«Откуси ему яйца!»: бешеные псы гуляют по Москве

По Москве разгуливает психически нездоровая девушка, «вооружённая» питбулем. Она держит пятерых бойцовых собак — травит ими людей при полном попустительстве милиции. А на юго-западе Москвы орудует банда девочек-подростков. Девчонки правдами и неправдами добывают собак бойцовых пород — стаффов, питбулей, догов. А потом натравливают их на дворняжек и бомжей — тренируют для участия в собачьих боях без правил. Свои «подвиги» они снимают на видео. Предводитель банды — 17-летняя Вика состоит на учете в психдиспансере, одевается в мужскую одежду и предпочитает, чтобы ее называли Сережей. Соседи боятся связываться с Викой-Сережей: еще затравит собаками, а с сумасшедшей какой спрос? К тому же мама девочки — адвокат и всякий раз «отмазывает» дочь от неприятностей с правоохранительными органами.

Скажете, это враки, буйная журналистская фантазия? Вот и не угадали. Соврал я только в одном — имя героини изменено, чтобы не судиться с мамой-адвокатом. Все остальное — чистейшая правда.

«Откуси ему яйца»

— Эти фотографии сделала я. Вика позволяет мне фотографировать себя. Считает своей, потому что у меня такие же бойцовые собаки…

Ника вздыхает. На фотографиях — рослая мужиковатая девушка в затрапезной куртке и круглой шапке. Издали ее можно принять за парня с городской окраины, который вкалывает где-нибудь ночным сторожем или грузчиком, а в пятницу напивается с приятелями. В лице если и есть дебиловатость, то едва уловимая.

Девушка-парень горделиво улыбается и смотрит вниз. Там, возле левой ноги, весело глядит в камеру коренастый питбуль. Рыжий с тигровыми полосами. Я знаю, что зовут его Блейк Баттерфилд. Он — один из пяти бойцовых собак, которые живут вместе с Викой в маминой квартире в Текстильщиках.

— Баттерфилду «повезло» — он задержался в руках Вики дольше других, — говорит Ника. — Блейк оказался сильнее других собак, он загрыз их насмерть. Но хозяйка не дает расслабиться псу-чемпиону. Она постоянно обновляет собачий «коллектив» и стравливает псов между собой. Вика тренирует подопечных ночью, на собачьей площадке в Текстильщиках. Или везет к дедушке, к метро «Юго-Западная». В парке Тропарево она соорудила ринг для собачьих боев. И на бомжей собак травит. В парке она вообще никого не стесняется…

Ника — кинолог, заводчик бойцовых собак. На этой почве с ней и сошлась Вика. Случилось это прошлой весной. Девушка показалась Нике немного странной. Она настойчиво просила отдать ей молодого бойцового пса. Пожилые собаки, объяснила Вика, ее не интересуют. Ей нужен пес, который способен убивать.

Ника всячески уклонялась от «делового» предложения. А вскоре Вика заявила, что решила проблему сама — взяла стаффа по объявлению в газете. Сейчас многие стали избавляться от бойцовых собак и рады отдать их «в добрые руки».

Однажды Ника гуляла с трехлетним сыном на территории интерната для глухонемых, расположенного по соседству. И вдруг увидела Вику со стаффом.

— Смотри, как он работает на человека! — крикнула Вика.

Потом срывающимся голосом скомандовала: «Взять!» — и спустила пса с поводка.

Тут только Ника разглядела жертв. Возле стены интерната стояли двое мальчишек лет десяти. Пацаны курили втихаря от воспитателей. К ним рыча и мчался стафф.

Через секунду он уже вцепился в одного мальчика, прямо в капюшон куртки, и опрокинул пацана на снег. Стафф явно метил в шею. Последующие несколько минут показались Нике часами. Собака валяла мальчишку по двору интерната, не ослабляя хватку ни на секунду. «Убей его, откуси ему яйца!» — визжала Вика. Мальчик только размахивал руками и мычал — он был немым. Потом перестал сопротивляться, видимо, понял, что этим растравливает собаку.

— Я стояла в шоке, прижав к себе сына, — рассказывает Ника. — Я боялась подойти, боялась за своего ребенка. Тут показались прохожие. Вика ущипнула пса в пах, чтобы выпустил жертву, и через мгновение скрылась вместе с собакой…

Ника подошла к мальчику. Он сидел на снегу и молча растирал голову. Куртка — на нем был пуховик — оказалась разодранной в клочья. Пуховик спас ему жизнь. Не будь этой защиты, собака перегрызла бы ему хребет…

Человек дождя

«Подвиги» Вики тянутся два с половиной года. Начало ее истории хорошо помнят собачники из Тропарева-Никулина. Туда, в трехкомнатную квартиру к дедушке и парализованной бабушке поселила Вику мама.

Собачники обратили внимание на неухоженную, коротко стриженную девочку-подростка по банальной причине. У нее появился щенок канарского дога — пес недешевый и непростой в уходе.

Вскоре грянули 30-градусные морозы, и короткошерстный щенок дога внезапно «потерялся». Его разыскали, но оказалось, что песик хозяйке больше не нужен. А вскоре у Вики появился красавец ротвейлер по кличке Вест.

К тому времени за девочкой стали замечать странности. Вечерами она любила повыть на луну. Становилась на четвереньки и мастерски лаяла. Как-то рассказала, что на Веста напали дворовые собаки и сильно искусали, а она сама зашила раны. А однажды выбила своему ротвейлеру два зуба — оказывается, спокойный Вест не хотел злиться до такой степени, о какой мечтала его новая хозяйка…

Позже стало известно, откуда у Вики ротвейлер. Некая Ирина дала объявление, что отдаст его заботливым людям. Настоящая кличка пса — Дукс Блэк Мэрин. Когда девочка договаривалась, что будет забирать ротвейлера, она назвалась именем матери. Сказала, что у нее есть 16-летняя дочь, которая любит животных и хочет собаку. Поэтому Ирина совершенно не удивилась, когда за кобелем приехала одна девочка. Она пояснила, что мама занята и поручила привезти собаку самостоятельно…

Тем временем у Вики появлялись все новые собаки — стаффорды, аргентинский дог, американский бульдог, питбуль, еще ротвейлер, дворняги. Все они жили у нее короткое время, а потом пропадали в неизвестном направлении. В кругах собачников стали поговаривать, что девочка принимает участие в собачьих боях и использует псов в качестве спарринг-партнеров. Но по-настоящему Вика обратила на себя внимание после случая с покупкой лошади.

Как-то поздним вечером три женщины, гуляющие в парке Тропарево с собаками, увидели Вику, сидящую на лавочке. Рядом была ее мать. На плече девочки сидел ворон, а неподалеку стояла привязанная к дереву белая кобыла.

— Она ее купила, — кивнула в сторону кобылы мать. — Зовут Офелией. Взяла у деда деньги, 40 тысяч рублей, и купила. Теперь не знаем, что делать с лошадью.

— Так отдайте назад.

— Да кому она теперь нужна…

Лошадь выглядела смертельно уставшей. На крупе и спине краснели огромные влажные пятна — потертости от неправильно надетого седла. Мать показалась собачницам адекватной, и они решили с ней пообщаться.

Оказалось, Вика постоянно таскает в дом собак, крыс и прочую живность. Мать не знает, что делать с ребенком. Если Вике в чем-то отказать, она просто убегает из дому и найти ее потом очень тяжело. Складывалось впечатление, что мама пытается всячески угодить дочери, но при этом ее побаивается.

Офелия жила у Вики недели три. Соседи часто видели ее привязанной во дворе дома на «Юго-Западной». Спину животного покрывали струпья, она еле держалась на ногах — Вика кормила лошадь исключительно кукурузными хлопьями.

Закончилось дело анекдотически. Возмущенные жители вызвали съемочную бригаду одного из центральных телеканалов. Телевизионщики отбили кобылу и передали ее в КСК «Битца». Вика тоже не ударила в грязь лицом — рычала, лаяла, а потом сильно покусала руку оператора.

Убить, чтобы не быть преданной

Школьники, гуляющие во дворе Викиного дома в Текстильщиках, сняли на телефон видеоролик. Маленький клип, всего 30 секунд. Зрелище не для слабонервных. Девочка и два ротвейлера. Один еще совсем щенок, второй взрослый. Маленький в наморднике, абсолютно беспомощный. Большой не хочет драться, но его заставляют. Бьют в бок. Кадр меняется — щенок в крови. И монстр по имени Вика, которая радуется, что она Бог, имеющий власть над всем живым.

Щенок умер через сутки после драки. И это один из десятков подобных эпизодов. Вика бережно хранит на квартире в Текстильщиках фотографии боев, на каждой из которых заботливо проставлена дата поединка. Стены комнаты, по свидетельству очевидцев, украшают памятные сувениры — отрезанные уши погибших собак.

— Она психически больной человек, но очень хитрая и коварная, — рассказывает Ирина Ивановна, соседка Вики по Тропарево. — Поначалу мне было ее по-человечески жалко, я старалась помочь. Однако дружба кончилась тем, что Вика затравила мою собаку. Она долго не признавалась в этом, но мне хитростью удалось забрать у нее фотографии, на которых над окровавленной дворнягой склонился ее ротвейлер. Я подала на Вику в суд и выиграла дело. За утрату собаки мне присудили 20 тысяч рублей, а Вику поместили в психиатрическую клинику. Правда, деньги пока не выплатили, а девушку быстро выпустили из психушки…

Пенсионерка Ирина Ивановна — человек, не вписывающийся в общепринятые рамки. В однокомнатной квартире стандартного панельного дома она держит 23 дворняги. Псов она подбирает на улице.

По словам Ирины Ивановны выходит, что бойцовых собак держал еще дед Вики, бывший дипломат. Страсть к собачьим боям питает и мать девочки.

Мама-адвокат растила дочь в одиночку и практически не занималась ребенком. Вика ни дня не училась в школе. Еще в нежном возрасте она проявляла жестокость и мстительность. Соседу по площадке, кстати сказать, врачу-психиатру, девочка подожгла дверь квартиры за пустячное замечание. Другим «врагам» по подъезду Вика подбрасывала под двери… собственноручно зажаренных хомячков (я с трудом поверил дикому факту, но многие его подтвердили).

Может быть, любовь к животным родом из этого детства, в котором слабоумная Вика чувствовала себя абсолютно одинокой. И жестокость по отношению к собакам оттуда. Возможно, в глубине души она боится, что даже они — единственные друзья, которых она по-настоящему любит, — когда-нибудь ее предадут. Думаю, с точки зрения Вики, убить пса означает поставить точку на высшей ступени дружбы, еще не переросшей в предательство.

Рассуждать так — очень по-детски. Максималистски и жестоко. Но идиотка Вика и осталась ребенком. Ирина Ивановна в один из последних визитов к ней Вики подарила ей специально купленную мягкую игрушку — огромную плюшевую собаку. «Зачем твои собаки рвут дворняг, пусть лучше играют вот с этим», — сказала она. «Нет уж, лучше я сама с этим поиграю», — ответила 17-летний ребенок Вика.

…Сейчас Вика перекрасилась в радикально-черный цвет. Завела черную куртку. А главное — у нее есть, по крайней мере, две последовательницы. Девочки, как и Вика, держат бойцовых собак и вместе устраивают бои. ОВД «Текстильщики» завалено заявлениями, в которых жители просят найти управу на несовершеннолетнюю сумасшедшую, разгуливающую по Москве с собаками-убийцами. Но милиционеры почему-то не спешат. Наверное, ждут, когда на месте привязанной к дереву дворняги окажется какой-нибудь случайный прохожий.

P.S. Жизнь в эпоху перестроек и перемен отразилась на нас не лучшим образом. Все мы немного озверели и очерствели. Девочка с собакой — а точнее, маньячка с бойцовым псом — по-прежнему свободно разгуливает по городу. Но всем на это глубоко наплевать.

Андрей Полунин, Русский курьер

Читайте также: