Нужны подсадные утки!

Правоохранители придумали, как раз и навсегда покончить с коррупцией. С подачи министра МВД России Рашида Нургалиева нормотворцы вновь заговорили о таком действенном способе добывания информации и доказательной базы в сложных делах, как оперативное внедрение. Первыми забили тревогу некоторые депутаты Госдумы и чиновники, лоббирующие интересы криминалитета. Самым, пожалуй, известным примером оперативного внедрения в России является внедрение Володи Шарапова в ОПГ Горбатого из фильма Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя». Как видно, метод внедрения давно показал свою эффективность. Если его использовать в борьбе с коррупцией, после разоблачения ряда таких цепочек купленные чиновники начнут видеть в каждом взяткодателе внедренца. Тогда, может, они начнут-таки исполнять свои обязанности не за мзду, а за зарплату. Да и криминалитет перестанет рваться во власть как в прибыльный бизнес.

Однако собирать доказательную базу по коррупционным делам тяжело — часто бывает, что граждане сначала долго жалуются на чиновника-вымогателя, а как дело доходит до заявления в милицию, так потерпевшие отказываются даже давать официальные показания и свидетельствовать в суде. Тем более, что сами бывают не без греха — боятся последствий со стороны участников коррупционной цепочки. Остается внедряться самим сотрудникам милиции и спецслужб, а это не так-то просто.

Дело «Вирус»

В 2000 г. сотрудник милиции УВД Приморского края пытался собрать информацию и задокументировать факт получения взяток экс-мэром г. Владивостока, ныне депутатом Государственной Думы Виктором Черепковым. На операцию под рабочим названием «Вирус» милиция потратила сумасшедшую по тем временам сумму денег. В результате сотруднику даже удалось сунуть тогдашнему главе города за положительное решение вопроса кругленькую сумму, а также дорогие часы. Однако дело, как сегодня утверждают правоохранители, развалилось в суде чисто из-за процессуальных ошибок, допущенных в процессе предварительного расследования. Более того, несколько сотрудников милиции оказались на скамье подсудимых за «фальсификацию» дела, и их за это лишили свободы на несколько лет.

Выходит, что настоящее законодательство хоть и предусматривает оперативное внедрение, но совсем не защищает внедрившихся сотрудников даже от самого закона. Например, ныне действующий закон «Об оперативно-розыскной деятельности» глух к сотрудникам спецслужб, когда им приходится под влиянием обстоятельств присутствовать при совершении преступлений членами ОПГ, в которую он внедрился, или делать вид, что преступают закон. Ярким примером может служить дело полковника милиции Виталия Чанаева, внедрявшегося в группировку торговцев наркотиками более 3 лет назад.

Чужой

Старшему оперуполномоченному по особо важным делам группы оперативного внедрения управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) УВД Приморского края Виталию Чанаеву нужно было проникнуть «под легендой» в группировки, которые занимались сбытом тяжелых наркотиков. По легенде Чанаев был крупным бизнесменом, которого заинтересовал наркобизнес. Статус богача руководство УБОПа подкрепило «сотым» «Лэнд Круизером».

Перед приобретением крупной партии героина Чанаев брал на пробу небольшую дозу и отправлял его в экспертно-криминалистический центр краевого УВД. Если эксперты подтверждали высокое качество, внедренец покупал 100 граммов, продавал, изображая наркодельца. Спустя несколько месяцев после внедрения в отношении милиционера возбудили уголовное дело за сбыт наркотиков.

«С одной стороны, все признаки преступления налицо, — рассуждают сегодня его коллеги, — но для того, чтобы «втереться в доверие преступников, порой необходимо делать то же, что и они, иначе это вызовет подозрение». Непосредственное начальство Чанаева не встало на защиту своего подчиненного. По мнению начальника УБОП УВД Приморского края Олега Ростовцева, даже внедряясь в криминальную среду, оперативник не имеет права заниматься преступной деятельностью, он может только имитировать ее.

Коллеги уволенного опера полагают, что с позицией начальника можно поспорить. При этом согласны в одном: Чанаев обязан был действовать в соответствии с заранее утвержденным оперативным планом и регулярно докладывать о своих действиях начальству. На деле их сослуживец недооценил значимость этой процедуры, потому и попал под суд.

А коррупция против!

Попадают сегодня под суд и те внедренцы, которые даже «понарошку» не совершают ничего противоправного. Так было с внедренным милиционером, на глазах которого члены ОПГ убили человека. У опера не было возможности предотвратить это убийство, а если бы он попытался этому противостоять, то просто выдал бы себя. Как известно, в таких случаях живыми рассекреченных «шпионов» не выпускают. В итоге, когда преступников «повязали», оперативника обвинили в соучастии в убийстве. Ни на следствии, ни на суде милиционер оправдаться не мог. Суд признал его виновным и отправил в колонию коротать срок.

Эта история еще раз подтверждает, что в сегодняшние законы нужно вносить коррективы, после чего милиционеры будут защищены при оперативном внедрении. Такая перспектива, мягко говоря, расстраивает тех, кто уже вкусил запретный плод взяток, «откатов» и т.п.

Пока идут споры в стане нормотворцев, подготовка для оперативного внедрения идет полным ходом. Вновь созданная структура оперативного внедрения в составе милиции работает более 3 лет. С того же момента сотрудники этого подразделения всех регионов страны обучаются на курсах актерского мастерства. Мастер-классы проводит известный режиссер одного из столичных театров, давно специализирующийся на подготовке сотрудников спецслужб. На занятиях выявляют талантливых в этом смысле сотрудников, чтобы в ближайшем будущем внедрить в коррупционное логово. Правда, чем это закончится для оперативников, пока не знает ни один талант.

Ольга Пак, ZRPRESS

Читайте также: