СМЕРТЬ ВАЛЕРИЯ ПРЫЩИКА. Следствие ведут… А следствие ведут?

В понедельник 1 декабря в 22.00 в центре Киева из кустарного пистолета-пулемета расстреляли Валерия Прыщика, проходившего по оперативным сводкам как лидер одной из крупнейших ОПГ Киева. Идет следствие. Куда оно идет, в силу таинственности процесса – неведомо. Хотя, некоторые отголоски этих «исканий» улавливаются. Но внимательное наблюдение за следственным процессом вселяет опасение, что, во-первых раскрытие этого убийства никому не нужно. А во-вторых, истинные убийцы давно известны ,но есть основание считать, что к ответственности за убийство Прыщика будут привлечены посторонние люди.

В настоящий момент в Печерской прокуратуре Киева ведется опознание человека, которого водитель «Прыща» опознал как убийцу своего патрона. Этот человек также в свое время работал водителем Прыщика. Накануне мы проинтервьюировали подозреваемого в убийстве «Прыща».Вскоре после загадочного убийства Прыщика, сотрудники правоохранительных органов, занимающиеся расследованием убийства совладельца Троещинского рынка, ненавязчиво стали распространять среди контролеров рынка слух, что якобы Прыщика убил его бывший водитель. Некий Мустафаев Руслан Серверович, крымчанин 26-ти лет от роду. Житель Симферополя, некоторое время работал у Прыщика водителем, помощником юриста и курьером. Однако, с осени этого года вернулся в Симферополь. Мы встретились с этим человеком, небезосновательно предполагая, что Руслан в ближайшее время будет арестован. Или, что гораздо хуже – убит. Для чего убивают киллеров или тех, кого «назначают» киллерами, объяснять не нужно.

Мы долго пытались созвониться с Русланом, однако он избегал разговора, а его отец ничего сказать не мог, кроме того, что Руслан уже давно живет в Симферополе и у Прыщика не работает. Тогда мы выехали в Симферополь, однако Руслана там уже не оказалось. Он был задержан и вывезен некими правоохранителями в Киев. К счастью, нам удалось встретиться с Русланом Серверовичем, которого из Симферополя вывозили как профессионального киллера… в гостинице «У Валентины», что на Печерске. Мы были очень удивлены, узнав, что «опасный киллер» почему-то выпущен на подписку о невыезде и живет в гостинице, пусть и не совсем обычной, но без охраны. Подписок о неразглашении Руслан Серверович не давал, процессуальный статус его до сих пор не ясен и потому мы без малейшего зазрения совести передаем наш с ним разговор.

— Когда и при каких обстоятельствах Вы познакомились с Валерием Ивановичем Прыщиком и как складывалось ваше дальнейшее сотрудничество?

— В 2003 году, в конце февраля, начале марта я приехал в Киев на заработки. Устроился в юридическое бюро «Маяк» помощником юриста.

—Вы юрист по образованию?

— Нет, но так сложились обстоятельства, что я был одновременно и помощником юриста и водителем, и курьером. Проработав какое-то время, я познакомился в этом же бюро с Валерием Ивановичем Прыщиком. Однажды он попросил отвезти его на Троещинский рынок, после чего предложил помогать ему в качестве водителя. Мое начальство в «Маяке» не возражало, и я стал одним из его водителей. Со временем познакомился с его семьей, матерью, отцом, сестрой. Это было где-то в середине весны. Отношения с Валерием Ивановичем у нас были дружеские. Я приезжал к нему домой, он приезжал ко мне в Симферополь, познакомился с моими родителями. Он познакомил меня со своей мамой, со своим отцом, сестрой, братом Виталием, другими родственниками. Приглашал в Киев на работу мою маму.

— Каким образом Вы устроились на работу в фирму «Маяк»?

— Посоветовал один знакомый из Киева, который одно время жил у меня в Симферополе. Он хотел меня отблагодарить и сказал, что в этой фирме есть вакантное место.

— Вы исполняли в основном функции водителя при Прыщике?

— Да, водителя, курьера, работника юридического бюро «Маяк».

— Принимали ли Вы с Валерием Ивановичем участие в каких-либо противоправных действиях?

— Нет. Я выполнял обязанности только водителя, помощника юриста и курьера.

— Руслан, когда Вы работали у Валерия Ивановича, Вы наблюдали неприязненные отношения его с кем-либо из окружения?

— Нет, не наблюдал.

— До какого времени Вы работали вместе с Валерием Прыщиком?

— Я уволился где-то в конце сентября-начале октября. Точноe число я не помню, но в бюро «Маяк» должно храниться мое заявление об уходе.

— Из-за чего вы уволились из бюро «Маяк»?

— Здесь было много причин. Я думал, что смогу зарабатывать больше, но не получилось. С другой стороны, нужно было помогать родителям в Симферополе. Они уже пожилые люди, нужно было помогать им строить дом.

— Сколько Вы зарабатывали у Прыщика?

— 200 долларов в месяц. Но было тяжело, потому что приходилось снимать квартиру.

— Валерий Иванович не пытался предотвратить Ваш уход?

— Нет, он сказал, чтобы я звонил, если он будет нужен.

— Когда вы уехали из Киева?

— Сразу же, как написал заявление об уходе. Где-то в конце сентября, начале октября.

— Вы ушли с работы без скандала или какого-либо конфликта?

— Нет, абсолютно нормально ушел. У нас были очень теплые отношения с Валерием Ивановичем. Он мне симпатизировал, я тоже был очень хорошего мнения о нем. У Валерия Ивановича не было ко мне никаких претензий. При том, что он был очень прямой человек, мог подойти к любому и высказать ему все свои претензии. Вообще, так как я знал Валерия Ивановича, он мне показался добропорядочным человеком. Я никогда не видел, чтобы он кого-нибудь обидел или унизил. Он одел меня с ног до головы, когда я приехал в Киев из Симферополя и стал работать с ним.

— Чем Вы занимались дома?

— Дома занимался строительством. Каждый день меня видели соседи, родные.

— Когда и как Вы узнали о смерти Прыщика?

— Второго декабря я смотрел телевизор и в новостях услышал о том, что убили Валерия Прыщика. Я вначале подумал, что это однофамилец, но потому увидел фотографию Валерия Ивановича и был просто потрясен. Вбежал в комнату к родителям, рассказал им об этом. Мы все были очень огорчены. Я тут же позвонил сестре Валерия Ивановича, потому что был в хороших отношениях с нею. Спросил у нее, правда ли, что Валерий Иванович убит? Она это подтвердила и попросила меня приехать на похороны. Я сказал, что посоветуюсь с родителями и что вполне возможно, что приеду.

— Когда Вы приехали в Крым из Киева, Вы никуда не выезжали из Симферополя?

— Нет, я не покидал Симферополя и постоянно находился дома, занимался строительством.

— Когда Вы поехали на похороны Прыщика?

— Третьего декабря, на поезде. Приехал как раз к началу похорон, зашел в дом, принес свои соболезнования жене и родным. После похорон попросил знакомого, который работал у Валерия Ивановича, отвезти меня на поезд и этим же вечером уехал в Симферополь.

— Как дальше складывалась Ваша жизнь в Симферополе? Замечали ли за собой слежку?

— Слежку не замечал, продолжал жить, как и раньше. Но 25 декабря наш участковый по фамилии Гирей вызвал меня в отделение. Я пришел, там находился незнакомый мне человек. Он не представился, но начал сразу же задавать вопросы. Там же был молодой человек, который сказал, что он из Киевского УБОПа. Фамилию его я не помню. Он спрашивал, как я познакомился с Валерием Ивановичем, когда в последний раз его видел. Я все честно рассказал. А он мне сказал, что я подозреваюсь в убийстве Валерия Ивановича.

— Он предъявил Вам какой-нибудь документ?

— Нет, он ничего не предъявлял и сказал, что я должен поехать с ним в Киев, чтобы дать показания следователю. Я не отказывался от этого, сказал, чем могу, тем постараюсь помочь следствию. У меня дома произвели обыск на предмет наличия оружия и наркотиков. Ничего такого не нашли, но изъяли мою куртку и железнодорожный билет, по которому я ездил в Киев на похороны. Потом посадили в автомобиль «Тойjта» и в сопровождении бойцов «Сокола» увезли в Киев. Привезли в УБОП, который находится недалеко от Центрального автовокзала. Мы приехали часов в восемь утра. До четырех часов дня я сидел и ожидал следователя. Потом пришел какой-то оперативник, фамилии его я не знаю, он не представлялся. Он пристегнул меня наручником к стулу. И начал спрашивать о том, же, о чем спрашивали в Симферополе. Но при этом больше говорил сам. Рассказал, что я состою в организованной преступной группировке, что у них есть все доказательства моих преступных действий. Сказал, что я был киллером в этой группировке и летал из Симферополя в Киев, чтобы исполнять заказы. Что есть какие-то видеозаписи. И что я убил Валерия Ивановича. Я ответил, что в это время был дома и есть много свидетелей, которые могут это подтвердить. Тогда он начал издеваться надо мной.

— Как?

— Бил по голове, говорил, что если я не сознаюсь, то они «выебут меня палкой».

— Милицейской дубинкой?

— Нет, черенком от лопаты. Что если не сознаюсь, то меня отвезут на детектор лжи. Я, никакой вины за собой не чувствуя, с радостью согласился на детектор лжи. Они мне сказали, что у них детектор чуть-чуть другой. Суют два провода в розетку и начинают по яйцам бить.

— Фамилии этих оперативников Вы не помните?

— Фамилий своих они мне не называли, но я могу их опознать. Меня допрашивали то трое, то четверо человек, водили из кабинета в кабинет в течение четырех часов.

— Вам давали что-нибудь подписывать в УБОПе?

— Нет, только дали подписать протокол задержания. B этом протоколе была указана только моя фамилия и имя, но не было ни числа, ни даты и другие места были не заполнены. Фактически, это был чистый протокол. Я сказал, что готов его подписать, но если он будет заполнен. Они ответили, что заполнять его будет следователь. Я опять отказался. Сказал, что заполню, только перечеркнув все пустые места в этом протоколе. Они с этим согласились, и я его подписал, перечеркнув пустые места. Потом они сказали, что встретятся со мной завтра, отстегнули наручник, надели мне его на руку и повезли в Печерский райотдел милиции. Там меня не хотели принимать по пустому протоколу и тогда убоповцы проставили дату моего задержания. Потом хотели отправить меня в камеру в наручниках, но милиционеры с этим не согласились. Тогда убоповцы сказали, что забыли ключ от наручников. Предложили мне посидеть ночь в наручниках, чтобы привыкать. Но милиционеры нашли другой ключ и с меня их сняли. Наутро они опять приехали и повезли меня в Печерскую прокуратуру. Там я давал показания следователю Гарбузу. После чего следователь сказал, что ситуация в принципе ясна, и что если есть свидетели, что я находился дома, то меня отпустят. Но следователь мне также объяснил, что меня якобы видел водитель Валерия Ивановича, который находился рядом с ним в момент убийства. Поэтому нужно будет провести опознание. Тут как раз приехали мои родители и меня отдали им под подписку о невыезде. Следователь даже помог устроиться в гостиницу.

Комментируя этот разговор, не хотелось бы впадать в банальности относительно пещерных методов и педерастических наклонностей нашего УБОПа ибо это общеизвестно. Ну, попугали человека, побили немного, довели родителей до сердечных приступов – подумаешь, новость. Потом отдали следователю, который понял, что на киллера Руслан явно не тянет. Отпустили с миром. Но, как водится, без извинений. Обычное дело, рано или поздно забудется.

Но беспокоит ряд других вопросов. Идут ли параллельно с поисками киллера поиски тех, кому была выгодна смерть Валерия Прыщика? Что изменилось на Троещинском рынке, который по утверждениям правоохранительных органов контролировался ОПГ «Прыща»? Как поживают остальные члены этой ОПГ? Кого вообще по этому делу допрашивают? По имеющимся сведениям, к примеру, руководство Троещинского рынка так до сих пор и не допрошено. Хотя это были люди с которыми Прыщик работал каждый день из года в год. Что произошло с «наследством» Прыщика, в смысле его долей в различных предприятиях? Происходит ли какая-либо структурная перестройка рынка после смерти Прыщика? Короче говоря, главным остается вопрос – кому была выгодна смерть «Прыща»? Другим ОПГ? Партнерам по бизнесу? Правоохранителям из различных ведомств, которые имеют весьма серьезные доли на рынке? Вялость следствия и почти смешная история с «киллером» Русланом позволяют предположить, что смерть Прыщика была кому-то настолько же выгодна, как невыгодно серьезное расследование этого убийства. И этот кто-то весьма успешно решил проблему устранения Прыща, а сегодня пытается решить проблему расследования убийства.

Станислав РЕЧИНСКИЙ, специально для «УК»

Читайте также: