Идеальный путинский ветеран

Идеальный путинский ветеран
Недавно Роскомнадзор потребовал от администрации   Facebook удалить публикацию в социальной сети Instagram, якобы оскорбляющую память ветеранов Великой Отечественной войны. Некоторые «ветераны», как выяснилось только сейчас, оставили такую «память», что за это надо их судить по всей  строгости. Об одном из таких и пойдет сегодня речь.

Александр Шмелев благодаря Николаю Митрохину, нашел идеального путинского ветерана — человека, чьей безупречной биографией все должны гордиться, настоящий пример и образец для потомков!

Вот его страница на проекте «Память народа», которая скромно называется «Герой Василий Евгеньевич Лебедев».

Лебедев Василий Евгеньевич

На странице помимо фото — только краткие сведения: «Год рождения: 01.01.1900; Место рождения: Санкт-Петербург; Воинское звание: полковник; Участник Гражданской и Великой Отечественной Войны. Сотрудник органов государственной безопасности. После войны занимался общественной работой в Советском Комитете Ветеранов Войны».

Однако благодаря тому, что изрядную часть своей боевой биографии полковник Лебедев провел на службе в житомирском НКВД, в конце 1930-х в рамках борьбы с «кровавой ежовщиной» попал под внутреннее расследование (без особых последствий для себя), а сейчас Украина открыла свои архивы, теперь можно больше узнать о том, какие именно подвиги совершал этот герой.

Например:

«Систематически занимался избиением приговоренных к ВМН перед приведением приговора в исполнение» (Протокол судебного заседания Военного трибунала войск НКВД Киевского округа по делу Г.И. Гришина-Шенкмана и др. от 27 июня — 4 июля 1939 г.)

«Одновременно связывал по 200–250 человек, которых выстраивал в очередь в ожидании расстрела» (оттуда же)
«В январе месяце 1938 г. совместно с бывшим нач. УНКВД Якушевым, бывшим комендантом УГБ УНКВД Тимошенко и Гришиным взамен расстрела 11 человек приговоренных, задержанных после побега из тюрьпода, последних подвергали пыткам и в результате сожгли» (оттуда же)

«Перед приведением приговоров в исполнение бывш. зам. нач. УНКВД Гришин, Лебедев и Тимошенко жестоко избивали осужденных, нанося им удары деревянными “булавами”, железными ломами» (из показаний б. начальника тюрьмы УНКВД Ф. Игнатенко).

«Было много случаев, когда перед расстрелом женщин, особенно помоложе, раздевали догола в целях издевательства, полюбоваться фигурой и другое, делали это якобы для производства медосвидетельствования и купания в “бане”, больше всего это проделывали Гришин и Лебедев» (оттуда же, слово «другое» подчеркнуто карандашом)

«Мне, как шоферу, пришлось вывозить трупы спустя час или более после того, что указанные 4 человека — Лебедев и другие — взялись привести приговор в исполнение, то на этих трупах нигде не было видно следов пуль, тела были голые, опалены, шеи обгорели и обуглены» (ОГА СБУ. Ф. 5. Д. 67841. Т. 3. Л. 208. Протокол допроса И.М. Паншина)

«Помню, зимой 1938 г. я — Тимошенко совместно с Лебедевым, Гришиным, Игнатенко, в присутствии Люлькова, Вишневского и других участников операции, заставили одного старика-инвалида иметь половое сношение с расстрелянной женщиной, обещая его освободить, заставив его лечь на лежавшую среди груды расстрелянных. В момент выполнения этого требования старик был застрелен на трупе этой женщины» (Протокол допроса Г.А. Тимошенко. 10 февраля 1939 г.)

В общем, с фантазией был человек, чего уж там. Хотя материального тоже не чуждался — как и его нынешние последователи.

Например:

«В конце 1937 г. и в начале 1938 г. Лебедев совместно с Тимошенко и бывшим нач. 2-го отдела Гершковичем избивал медной трубой 72-х летнюю старуху в гараже среди большого количества трупов расстрелянных, требуя от нее выдачи места хранения золотой валюты царской чеканки» (Протокол судебного заседания Военного трибунала войск НКВД Киевского округа по делу Г.И. Гришина-Шенкмана и др. от 27 июня — 4 июля 1939 г.; как видно из дальнейшего текста избиения медной трубой 72-летняя Елизавета Марковна Фельден-крайз-Бронштейн не выдержала и перед смертью рассказала Лебедеву, где хранятся монеты на сумму 6312 руб. 50 коп.)

И так далее.

Разумеется, не стоит писать дополнительно, что время войны на фронте этот герой не привел ни дня. Это и так понятно. Такими ценными специалистами разбрасываться нельзя — отправишь его на фронт, там ведь его и убить могут! Поэтому в 1941-1945 «Герой Василией Евгеньевич Лебедев» «использовался в зафронтовой деятельности органов НКГБ» (вероятно, забивал медными трубами не догоревших в танке или, хуже того, бежавших из плена бойцов). За счет чего и стал «ветераном-орденоносцем».

Ну, а по завершении войны В.Е.Лебедев продолжил свою героическую карьеру. Венцом которой, вероятно, стало личное участие в убийстве всемирно известного театрального режиссера Соломона Михоэлса. Именно Лебедев совместно с двумя коллегами ударили режиссера дубинкой по голове, после чего бросили его тело под колеса грузовика и раздавили. Навечно останется в памяти нашего народа этот бессмертный подвиг, как говорится! После этого можно было уже и на почетную пенсию — т. е. общественную работу в Советском Комитете Ветеранов Войны — переходить. Ну, и, конечно, молодежь своей героической биографии обучать. Выступать перед молодыми сотрудниками КГБ Вовой Путиным и Колей Патрушевым, летом в деревне обучать секретам мастерства колхозного парнишку Сашу Лукашенко, и так далее.
Как видим, уроки мастера не пропали втуне! Подготовленная им молодежь свято чтит подвиги отцов и пытается их повторить.

И ведь скажешь теперь, что ты думаешь про этого ветерана — отправишься на 5 лет в лапы его последователей и учеников. Память таких людей для России священна! Не позволим никому ее очернить! Именно для этого закон «об оскорблении ветеранов» и разработан.

Поэтому единственное, чем тут можно закончить — это задать 2 вопроса.

Первый — разнообразным сторонникам Путина с Лукашенко. Чисто для понимания того круга ада, в котором они уже находятся внутренне… Как вы относитесь к подвигам героя Василия Евгеньевича Лебедева? Уже одобряете их полностью и поддерживаете? Или пока еще находитесь на стадии «нет, конечно, это было ужасно, но….» (и дальше «время было такое», «он просто выполнял приказы», «если бы он не забил старушку медной трубой, ее забили бы солдаты НАТО» и т. д. и т. п.)?

Ну, а второй — тем нормальным людям, чьи родные и близкие, честно воевавшие на фронте или трудившиеся в тылу, каким-то образом тоже попали в страницы проекта «Память народа». Уверены ли вы, что хотите видеть их там в таком соседстве? Точно ли они этого заслуживают?

А больше вопросов у меня, пожалуй, и нет. Всё остальное — крайне органично и соответствует духу времени, чего уж там… Не зря они про «можем повторить» повторяют постоянно. Действительно, могут, и в общем-то уже повторять начинают постепенно (а в какой-нибудь Чечне или, там, Донецке, похоже, и вовсе по полной уже).

Автор:  Александр Шмелев

Читайте также: