся за закрытыми дверями. И все равно они становятся нелегким испытанием для пострадавших: приходится снова в подробностях вспоминать то, что хочется быстрее забыть. Тем более, что жертвы — дети, а подсудимые — их отчимы и родные отцы. В одном только Симферополе суды сейчас рассматривают несколько дел о сексуальном насилии над несовершеннолетними, которое совершили самые, казалось бы, близкие для них люди.Может быть, Сергей В. был искренен, когда говорил, что мечтает о настоящей семье. Поэтому его не отпугнула перспектива соединить судьбу с женщиной, имеющей сына-подростка. Только вот он не собирался посвящать гражданскую жену в важный факт своей биографии — ни слова не сказал о том, что был судим и отбыл срок. А посадили его за развратные действия в отношении четырехлетнего ребенка.

Сорокалетнему Сергею, который несколько лет был презираемым и угнетаемым существом (отбывающие наказание в колонии очень не любят осужденных за насилие над детьми), теперь очень хотелось, чтобы боялись его. Поэтому маска примерного семьянина слетела быстро: Сергей начал выпивать, бросил работу и без всяких угрызений совести существовал на деньги, которые приносила женщина. Начались ссоры, иногда переходящие в драки. Одна из них закончилась вызовом милиции. Когда правоохранителям удалось проникнуть в квартиру, оказалось, что «отец семейства» успел скрыться.

Пока его разыскивали, выяснились шокирующие подробности отношения мужчины к пасынку. Мальчик и раньше намекал матери, что ее сожитель «пристает», но женщина и подумать не могла, что эти жалобы можно истолковать в сексуальном смысле. Эти приставания в конце концов закончились тем, что основательно выпивший В. вступил с ребенком в половые отношения против воли мальчика.

Только что закончен судебный процесс и в отношении мужчины, который в качестве сексуального объекта рассматривал… собственную дочь. Она начал приставать к ней с восьмилетнего возраста: раздевал, заставлял трогать себя. Один раз, по словам девочки, даже вступал с ней в половую связь — правда, экспертиза этого не подтвердила. Почти пять лет девочка молчала, понимая, что происходит что-то ненормальное, но признаться стыдилась. Да и боялась, что вечно занятая на работе мама просто не поверит ей. Возможно, что эта история, даже дойдя до мамы, осталась бы чисто семейным достоянием, не доведенным до уголовного дела и судебного разбирательства. Так поступают нередко: когда боятся огласки или желают сохранить семью любым путем. Но в этом случае первыми об отношении отца к ребенку узнали люди посторонние. Девочке необходимо было с кем-то поговорить, рассказать о том, что с ней делал родной папа, — и она поделилась своей тайной с подругой. А та уже сообщила взрослым.

Помощник прокурора Центрального района Симферополя Лилия Марухина отметила, что каждое подобное дело расследуется очень тщательно: ведь не исключено, что ребенок может придумать правдоподобную историю о приставаниях или нарочно оговорить взрослого, с которым у него возникают конфликты. А срок обвиняемому грозит серьезный: до 12 лет лишения свободы. Но в перечисленных выше случаях сомнений не было: такие подробности детям не придумать.

Сексуальные поползновения в отношении родных или приемных детей совершаются чаще всего в тех семьях, где «отцы семейств» злоупотребляют спиртным. В практике Лилии Марухиной был случай, когда отец изнасиловал дочь… случайно. Выпил, захотелось женской ласки, и, думая, что ложится в постель к жене, он улегся рядом с несовершеннолетней дочерью.

Еще один симферопольский случай (дело сейчас рассматривается в суде) связан с сексуально озабоченным отчимом. Причем он в семью пришел давно и фактически помог матери вырастить двух дочерей. А потом вспомнил, что он им не только «папа», — и стал приставать к старшей девочке. Эротические фантазии просыпались в нем после обильной выпивки. А так как пил он довольно часто и не работал, нетрудно было выбрать время, чтобы остаться наедине с падчерицей. Запугать подростка и заставить выполнять свои желания было нетрудно, со временем он стал удостаивать своим вниманием и младшую девочку — правда, только ощупывал ее и заставлял трогать свое тело. А потом отчим решил, что старшая вполне созрела для «взрослых» отношений, и изнасиловал ее. Несколько месяцев прошло, прежде чем мать заподозрила, что ее муж испытывает к падчерицам совсем не отцовские чувства, и начистоту поговорила с девочками.

В год в Крыму расследуется несколько десятков уголовных дел, связанных с насилием над несовершеннолетними, и все-таки чаще всего в качестве обвиняемых выступают люди посторонние. Нередко такие истории заканчиваются очень трагично. В минувшем году двое — маленький ребенок и подросток — погибли в результате преступлений на сексуальной почве. «1К» писала уже о 4-летней девочке из Джанкоя, умершей от кровотечения после того, как ее изнасиловал сожитель матери, и о воспитаннице евпаторийского интерната, зарабатывавшей деньги своим телом. Стала эта девочка жертвой намеренного убийства или очередной клиент задушил ее «в порыве страсти», пока неизвестно.

Сейчас в прокуратуре Центрального района Симферополя расследуется дело, главный фигурант в котором — взрослый человек, насиловавший ребенка не просто с целью полового удовлетворения, но и наказания ради. 22-летний бомж верховодил группой беспризорных мальчишек, ему они отдавали «процент» от заработанного (или выпрошенного, или украденного). Одного из «подчиненных» «командир» наказывал, заставляя вступать с ним в половые отношения. А остальных мальчишек насильник заставлял смотреть на «наказание»: дескать, попробуете обмануть — с вами будет то же самое.

Для многих детей изнасилование становится травмой на всю жизнь. И не только потому, что они долго чувствуют себя грязными, испорченными. Специалисты-психологи считают, что люди, подвергавшиеся в детстве насилию, очень часто сами становятся насильниками. Они хотят повторения травмирующей ситуации, только теперь стремятся оказаться на месте сильного.

Наталья Якимова Первая Крымская

Читайте также: