Зачем нужен сбор доказательств российского присутствия на Донбассе

Эффективное противодействие

Сбором юридических доказательств российского присутствия на Донбассе занимается СБУ и ГПУ. И не только для того, чтобы доказать международному сообществу военные преступления российских политиков и военных на Донбассе, но и для того, чтобы иметь почву для получения материальных компенсаций по факту российской агрессии и фактической оккупации россиянами части территории Донецкой и Луганской областей.

Юрий Карин, который является главным редактором портала «Информационное сопротивление», родом из Стаханова Луганской области. Сейчас это оккупированный город. Поэтому его опыт, как говорится, исходит из лона оккупации. К сожалению, до сих пор в информационное пространство делаются вбросы о так называемом «внутреннем конфликте» на Донбассе. Именно поэтому важно нивелировать подмену понятий, ведь от этого зависит понимание, кто является врагом.

Напомним, что портал «Информационное сопротивление» не имеет отношения к власти. Этот портал был основан 2 марта 2014 года — сразу после аннексии Крыма. Его основной задачей является противодействие внешней угрозе в информационной сфере. Учитывая то, что Россия в этом плане находится в авангарде, построение информационной политики сопротивления для Украины было и остается крайне важным.

«НА ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ РАЗВЕРНУТЫ ДВА КОРПУСА ВС РФ, КОТОРЫЕ МИМИКРИРУЮТ ПОД «НАРОДНУЮ МИЛИЦИЮ»

— Пан Юрий, регулярно обнародуются сводки и анализ группы «Информационное сопротивление» о ситуации на фронте и оккупированных территориях. Война идет уже пять лет. Какие основные тенденции в этом аспекте вы могли бы определить за эти годы?

— Давайте начнем с наиболее значимых фактов, чтобы увидеть всю картину того, что произошло на Донбассе. Начатая российскими «братьями» война на Донбассе является самой кровавой в Европе после Второй мировой войны — 13 тыс. погибших, около 30 тысяч раненых и почти 2 миллиона беженцев. Российско-украинская война, скорее всего, станет более продолжительной, чем Вторая мировая, которая велась 6 лет. Урегулирование ее зависит только от политической воли к этому со стороны российского агрессора, который пока демонстрирует полную неадекватность в переговорных процессах, вынуждая согласиться исключительно с его условиями.

Что касается сугубо военного измерения — конфликт прошел две фазы. С весны 2014 года и до февраля 2015 года велись масштабные боевые действия при условиях значительной динамики изменения территорий, которые контролировались сторонами конфликта. С апреля по июль 2014 года Украина противодействовала российским диверсионным группам, вокруг которых формировались НВФ. В июле 2014 г. состоялось непосредственное вторжение ВС РФ на территорию Украины.

После подписания так называемых вторых минских соглашений и доныне длится вторая фаза. Между сторонами ведутся позиционные бои на линии столкновения, с меньшими потерями. Хотя динамика с нашей стороны нисходящая: 2016 — 212 погибших, 2017 — 198, 2018 — 115, это, к сожалению, не является свидетельством того, что конфликт идет к завершению. Но сами факты наличия человеческих жертв говорят сами за себя: никакого «замороженного конфликта» на Донбассе не наблюдается. Боевики и российские оккупанты используют ДРГ, минометы и артиллерию в боях против украинской армии. К тому же агрессор  в полной мере ни разу не придерживался разного рода «режимов тишины» или «хлебного перемирия».

Не следует забывать и гибридный характер войны. Российский оккупант выставляет все так, что якобы на востоке Украины идет гражданская война. Впрочем, по факту сформированные Кремлем террористические организации «ЛНР/ДНР» являются оккупационными администрациями.  На оккупированных территориях развернуты два корпуса ВС РФ, которые мимикрируют под «народную милицию» созданных агрессором квазигосударств. Россия осуществила полную милитаризацию ОРДЛО — на 17 тыс. кв.км. оккупированного Донбасса тысячи российских единиц ОВТ, 11 тысяч российских военнослужащих и наемников, а также 21 тысяча боевиков из числа коллаборантов.

Относительно социально-экономических реалий ОРДЛО. Здесь глубокая депрессия, усиленная разграблением когда-то индустриального региона. В РФ оккупантами уже вывезено более четверти промышленного потенциала. Ужасное экологическое состояние, которое в любой момент может привести к масштабной катастрофе.

Отдельная тема — проблемы населения, которое десятилетиями и наиболее активно в последние пять лет дезориентировалось российской пропагандой.

Следовательно, реинтеграция этих земель обратно к составу Украины в текущем состоянии и на условиях Кремля несет угрозу украинской государственности, которая будет дезинтегрирована, также будут заблокированы европейский и евроатлантический курс Киева, это будет означать возврат Украины в орбиту влияния Кремля.

«СИТУАЦИЯ В РАЙОНЕ СТАНИЦЫ ОСТАЕТСЯ НАПРЯЖЕННОЙ И ПЕРЕМЕНЧИВОЙ, ПОЭТОМУ В ДАЛЬНЕЙШЕМ НУЖНО СОХРАНЯТЬ ВЫСОКУЮ БДИТЕЛЬНОСТЬ»

— Как вы относитесь к разведению войск в Станице Луганской? Какие угрозы несет подобное разведение и своевременно ли оно?

— Начнем со своевременности. Как известно, еще в сентябре 2016 года в рамках работы Трехсторонней контактной группы в Минске были достигнуты договоренности о разведении войск в трех точках: Золотое и Станица Луганская (Луганская область) и возле Петровского (Донецкая область). Должны были быть образованы зоны безопасности общей площадью 12 кв. км, то есть по 4 кв. км каждая. Под контролем СММ ОБСЕ должна была состояться деэскалация на линии столкновения, то есть формировались условия для невозможности использования стрелкового оружия для обстрелов. Впрочем, эта договоренность начала на практике воплощаться лишь в настоящее время.

Не следует забывать, что возле Станицы Луганской расположен КПВВ, поэтому разведение войск здесь является шагом, направленным на защиту гражданского населения. В том, что разведение состоялось именно сейчас, конечно, есть политическая составляющая. В СМИ эта тема подавалась как «хрупкая надежда на начало завершения горячей фазы войны». Но пока надежды на постоянный режим прекращения огня являются напрасными. Напомню, что только в июле 2019 г. потери ВСУ составили 13 погибших и 65 раненых.

Какие угрозы несет разведение войск? В результате отхода ВСУ вглубь украинской территории увеличились размеры «серой зоны». По данным ОБСЕ зеркальные шаги предприняли представители боевиков. В тактическом плане это ухудшает оборонно-наступательные возможности украинской стороны в том случае, если противник прибегнет к форсированию Сиверского Донца в этом районе.

Что за война на Донбассе?

При этом оперативное возвращение на первоначальные рубежи может сопровождаться людскими потерями из-за обстрелов и минирования территории. Нельзя исключать, что пророссийские силы ведут здесь диверсионную деятельность. Риск несет и нехватка гарантий от ОБСЕ и дефицит достоверной информации у ее наблюдателей. По текущему мандату ОБСЕ не может быть гарантом выполнения договоренностей и арбитром относительно них.

Также из-за того, что с 2018 г. миссия ОБСЕ с вражеской стороны укомплектована исключительно из представителей РФ, Казахстана и Беларуси, доверять их информации очень сложно. Ситуация в районе Станицы остается напряженной и переменчивой, поэтому в дальнейшем нужно сохранять высокую бдительность в этом районе и прорабатывать все возможные сценарии развития событий. И помнить цену слова российского агрессора, которое не стоит ничего.

— РФ с 2014 года так называемую «гуманитарную помощь» ОРДЛО выставляет как демонстрацию заинтересованности в мире и собственной непричастности к конфликту. Чем эта «помощь» является в действительности?

— Действительно, с начала войны на Донбассе россияне активно прибегают к применению такого инструмента, как гуманитарные конвои. Вторжение на Донбасс первого «гумконвоя» из РФ из 280 путинских КАМАЗов произошло в августе 2014 года. Последний же на текущий момент — 85-й «гумконвой» был зафиксирован в июле 2019 года — он был первым за текущий год, что является свидетельством падения интереса россиян к Донбассу. Москва, отправляя свои «гумконвои», нарушает международное право, так как это происходит без обращения Украины как принимающей стороны.

При этом нарушается пограничный режим, следовательно, фактически прибытие «гумконвоев» является открытым вторжением со стороны РФ. При этом российские грузы никогда не передавались Российской Федерацией представителям Международного Красного Креста для распределения населению, как это принято делать с гуманитарной помощью. И далеко не все жители оккупированного Донбасса получали что-то из этих «гумконвоев».

Часть медикаментов и продовольственных товаров сразу по прибытии идет на реализацию в магазины или аптеки, которые принадлежат высокопоставленной обслуге оккупантов.   Другие грузы — сразу направляются на позиции оккупационных войск, где выгружают оружие, амуницию, боеприпасы и другие материально-технические средства.

В обратном направлении автомобили «гумконвоя» вывозят оборудование с украинских промышленных предприятий, а отдельные — погибших российских военнослужащих.

Таким образом, «гумконвои» — это инструмент грабежа украинских территорий. Москва же  использует «гумконвои» в своей пропаганде, подчеркивая притворную поддержку жителям Донбасса, при этом их лишают реальной гуманитарной помощи от Международного Комитета Красного Креста и Всемирной продовольственной программы ООН.

«В ВООРУЖЕННОЙ АГРЕССИИ РОССИИ ПРОТИВ УКРАИНЫ НА ДОНБАССЕ ПРИНИМАЛО УЧАСТИЕ УЖЕ СВЫШЕ 2000 КАДРОВЫХ РОССИЙСКИХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»

— Обратимся к проблеме доказательств участия РФ в войне на востоке Украины. Если аннексию Крыма РФ не отрицает, то свое присутствие на востоке Украины она отрицает категорически. Достаточно ли мы собрали юридически обоснованных доказательств такого присутствия и как мы их можем использовать?

— Действительно, на официальном уровне Москва отвергает участие своей регулярной армии в войне на Донбассе. Хотя не будем забывать, что еще на большой пресс-конференции для СМИ Путин в декабре 2015 года признал, что на Донбассе есть люди, которые занимаются решением определенных вопросов, в т.ч. в военной сфере, но это не регулярные войска. Следовательно, Путин признал как минимум деятельность бойцов ГРУ и ФСБ на территории Украины.

Несколько лет назад группой «Информационное Сопротивление» были обнародованы поименные данные безвозвратных и санитарных потерь регулярной армии РФ во время вторжения в Украину в июле-августе 2014. Около 500 военнослужащих, номеров военных частей, времени и  характера ранений, названия госпиталей, куда отправляли оккупантов. Все эти данные  находят подтверждение и у других специалистов, которые информационно противодействуют российской агрессии.

По состоянию же на апрель 2019 года в вооруженной агрессии России против Украины на Донбассе доказано принимало участие уже свыше 2000 кадровых российских военнослужащих. Это уже вовсе не таинственные сотрудники спецслужб, «отпускники» и «отставники». Кадровые российские военные комплектуют руководящие должности «республиканских органов госуправления», «органов военного управления» оперативного и тактического уровней, получают командные должности отдельных подразделений.

Кадровые военные ВС России также назначаются на должности советников и инструкторов в оккупационных корпусах.  Их «командировка» в  Украину лишь обязательный этап, без которого не состоится карьерный рост.

Сбором юридических доказательств российского присутствия на Донбассе занимается СБУ и ГПУ. И не только для того, чтобы доказать международному сообществу военные преступления российских политиков и военных на Донбассе, но и для того, чтобы иметь почву для получения материальных компенсаций по факту российской агрессии и фактической оккупации россиянами части территории Донецкой и Луганской областей.

«РОССИЯ ХОЧЕТ НАВЯЗАТЬ СУВЕРЕННОЙ УКРАИНЕ СВОЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ВОЛЮ, И В ПЕРСПЕКТИВЕ ЕЕ ДЕСУВЕРЕНИЗИРОВАТЬ»

— Нет сомнений, что война на востоке Украины является агрессией РФ, которая при этом все время говорит о «внутреннем конфликте». Но и некоторые украинские политики используют риторику Кремля. По вашему мнению, кто является настоящим внутренним врагом?

— Начнем с того, что версию классификации войны на Донбассе как «внутреннего конфликта» в Украине продвигает МИД России и ее представители в ООН. Таким образом Москва хочет скрыть свое прямое участие в боевых действиях и избежать международной ответственности.

Кремль культивирует миф, что «население Донбасса взяло свою судьбу в свои руки» и все это стало следствием реакции на смену власти в Киеве в ходе «Революции достоинства». РФ хочет таким образом не только дистанцироваться от своих марионеток «ДНР» и «ЛНР», но  еще и пытается наделить их международной правосубъектностью.

В Украине ряд политиков и бизнесменов озвучивают эти нарративы. Поэтому их публичную позицию можно назвать пособнической по отношению к россиянам, по крайней мере на уровне риторики. Можно ли их назвать внутренними врагами? Украина находится в состоянии войны с Россией, которая захватила 7,2% украинской территории и убивает наших сограждан. Москва и Киев являются на текущем этапе противниками, и Россия хочет навязать суверенной Украине свою политическую волю и в перспективе ее десуверенизировать, в частности путем воплощения в жизнь российкого плана реинтеграции Донбасса.

В этом контексте те политические силы и фигуры, которые продвигают российские месседжи и идеи, соответственно поддерживают план уничтожения государственности в Украине. Они являются несомненными и беспрекословными внутренними врагами, наравне с коррупционерами, которые грабят украинцев и разрушают боеспособность ВСУ. При этом помним, что 72% украинцев уверены в том, что на Донбассе мы воюем именно с Россией.

«ЖИТЕЛИ ДОНБАССА БОЛЬШИНСТВО ИНФОРМАЦИИ ПОЛУЧАЮТ ИЗ РОССИЙСКИХ ТЕЛЕКАНАЛОВ»

— Как нужно менять информационную политику? И что ожидать в этом смысле от новой власти?

— Это один из самых тяжелых вопросов, которые решает украинская власть. Жители Донбасса большинство информации получают из российских телеканалов, и нам необходимо вернуть этих людей ментально, и лишь потом заниматься вопросами экономического развития. Поскольку «Крепкие хозяйственники» из РФ сделали свое дело — люди на оккупированных и разграбленных землях понимают, что добра без Украины там уже не будет. А вот с информационно дезориентированными нужно очень хорошо поработать.

Необходимо прорывать информационную блокаду в ОРДЛО и Крым, продолжать противостоять антиукраинской пропаганде и обеспечить доступ всех (!!!) граждан Украины к объективной информации. Уже есть определенные наработки и озвучиваются новые интересные идеи. Думаю, что стоит расширить уже имеющуюся информационную стратегию, необходимо дальше строить сеть телебашен, которые позволят ретранслировать украинские телеканалы и радиостанции. Эти работы следует продолжать и делать это активнее. Больше вкладывать денег, совершенствовать системы информационного противодействия и защиты информпространства, в том числе адаптируя под эти цели национальное законодательство.

«ОТ РОССИЙСКОЙ АГРЕССИИ ПОСТРАДАЛИ ВСЕ УКРАИНЦЫ»

— Не отошла ли в настоящий момент война на второй план в нашем информационном поле?

— Опрос центра СОЦИС, проведенный весной 2019 года, показал, что самой актуальной проблемой для украинцев является война на Донбассе. Так ответили 62% опрошенных. Следовательно, для обычных людей она вовсе не отошла на второй план.

От российской агрессии пострадали все украинцы, но в разной мере. Больше всего — жители Донецкой и Луганской областей, в районах прилегающих к линии разграничения, на оккупированной территории и переселенцы. В то же время граждане других регионов чувствуют на себе конфликт из-за потери родных, которые воюют в рядах ВСУ или путем экономического отголоска, что сдерживает развитие украинской бизнес-среды.

За пять лет украинские военные окрепли и смогли локализовать конфликт, сдержав в известной мере российского агрессора, но это вовсе не означает, что он оставил свои планы последующего захвата украинских земель. В целом, пока путинский режим будет руководить Россией, терять бдительность вдоль всей общей границы с северным соседом — недопустимая беспечность.

И пока агрессия продолжается, вести речь о том, что война отходит на второй или третий план, не только абсолютно преждевременно, но и безответственно и рискованно.

Автор:  Валентин ТОРБА; «День»

Читайте также: