Две недели войны за Нагорный Карабах

Карабах

Многие пишут о турецких дронах или израильских камикадзе «Гарпия», решивших судьбу наступления в долине Аракса. Но дело не в одном из элементов — дело в системе.

В издании «Петр и Мазепа» продолжают следить за армяно-азербайджанской войной за Нагорный Карабах — на календаре 14-е сутки операции. Именно войной между этими двумя странами, через прокси в НКР — что бы ни говорили пропагандисты из РФ. Признаков тому много.

Например, добрая половина солдат срочной службы в Карабахе — это призванные армяне из Армении, а не из Степанакерта с населением в 55 тысяч человек. А это, на секундочку, треть численности всей непризнанной республики. Просто физически не бывает 20 тысяч армии на основе призыва в регионе с населением областного центра. Минус женщины, дети, старики, не годные по здоровью, люди на заработках в РФ. В итоге 20 тысяч бойцов армии НКР — это каждый второй мужчина, способный носить оружие, в армии в Карабахе. Так вообще бывает в реальном мире? Не бывает.

А ещё в самой Армении из 3 млн населения добрые полмиллиона на заработках и в различных диаспорах от Москвы до Парижа. Тяжело тащить против 9 млн Азербайджана — те достаточно рутинно тратят 2 млрд. долларов на оборону, а для Армении уже 620 млн тяжелое бремя. И 200 танков крохотный горный край с овцами и двумя младшими сыновьями в Москве, на автомобильной мойке, никак не может содержать. Потому что запчасти, ресурс движков, рембазы и электрика для них не растут, как перец в теплицах.

Как и батарею «Точек», и «Смерчи», и сложную ракетную технику и ЗРК, требующие комплекса регламентного обслуживания, которые им не может предоставить никакой Карабах. Посмотрите, в центральном арсенале Степанакерта солдаты срочной службы снимают такелажем ракету к «Точке», чтобы провести регламентные работы — звучит как вызов Сатаны. Поэтому воюют Армения и Азербайджан — без вариантов. Просто Баку руками своих солдат, а Ереван руками прокси в НКР. За первых демография, финансы и технологии, за вторых горы и достаточно мотивированная пехота.

В Баку ещё в «четырёхдневную войну» протестировали израильские дроны-камикадзе «Гарпия», попробовали на зуб оборону на южном и северном участке и сделали некоторые выводы. В итоге все эксперименты вылились в траты примерно 20-25 млрд долларов на закупку современного вооружения Турции и Израиля и первое место в Европе по его темпам.

В Ереване же просто не могли эффективно тратить свои 600 млн долларов и тащить 50 млн долларов бюджета Карабаха, сосредоточившись на покупке бывших в употреблении устаревших ЗРК «Оса» в Иордании и поштучных российских Су-30. Особенно поучительно сейчас читать новости Армении о создании «трёхуровневой системы ПВО» весной этого года, прямо как в старой пословице — «Помогло нашей бабушке, сначала не ела, а теперь не дышит».

Ещё в апреле 2016 года бои шли за высоты у сёл Талыш и Мадагис на севере, за высоту Леле Тепе на юге у Физули — и там были наибольшие успехи по продвижению, до 2-3 км. Там же азербайджанцы решили действовать в 2020 году — увеличив наряд высокоточного оружия и реактивной артиллерии. Та же полоса для наступления — выступ на севере в предгорьях и достаточно узкий проход в долины Аракса. Бои за хребет Муров и непосредственно гору Муровдаг высотой до 3600 м велись на ротном уровне — против таких же ротных групп НКР. Они задумывались для двух моментов — угроза флангу с огневым контролем дороги «на материк» и чтобы противник не успевал создавать «пожарные команды», перебрасывая подкрепления на юг.

Основная нагрузка по исполнению замысла наступления Азербайджана вглубь Нагорного Карабаха легла на подразделения 1-го и 2-го корпуса Баку. Позже когда стало понятно, что действий со стороны непосредственно Армении не будет, а всё ограничится возней на сложном горном ТВД, на юг были переброшены часть подразделений 3-го корпуса. Даже сами сроки операции — 12-13 суток — это на пределе возможностей корпуса по снабжению, возимому боекомплекту и горюче-смазочным материалам, которые ещё нужно доставить адресату под огнём с высот.

На центральном участке ещё в «четырёхдневную войну»-2016 был план выбить НКР из штаба 6-го укреплённого района в Мадагисе — это обрезает снабжение в соседней такой же полосе обороны в Агдере, позволяет оседлать командную высоту над водохранилищем и дать воду в реку на азербайджанскую сторону.

Тогда не вышло и закончилось по меркам конфликта достаточно большой кровью, но в этот раз, судя по видео азербайджанской армии с улиц Мадагиса, трофейным армянским танкам в Талыше и поднявшейся воде в Тертере, дело пошло живее. Вода в этой горной и труднодоступной местности — стратегический фактор. И сидеть весной в посевную без воды — вполне вероятно, это один из факторов давления на Ереван, чтобы выполнил передачу 7 оккупированных районов, о которой идут переговоры с 1995 года. А это ни много ни мало 20% территории Азербайджана.

Ну и прорыв на юге в долине реки Аракс та же оперативная задача – вода, каскад гидроэлектростанций, выход к четвёртому по населению городу в НКР Гадруту и Джебраилу. Кстати, первому нормально заселённому городу Гадруту, а не лунные ландшафты времён войны 2016 года: аж 5 тысяч человек, банкомат, заправка, закусочные — мегаполис по меркам Карабаха. Параллельно осада Физули и продвижение сквозь достаточно узкие долины Аракса к ГЭС, которые строит Иран.

Вообще, вот эта вот направленность на водные запасы и гидроресурсы для энергетики — одна из основных долговременных стратегий Баку в регионе. Для прорыва на юге были задействованы «ночные» модификации «крокодилов» Ми-24, САУ «Дана» и новейшие азербайджанские части на танках Т-90. Вполне логично, кстати, по Т-90 — не в горы же их бросать и на минные поля в ущельях. Почти каждую ночь работали «Смерчи», израильская  и турецкая реактивная артиллерия, российские тяжелые огнемётные системы — десятками штук.

Многие пишут о турецких дронах или израильских камикадзе «Гарпия», решивших судьбу наступления в долине Аракса. Но дело не в одном из элементов — дело в системе. В «Орбитерах» и «Гермесах», которые давали картинку над полем боя, в турецких разведывательных спутниках, в БПЛА «Анка», который вероятно работал как самолёт радиоэлектронной борьбы в регионе, в системах связи и управления. А уже потом по всем вскрытым целям прилетали «Байрактары» и пикирующие камикадзе, несущие почти 23 кг взрывчатки. Нельзя сказать, что армяне трусили или сломались — есть масса кадров, где лежат покрошенные азербайджанские солдаты, их подбитые танки, включая Т-90, переходящие из рук в руки высоты. Да и здорово помог туман и ухудшение погоды 4-6 октября, когда не могли активно летать дроны.

Но нельзя потерять больше двух батальонов танков, несколько батарей артиллерии, 16 РСЗО «Град», две радиолокационные станции 35Д6 и 1 П-18, полторы сотни автомобилей и пару сотен человек убитыми и ранеными только от огня дронов и не дрогнуть. А ещё ведь туда беспрерывно насыпали сотни стволов артиллерии, были потери от действий танковых подразделений и реактивных частей. Так что продвижение на 25-30 км на юге, овладение высотой Леле Тепе, падение Джебраила и операция в районе Гадрута вполне ожидаемы. Алиев в своё время прекрасно понимал слабость танковых колонн в горных ущельях и сделал ставку на БПЛА, связь и картинку в реальном времени для ОТРК «Лора», «Смерчей» и «Полонезов». И она сыграла на все 100%. И в плане разрушения снабжения южного участка фронта, и в плане выбивания батарей и танков в капонирах, и для оперативных задач в глубине обороны — под Шушой и Степанакертом. Попытку армян контратаковать у городка Горадиз рассеяли с воздуха — там 6 только трофейных танков и уничтоженная колонна.

По городу Гадруту состоянием на 11.10.2020 все съёмки российских военных журналистов ведутся на окраинах и строго не углубляясь в исторический центр с рынком. Съёмки армян из администрации тоже эпизодические — заход и окрестности упорно не показывают. Крупный по местным меркам город, не наполнен ничьими войсками и выглядит вымершим, дымят пожары. Самое вероятное, что произошло там, — стороны оседлали командные высоты, перевалы, и идут бои за них, а малые группы заходят в город каждая со своей стороны, разделённые рекой. Такое себе Широкино побольше времён наших позиций на Маяке и боевиков возле теплиц. В любом случае, прорыв полосы обороны на юге после многолетнего топтания за клочки в горах — это серьёзный успех для Баку. Объявленный же вчера Алиевым взятым город — за него прямо сейчас ведутся ожесточенные бои пехоты. Потому что это оперативно важная дорога на горные серпантины Шуши и фланг района обороны за Физули. Возможно, столкновения будут идти несколько суток после перемирия, как было во время Дебальцево. А, возможно, гуманитарное перемирие так и не заработает пока в полной мере.

Кроме того, нанесён значительный ущерб НКР в стратегическом плане. С первого дня по военным и инфраструктурным объектам в Степанакерте летели «Лоры» и «Смерчи». Армяне пытались отвечать «Точками», «Эльбрусами» и своими «Смерчами» — но их у них было меньше, состояние ожидаемо хуже, а отклонение у «Эльбруса» 450-500 метров против 15 у «Лоры». Поэтому падало плюс минус квартал, выбивая в основном жителей азербайджанской Гянджи в долине Куры — взорванный вчера утром дом и десяток убитых, хотя, похоже, метили по базе в промышленной зоне.

А вот Степанакерту сильно досталось в плане прилётов. Была выбита республиканская энергетическая компания, две подстанции, узел связи, штаб Центрального оборонительного района, база артиллерийской бригады — наблюдались многочасовые пожары масляных трансформаторов и есть фото разрушенных зданий облэнерго. Работы не знающего аналогов российского ПВО и Су-30, купленных в кредит Ереваном на 10 лет, замечено пока не было.

Итоги подведём — электричество, вода в Тертере, снабжение, продвижение в регионе с ГЭС и долине Аракса. Не похоже на желание провести молниеносную войну с вклиниванием в горы — похоже на долговременную стратегию по росту ценника для Еревана. Возможно, блокады и экономического давления. Чтобы была перспектива деоккупации районов или пусть сначала зима без электричества, а потом посевная без воды, и Еревану покупать сотни единиц подбитой техники, дабы восстановить потери. Можно отметить планомерный отказ Азербайджана от ударной авиации и операцию, полностью вытащенную на беспилотных аппаратах — успешное подавление армянской ПВО исключительно дронами и реактивной артиллерией.

Несмотря на 11 часов переговоров в Москве и подписанный договор о гуманитарном перемирии война продолжается — идут сообщения о применении дронов и ударах авиации на юге, артиллерийском огне на севере, воют сирены воздушной тревоги над Степанакертом, летают тяжёлые ракеты по городам. Не всегда 25 лет подготовки и 25 млрд на вооружение могут быстро поставить точку в конфликте — то, о чём мы так часто пишем с 2014 года. Да и банально нужно во время паузы решить чисто военные задачи — подтянуть тылы, вывезти битую технику и сделать ротацию войскам в предгорьях. Октябрь 2020 года — 14 суток с начала операции Баку в Карабахе. По полтысячи убитых, сотни миллионов долларов ущерба. Бои продолжаются.

Автор: Кирилл Данильченко ака Ронин; Петр и Мазепа


Copyright © 2018 PiM, LLC. Перепечатывается с разрешения ИА «Петр и Мазепа».

Читайте также: