«Кручу-верчу…». Как чиновники мэрии Одессы купили старый аэродром для кладбища, переплатив в 10 раз

Западное кладбище. Одесса. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Серый мерседес медленно, но уверенно объезжает оранжевые конусы. Уроки вождения на старой взлетно-посадочной полосе аэропорта «Застава» проводятся регулярно, хотя покрытие тут не самое удобное — щебень «грызет» колеса. Когда асфальт был получше, здесь каждую пятницу проходили гонки. Но это не единственная причина, по которой перестали проводить шумные вечеринки на колесах. Город выкупил аэродром для того, чтобы за счет его территории расширить Западное кладбище. Могилы, вырытые в 2017-2018 годах, находятся метрах в двадцати от взлетки.

«Здесь тихо, спокойно, ничего не мешает и все видно, — рассказывает водительница мерседеса по имени Олеся. — А мертвые? Мертвые не встанут».

В издании «Ґрати» рассказывают, сколько стоит превратить аэродром в кладбище и как можно за это поплатиться.

Кладбище одесской авиации

Бывшая взлетная полоса аэропорта «Застава». Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Бывшая взлетная полоса аэропорта «Застава». Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Западное кладбище — самое молодое в Одессе, его создали в 2000 году. Это единственное место в городе, открытое для новых захоронений. На остальных кладбищах можно хоронить только на семейных участках и только если с момента последнего захоронения прошло больше 20 лет.

В пояснительной записке к детальному плану территории за 2016 год сказано, что изначально планировалось построить три новых кладбища на сельскохозяйственных землях за пределами города. Но этого не произошло «в связи с трудностью отчуждения сельскохозяйственных земель». Тогда новое кладбище решили создать на 210 гектарах бывшего аэропорта «Застава», в санитарно-защитной зоне аэропорта «Одесса», где невозможно было разместить жилые строения.

В 2016 году на Одесском кладбище закончилось место и горсовет решил увеличить его площадь. Для этого мэрия выкупила у авиакомпании «Одесса» «нежилую недвижимость общей площадью более 6 тысяч квадратных метров, расположенную на 141 гектарах земли». Глава департамента коммунальной собственности Алексей Спектор заявлял, что это позволит расширять кладбище еще 10-15 лет. Военная прокуратура при этом утверждала, что аэродром «Застава» имеет стратегическое значение как запасной для Воздушных сил Украины, и сносить его нельзя.

Схема преступления

Глава департамента коммунальной собственности Алексей Спектор. Фото с его страницы в Фейсбуке

Глава департамента коммунальной собственности Алексей Спектор. Фото с его страницы в Фейсбуке

В октябре 2016 года военная прокуратура начала расследовать, при каких обстоятельствах произошел выкуп земли. В 2018 году дело передали детективам НАБУ. Спустя два года экспертиза, проведенная экспертно-криминалистическим центром МВД в рамках расследования антикоррупционного бюро и прокуратуры, показала, что реальная цена выкупа составляет около 15 миллионов гривен, в то время как одесская мэрия заплатила почти в 10 раз больше — 146 миллионов.

Следствие считает, что именно Спектор придумал преступную схему. Он привлек адвоката Андрея Вирченко, который стал новым учредителем и директором авиакомпании «Одесса» незадолго до выкупа. В июне 2016 года Спектор подготовил проект решения о согласии на приобретение зданий и сооружений авиакомпании. Этот проект должны были согласовать депутаты комиссии по вопросам коммунальной собственности.

Председатель комиссии Василий Шкрябай организовал заседание в тот же день, как поступил проект. Его рассматривали без сопровождающих документов, хотя это и требовалось по регламенту. На комиссии выступал лично Спектор, а Шкрябай призвал «поддержать коллегу». Через неделю комиссию снова созвали, чтобы исправить описки перед тем, как вынести проект на сессию горсовета 30 июня 2016 года.

Чтобы выкупить землю, департамент коммунальной собственности должен был провести независимую оценку имущества бывшего аэропорта. Вместо этого Андрей Вирченко обратился к частной оценщице Инне Стефанович, с просьбой оценить недвижимость и земельный участок в 200 миллионов, но в итоге они сошлись на 146 миллионах. По версии следствия, недвижимость Стефанович оценила в 15 миллионов, а право потенциального пользования земельным участком — в 131 миллион. Прокуроры настаивают, что Одесский горсовет выкупил землю сам у себя, потому что она была в коммунальной собственности. При этом еще до проведения оценки, в начале июля, Спектор попросил у мэра Одессы Геннадия Труханова выделить на это дополнительные 150 миллионов.

18 сентября к делу подключили главу юрдепартамента горсовета Инну Поповскую. По версии следствия, она вносила правки, рецензировала проект решения, и фактически легализовала нарушения, заявляя, что это единственный правильный вариант для выкупа земель для кладбища.

В сентябре мэрия заключила два договора о купле-продаже с Вирченко, и 29 сентября ему перечислили 146 миллионов. Авиакомпания «Одесса» перевела полученные деньги на счет компании с одесской пропиской — «Ньюс Йорк Корпорейшн», а та вывела их через другие компании. Часть суммы, 49 миллионов, ушла на погашение кредитов.

Спустя четыре года

Гоночный трек и кладбище на месте бывшего аэропорта. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Гоночный трек и кладбище на месте бывшего аэропорта. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

14 мая 2020 года руководителю компании «Ньюс Йорк Корпорейшн» Диамиду Згоннику сообщили о подозрении. 15 мая — оценщице имущества директору ООО «Консалтинговая компания «Бюро оценки Стефанович» Инне Стефанович. 10 июня подозрение вручили директору департамента коммунальной собственности Одесского горсовета Алексею Спектору, председателю постоянной депутатской комиссии по вопросам коммунальной собственности Василию Шкрябаю, руководителю юридического департамента Инне Поповской и руководителю частной авиакомпании «Одесса» Андрею Вирченко.

Алексею Спектору, Василию Шкрябаю, Инне Поповской и Андрею Вирченко вменяют присвоение, растрату имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особенно больших размеров или организованной группой (часть 5 статьи 191 Уголовного кодекса Украины). Как рассказал корреспондентке «Ґрат» прокурор Валентин Мусияка, гособвинение будет доказывать сговор, в первую очередь, синхронностью действий и связями фигурантов.

Андрею Вирченко и Диамиду Згоннику также ставят в вину легазилацию доходов, полученных преступным путем (часть 3 статьи 209 УК).

Инне Стефанович вменяют служебный подлог (часть 1 статьи 366 УК).

Шкрябаю назначили залог в 10,5 миллионов, Вирченко — 6 миллионов, Спектору — 4,8 миллионов, Згоннику — 2,1 миллион, Поповской — 630 тысяч. Инне Стефанович меру пресечения не избирали, по словам Мусияки, для этого не было оснований.

7 октября шестерым подозреваемым открыли материалы следствия перед направлением обвинения в суд.

Это не первое уголовное дело Шкрябая и Спектора. Они также фигурируют в «деле Краяна» — о покупке одесской мэрией помещений бывшего завода «Краян» на улице Косовской за 185 миллионов гривен. В НАБУ считают, что реальная рыночная стоимость недвижимости  в два раза меньше. Шкрябая и Спектора в этом деле обвиняют все по той же статье о завладении имуществом путем злоупотребления служебными полномочиями (часть 5 статьи 191 УК). 9 июля 2019 года Малиновский райсуд Одессы признал их невиновными. Прокуратура подала апелляцию и сейчас дело рассматривают в апелляционной палате Высшего антикоррупционного суда. Кроме них в этом деле фигурируют также мэр Одессы Геннадий Труханов и вице-мэр Павел Вугельман. Хотя по схеме эти два дела похожи, по словам прокурора Валентин Мусияки, высшее руководство мэрии не обвиняют и по делу о Западном кладбище, потому что нет достаточных доказательств их вины — активнее всего продвигали вопрос покупки те сотрудники мэрии, которым вручили подозрение.

Мнение обвиняемых

Председатель постоянной депутатской комиссии по вопросам коммунальной собственности Василий Шкрябай. Фото: Думская

Председатель постоянной депутатской комиссии по вопросам коммунальной собственности Василий Шкрябай. Фото: Думская

Во время избрания меры пресечения адвокат Шкрябая Тарас Пошиванюк вспомнил о многочисленных судебных процессах за землю аэродрома. До 1991 года 331 гектар аэропорта «Застава» принадлежал одесскому объединенному авиаотряду. В 1991 году авиакомпания «Одесса» купила недвижимость аэропорта. В 2000 году Одесский горсовет отдал землю в пользование жилищно-коммунальных хозяйств. Авиакомпания обжаловала это решение в суде и в 2007 году его признали недействительным. Так он пытался обосновать необходимость выкупа земли мэрией.

По словам Пошиванюка, право владения землей без изменения ее назначения перешло к авиакомпании вместе с правом собственности. Но суды продолжались, и в 2011 году компания и город заключили мировое соглашение — мэрия обязалась не препятствовать в пользовании земельным участком.

Андрей Вирченко в комментарии «Ґратам» назвал НАБУ и САП «профессиональными манипуляторами, притворяющимися сотрудниками правоохранительных органов», и обвинил их в фальсификации материалов дела.

«Для того, чтобы эксперты выдали выгодное для НАБУ заключение, детектив не только не предоставил им все документы, имевшиеся в его распоряжении, но и безосновательно сделал правовой вывод, который затем почти без изменений лег в основу экспертного заключения», — рассказал Вирченко.

Суть позиции детективов, по его словам, в том, что у авиакомпании отсутствовали имущественные права, которые обязательно должны были оцениваться экспертами. Вирченко утверждает, что направил в НАБУ и САП ходатайства, в которых изложил основания и хронологию возникновения имущественных прав, но ходатайства не удовлетворили.

Адвокат Алексея Спектора Константин Дорошенко настаивал на том, что покупка земельного участка за 146 миллионов была единственным возможным выходом. По его словам, договориться с продавцом участка на цену в 10 миллионов гривен было невозможно, силой забрать землю — тоже.

Инна Поповская на суде по мере пресечения заявляла, что она не авторка и не участница решения о покупке. По ее мнению, собранные обвинением доказательства не касаются ее полномочий в мэрии. Ее адвокат Александр Лысак также сообщил корреспондентке «Грат», что, в целом, не видит состава преступления.

Автор: Анна Фарифонова; Ґрати

Читайте также: