Лицо современного международного терроризма. Часть 2

Ислам, как наиболее молодая мировая религия, огнем и мечом, а также жесткими догматами прокладывавшая себе пути из Аравии в Азию, Европу, Африку, и сегодня одной из своих «исторических» задач считает продвижение ислама вглубь и вширь современного мира. Отвоевывая у «неверных» все новые и новые территории, ресурсы и самих людей. Хотя последнее необязательно – сегодня для идеологов и лидеров исламского мира уже нет необходимости силой обращать «иноверцев» в свою веру. Наши доморощенные «золотые миллиардеры» достигли выдающихся результатов в маргинализации постсоветского общества. И подготовили исключительно благоприятную, плодородную почву для проявления экстремизма и его крайней формы — терроризма.

Современный терроризм многолик. На сегодня на первые позиции по своей активности, масштабности и непримиримости вышел терроризм, берущий свое начало в исламском мире. Это при том, что методами и тактикой террора давно и масштабно пользуются и представители ряда организаций и движений немусульманского мира.

То, что именно из недр исламского мира вышли террористы, проводящие свои акции на территории России, а также разрушившие здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагона в Вашингтоне, с одной стороны, доказано, с другой — неслучайно. Сегодня, возможно, одним из самых жгучих вопросов, над разгадкой которого бьются и специалисты, и обычные рядовые граждане, является вопрос о причинах всплеска терроризма. Особенно — со стороны экстремистских мусульманских организаций; как в его международном, так и в национальном измерениях.

Если брать баскских сепаратистов в Испании, ирландских экстремистов в Великобритании, некоторые еврейские экстремистские организации, тамильских сепаратистов в Шри Ланке, действующие на северо-востоке Индии сепаратистские партии и движения и ряд других организаций и движений подобного толка, в том числе и левацких, также не брезгующих методами террора во имя достижения своих политических целей, то они действительно представляют неисламский мир. От этого их деятельность не становится более привлекательной. Это очевидно. Но как прежде, так и сегодня деятельность этих организаций направлена на достижение узко-ограниченных целей, сконцентрирована на ограниченной территории и не имеет, за некоторыми исключениями, ярко выраженной идеологической окраски. По самому максимуму они требуют лишь политической независимости территорий, которые они представляют, собственной государственности, экономической свободы и возможностей для сохранения и развития национальной культуры и самобытности. Можно даже согласиться с тем, что для таких движений, использующих методы и тактику террора, больше подходит определение “сепаратизм”.

Иное дело исламские экстремисты и их организации и движения. Как правило, исламские экстремисты — это исключительно идеологизированные и политизированные субъекты, считающие себя как бы ответственными за все, что происходит не только в исламском мире в целом, но и везде, где только проживает хотя бы небольшая группа мусульман. Истоки такой активности и агрессивности не только в отстаивании, но и в навязывании другим народам и государствам своих идеалов и представлений о том, как должен жить человек. А мусульманин — тем более. Истоки такой активности относятся еще к временам возникновения ислама как вероучения, образования арабского исламского халифата и его войн в целях расширения зоны влияния, а если конкретнее, то навязывания новой религии представителям других народов и конфессий. Но это уже другая, хотя и очень поучительная история, о которой написано много книг и российскими, и иностранными исследователями. Главное в том, что ислам, как наиболее молодая мировая религия, огнем и мечом, а также жесткими догматами прокладывавшая себе пути из Аравии в Азию, Европу, Африку, и сегодня одной из своих, если так можно выразиться, исторических задач считает продвижение ислама вглубь и вширь современного мира. Отвоевывая у «неверных» все новые и новые территории, ресурсы и самих людей. Хотя последнее необязательно – сегодня для идеологов и лидеров исламского мира уже нет необходимости силой обращать «иноверцев» в свою веру.

Сегодня сплошь и рядом можно наблюдать, что как верующие мусульмане, так и их апологеты, даже в лице очень просвещенных людей готовы в любой ситуации весьма эмоционально доказывать, что нет более справедливой и мирной религии, чем ислам. Что обвинения его в чрезмерной политизации и агрессивности необъективны и т.д. Да, надо защищать свои убеждения, свои цивилизационные представления, но не насилие, диктат, жестокость и пренебрежительное отношение к другим людям, не являющимся членами твоей уммы… Большинство наших российских политиков остерегаются поднимать все эти проблемы под тем предлогом, что, мол, Россия — это ко всему прочему еще и большое исламское государство, и поэтому нельзя разжигать межрелигиозную рознь и т.п. Это правильно. Но и в этом находит свое подтверждение высказанный выше тезис о чрезмерной амбициозности, обидчивости и нетерпимости многих мусульман. А там, где это есть, появляются и жестокость, и экстремизм. А от них до терроризма уже рукой подать.

Ни в коей мере не следует демонизировать ислам как источник многих конфликтов современности. Надо просто смотреть на ситуацию, изучать литературу, беседовать с людьми и думать. Ведь среди представителей других религий и вообще народов тоже имеется немало людей, организаций и даже течений, склонных к использованию крайних мер для достижения своих целей. Возьмите относительно регулярно повторяющиеся погромы на московских рынках, проводимые группами фашиствующей молодежи. За их действиями стоят носители определенных настроений и идей, на основе которых может выстраиваться соответствующая им политика. Насилие, используемое для достижения неправедных политических целей, это и есть терроризм чистой воды. Терроризм — это идейный бандитизм. И только так надо его оценивать. Когда террористы-мусульмане совершают свои насильственные действия, постоянно сопровождая их произнесением лозунга «Аллах велик!», как должны относиться к этому другие люди, по определению самих исламистов – «неверные»?

Но если все же уйти от общей эмоциональной стороны рассматриваемого вопроса, то имеются ли другие, более приземленные причины того, что сегодня именно исламский мир генерирует среди своих приверженцев те настроения, которые часто трансформируются в действия, квалифицируемые как терроризм? Именно об этом и должна сегодня в основном идти речь. Хотя, вообще, как представляется, вопрос о том, почему именно мир ислама является на сегодня одним из основных генераторов идей террора как средства и инструмента политической борьбы и мощной базой терроризма, до сих пор остается до конца не изученным. Это отдельная важная тема для глубокого исследования и последующего использования результатов этого исследования в интересах как взаимопонимания остального мира с миром ислама, так и обуздания терроризма, в чем также заинтересовано большинство мусульманских государств.

Но все же многие причины этого явления давно очевидны. Современная глобальная человеческая ситуация на нашей планете усугубляется ростом в мире социально-экономических и межцивилизационных противоречий, противостоянием между развитым Севером и отстающем в развитии Югом. Эти противоречия и это противостояние не в состоянии смягчить, тем более — полностью снивелировать и уравновесить их ни достижения научно-технической революции, ни процессы глобализации экономики или глобальный характер информационно-пропагандистской сферы. Как ни стараются страны «золотого миллиарда» навязать свои взгляды остальной части мирового сообщества и заставить ее последовать своему примеру, эффект зачастую получается прямо противоположным желаемому. Размежевание, рост пропасти между богатыми и бедными странами, слоями населения, народами растут. Мы наблюдаем маргинализацию мира, и неизбежным ответом на все это является усиление маргинального экстремизма и международного терроризма, борьбы с «неверными». Кстати, эти процессы происходят и на территории стран «золотого миллиарда». Зачастую именно на территории западных стран (США, Великобритания, Франция, Германия и др.) находятся порой наиболее радикальные с точки зрения их идеологии, глобальных замыслов и возможностей экстремистские и террористические организации и группировки, в том числе и мусульманские.

Но не нужно далеко ходить, чтобы понаблюдать и даже изучить эти явления. Достаточно осмотреться вокруг у нас, в России, в Москве, во многих других городах и населенных пунктах многострадальной России, чтобы воочию убедиться в том, что наши доморощенные «золотые миллиардеры» достигли выдающихся результатов в маргинализации российского общества и подготовили исключительно благоприятную, плодородную почву для проявления экстремизма и его крайней формы — терроризма. До сих пор простые обездоленные люди чаще находят выход из того положения, в котором они оказались, в добровольном уходе из жизни или в опускании на самое грязное дно общества, нежели в борьбе за свое право на достойную жизнь. Но дальнейшее обострение общей ситуации в стране может и их заставить подумать о переходе к другим способам и средствам борьбы за выживание.

Терроризм в действии — это одно из проявлений тех политических, экономических, межцивилизационных и иных процессов и изменений, которые непрерывно происходят в мире. И если сегодня на первый план по своей масштабности и активности вышел терроризм, окрашенный в цвета ислама, это может означать лишь одно. А именно то, что в самом исламском мире не все в порядке, что он сталкивается с большими трудностями и, утрачивая способность разрешить их за счет внутренних духовных, материальных и общечеловеческих ресурсов, снова пытается сделать это старыми традиционными для своей истории методами и средствами, в том числе и террора. Можно увидеть, что сегодня силы, не способные на конкуренцию, в том числе и особенно в военно-силовой сфере, с развитыми странами и их союзниками и партнерами, стремятся компенсировать свои слабости доступными им средствами, т.е. методами террора, причем террора международного.

Что касается той почвы, на которой произрастают семена терроризма, то она так же неоднородна, как и сам исламский мир. Ряд российских ученых считают, что терроризм появляется и развивается там, где люди сталкиваются с проблемой нехватки биомассы, т.е. продовольствия. Неслучайно сегодня территории террора представлены землями древнейших цивилизаций, на которых расположены государства-иждивенцы, живущие за счет невосполнимых ресурсов (Индонезия, Афганистан, Пакистан, Средняя Азия, та же Чечня и др.). При том, что мусульмане составляют около 20% населения Земли и их удельный вес постоянно и неуклонно возрастает, ими обрабатывается всего 2% возделываемых земель. Чрезвычайно быстрый рост на этих территориях населения (а это в основном мусульмане) не обеспечен таким же ростом производства биомассы. Земли в этих районах выдохлись. Орошение и искусственное повышение плодородия почв уже не компенсируют растущих потребностей в продовольствии. Людям просто нечего есть. Вот здесь-то и возникает жестокая борьба за выживание, которая ведется всеми доступными средствами, в том числе и террора. Там, где нет нормальной экономики, появляется терроризм — такой вывод делают исследователи этого явления.

Но было бы неправильно все причины роста терроризма сводить только к экономике. Необходимо разделять идеологов терроризма и рядовых исполнителей. Терроризм во все времена в большей или меньшей степени стоял на службе не только определенных групп и организаций, но и государств. И сегодня ряд государств используют ресурс терроризма в интересах решения своих геополитических, экономических и иных задач.

Подъем ислама в мире в последние годы происходит за счет роста активности и влияния мусульманских ваххабитских государств (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Катар, Бахрейн). Им есть к чему стремиться в XXI веке — потенциал их роста не исчерпан, этому способствуют большие нефтяные доходы. Поэтому неудивительно, что та же Саудовская Аравия выступает главным спонсором многих террористических организаций, имеющих задачу экспорта ислама на еще не контролируемые Эр-Риядом и его союзниками территории. Известно, что этими делами за рубежом занимается возглавляемая принцем Турки аль-Фейсалом саудовская Служба общей разведки, взаимодействующая в евразийском регионе с пакистанской межведомственной разведкой ИСИ. Службой общей разведки создан ряд неправительственных организаций и фондов (например, Организацция Исламская конференция, «Международная исламская организация спасения», «Всемирная исламская лига», Лига исламского мира, «Организация исламских городов», «Хаят уль- Игаса», «Ибрагим бин Абдулазиз Аль Ибрагим», «SAAR Foundation», «Тайба» и др.), через которые осуществляется поддержка ряда террористических группировок, перед которыми поставлена задача вести работу по созданию «Великого исламского халифата». На картах этого «халифата», выпущенных в Саудовской Аравии, все мусульманские государства мира объединены в одну зеленого цвета территорию от Атлантики до Тихого океана. При этом в него включены и российский Северный Кавказ, и Татарстан с Башкортостаном, а также Казахстан и Средняя Азия.

О замыслах и деятельности саудовских спецслужб и их союзников можно было бы рассказать и больше, но на данный момент и этого достаточно, чтобы стало ясно, что терроризм исламского происхождения — это, судя по всему, надолго и серьезно. И пусть не пытаются его апологеты и защитники доказывать нечто обратное. Пока за спинами экстремистских исламских террористических организаций будут маячить тени спецслужб исламских государств, выполняющих политические заказа власть имущих, едва ли можно будет согласиться с тем, что террористы действуют сами по себе и не имеют вполне определенной конфессиональной принадлежности. Впрочем, это в равной степени относится и к тем террористам из других цивилизаций.

Безусловно, что вышеизложенное не охватывает всех причин активизации и роста масштабов террора. Здесь можно было бы упомянуть только такую из них, как использование терроризма, прикрывающегося некими идейными и религиозными лозунгами, в качестве инструмента добывания денег. Терроризм все масштабнее выступает как антигосударственный и нецивилизованный способ добывания денег для своих собственных нужд, вернее — для красивой жизни его главарей. Если кто видел в репортажах из Чечни особняки небезызвестных Шамиля Басаева, Хаттаба и других крупных полевых командиров, выстроенные в период масхадовского президентства, тот с этим согласится. В условиях превращения терроризма в способ и средство добывания денег расцветает наемничество, что мы можем наблюдать опять же в Чечне и в Афганистане, где в составе бандитских формирований насчитываются многие тысячи наемников из большинства стран исламского мира и не только исламского. Короче, это длинный разговор и нам едва ли удастся завершить его сейчас.

Важно указать также на некоторые более общие проблемы, которые характеризуют масштабы современного терроризма, его особенности и характер создаваемых им угроз. Для нас они стали особенно актуальными после вторжения банд Басаева- Хаттаба в Дагестан в конце июля — начале августа 1999 г. и серии масштабных терактов со взрывами домов в Москве и других городах России. Изучение проблемы в целом, равно как и конкретных ситуаций, возникших в результате проведенных на территории России и других государств террористических акций, привело к пониманию того, что терроризм в своем развитии вышел за рамки, в которых он до недавнего времени мог рассматриваться как явление, ограниченное географическими и временными границами или целевыми установками вдохновителей и организаторов вылазок террористов.

Могут спросить: что, терроризм действительно является сегодня главной угрозой для безопасности России? А как же другие угрозы, которые не менее серьезны и масштабны и к противостоянию которым должны быть постоянно готовы и общество, и государство со всеми его институтами?

В ответах на эти вопросы, по-видимому, следует обратить внимание на то, что терроризм в его, если так можно сказать, чистом виде сегодня не в состоянии подчинить себе или уничтожить нормальное государство, особенно такое, как Россия, США или, скажем, Китай. Но если иметь ввиду, что терроризм является отражением вполне конкретной военно-политической, а где-то — и стратегической ситуации и тенденции в мире, если он своими средствами решает чьи-то более серьезные и глубокие задачи, то тогда он действительно превращается в одну из главных угроз как для конкретных государств, так и для мирового сообщества в целом. Другие, именно — глобальные традиционные угрозы существовали всегда и будут сохраняться и впредь. Но человечество знает их, отслеживает в развитии и в состоянии заблокировать их или парировать веками отрабатывавшимися приемами и способами- политическими, дипломатическими, экономическими, техническими, наконец — организованными военными усилиями. Что касается терроризма, особенно международного, то он действует «в маске», не имеет явно выраженных боевых порядков, не проявляет себя до самого момента совершения им преступных действий, использует самые грязные и неожиданные приемы, активно и целенаправленно спекулирует на низменных чувствах и пороках людей, нацеливает свои удары преимущественно против мирного населения и стратегической инфраструктуры, создает для себя базы и опорные точки по всему миру. Все это делает его чрезвычайно коварным и опасным врагом человечества.

Едва ли стоит утверждать, что терроризм сегодня по-прежнему существует в категории единственной и главной угрозы для безопасности России, как государства. Но в 90-х годах ушедшего века он действительно представлял серьезную угрозу, так как его деятельность накладывалась на политическую неопределенность и нестабильность, экономическую разруху, слабость российского государства и существовавшее тогда в обществе и среди официальных властей недопонимание природы террора и его опасности. К сожалению, было и немало людей, в том числе среди российских государственных чиновников, политиков, военных, творческих работников, бизнесменов, которые по тем или иным мотивам, теми или иными способами, сознательно или неосознанно оказывали поддержку террористам. Все прошедшее десятилетие Россия училась активно противостоять террористам, вести с ними непримиримую и жесткую борьбу, приобретать, зачастую ценой сотен жизней и крови тысяч мирных граждан и воинов, опыт. И когда сегодня российские руководители, и в первую очередь глава российского государства говорят о терроризме, как реальной, а где-то и одной их главных угроз безопасности и миру, они делают это со знанием дела.

Что такое терроризм на территории Российской Федерации? В первую очередь все обращают взоры на Северный Кавказ, в Чечню. Да, на территории Чечни в условиях разваливавшегося Советского Союза, политического жульничества, организованного «демократическими» кругами кризиса Вооруженных Сил, разгрома и шельмования органов безопасности и бесконтрольного разбазаривания ресурсов, в том числе запасов вооружений, появился режим Дудаева, взявший на собственное вооружение теорию и практику террора. Затем эта тенденция начала завоевывать позиции в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Ингушетии и в некоторых других точках и районах, продвигаясь на север, вглубь территории Российской Федерации. В итоге Россия пришла к тому, что на ее территории появился неуправляемый и крайне агрессивный режим, для приведения в чувство которого, а главное в интересах подавления этого очага терроризма дважды прибегать к масштабному использованию вооруженных сил.

Президент России В.Путин, выступая 12 ноября 2001 г. в Министерстве обороны перед руководящим составом Вооруженных Сил России, охарактеризовал, в частности, характер угрозы для национальной безопасности, исходящей от организованных сил международного терроризма. Давая оценку ходу контртеррористической операции на территории Чечни, президент подчеркнул, что государство столкнулось здесь с хорошо обученной и мобилизованной армией террористов. Без эффективного участия в операции Вооруженных Сил нанести поражение этой армии было бы невозможно. Терроризм, по мнению президента, угрожает не только отдельным странам, но и всей системе стратегической стабильности. Надо давать себе отчет в том, что целью террористов является получение доступа к оружию массового поражения, а биотерроризм уже стал фактом.

Терроризм Чечни не мог существовать сам по себе, особенно сегодня, когда террористы всего мира объединяются в своего рода «террористический интернационал». В итоге Россия и мир получили в Чечне опасную базу терроризма уже международного, так как здесь в диверсионно-террористических центрах проходили подготовку уже не только и не столько чеченцы, а по большей части экстремистские элементы практически со всего исламского мира, и не только исламского. Среди наемников, занимающихся своим «промыслом» в Чечне, имеются представители (граждане) Марокко, Иордании, Йемена, Боснии, Египта, Туниса, Алжира, Саудовской Аравии, палестинцев, Украины, Таджикистана, Туркменистана, Афганистана, Судана, Пакистана и других стран. В период между двумя кампаниями Чечня превратилась в питомник экстремистов. Именно в это время на ее территории на деньги международных спонсоров терроризма была организована хорошо оснащенная и разветвленная сеть баз и лагерей по подготовке большого числа террористов, главным образом иностранных. Большинством из них руководил международный террорист, идейный союзник и подручный Усамы бен Ладена иорданец Хаттаб.

За прошедшее десятилетие Россия, как, возможно, ни другое одно государство именно в этот период, прошла через ряд чрезвычайно острых и кровавых ситуаций, созданных в первую очередь и главным образом терроризмом, чьи корни произросли и укрепились именно в Чечне. Список всех террористических акций и действий может оказаться весьма длинным. Здесь мы не будем говорить о многочисленных террористических акциях чеченских и взаимодействующих с ними оргпреступных групп на территории всей России, имевших своей целью добычу денег и материальных средств для вооружения дудаевских бандформирований и вербовки иностранных наемников. Здесь не будет идти речь и о силовом захвате чеченцами складов и арсеналов Советской Армии на территории Чечни. В этот список не будут включены и бесчисленные террористические вылазки чеченцев и их наемников на соседние территории Ставропольского края и Дагестана, а также уже полузабытые захваты заложников в целях получения за них денежного выкупа. Кто может сказать, сколько людей было тихо захвачено чеченцами, брошено в специально построенные семейные тюрьмы-зенданы и многими годами использовалось в качестве рабов?

Но, по-видимому, еще не скоро сотрутся в памяти россиян диверсионно-террористический рейд банды Шамиля Басаева и захват ею городской больницы Буденновска, куда были согнаны тысячи заложников. Такой же след оставил после себя рейд на дагестанский город Кизляр отряда Салмана Радуева, которому не давали покоя “лавры” Басаева. Вторжение объединенных банд Басаева-Хаттаба летом 1999 в Дагестан, взрывы домов в Москве, Буйнакске, Волгодонске. Позже были кровавые террористические акции в городах Ставропольского края. Бесчисленные захваты в заложники десятков и сотен людей — как российских, так и иностранных граждан. Продолжающиеся сегодня диверсионно-террористические акции как на территории самой Чечни, так и в других районах России. И вес это — на ворованные деньги или на деньги, продолжающие поступать к чеченским террористам и их арабским подельникам из многочисленных исламских фондов, организаций, банков.

Если этих примеров мало, можно привести еще и еще. Но представляется, что граждане России, если и могут на кого сегодня злиться или обижаться, так это на российские власти, которые пока не сумели искоренить, причем — самым решительным образом, нарыв терроризма в Чечне. Отравленные следы которого уже долго тянутся вглубь России вплоть до Камчатки и в другие отдаленные регионы, где можно что-то присвоить, утащить и т.д.

(продолжение следует)

Анатолий Гушер («Факт»)

Читайте также: