Записки районного опера: таксист и цыгане

Обычно убийства раскрывают либо сразу, по «горячим следам», за день-два, максимум — за пару недель, либо не раскрывают вовсе. Работаем по мокрухам плотно, всеми имеющимися в нашем распоряжении силами, по отработанной годами методике. И если быстрого результата — нет, то либо — случай нестандартный, либо — что-то упустили, прошли мимо какой-то важной зацепки… А потом, спустя дни или даже недели, переиграть уже поздно — самое ценное из памяти свидетелей стирается, незакрепленные должным образом следы и улики — исчезают. Но вот один из редких случаев, когда удалось раскрыть убийство спустя время, намного превышающие обычные сроки.

Ш А Л Ы ЗАХОТЕЛ…

Ранним утром из дома № 19 по улице Космонавта Титова позвонили по 0-2 и сообщили: в подъезде на лестнице первого этажа лежит мужчина в невменяемом состоянии. Весь в крови, на вопросы не отвечает, только мычит и головой крутит… Послали «уазик», выяснили — сигнал не ложный. В подъезде лежит парень с разбитой головой, на теле – следы побоев. Вызвали «скорую», по дороге в больницу пытались разговорить раненного, но он только буровился да рукою шевелил, пытаясь потрогать рану на голове. А перед самой больницей вдруг тяжко захрипел, и – умер.

Быстренько пробили его личность: 20 лет, учащийся техникума, ничем не примечателен, родители — средней обеспеченности бизнесмены. С детства ни в чём не знал отказа, любитель выпить и гульнуть. Однажды в детстве, упав с высоты, сильно стукнулся головой о землю. По мнению судмедэксперта, именно та, старая травма головы и усугубила последствия новой травмы, что и явилось главной причиной смерти. Били же его хоть и сильно, «в грязь», но — не убийственно, без нанесения несовместимых с жизнью ранений. Что косвенно подтверждало случайность произошедшего. Ещё одна деталь: били не утром, а поздней ночью, и не на первом, а на восьмом этаже, на лестничной площадке которого остались обильные кровавые потёки. Затем, судя по следам крови на ступеньках, всю ночь раненый сползал по ступенькам вниз, к рассвету доползя до первого этажа. Вызови кто-либо «скорую» сразу же после избиения, или хотя бы оставайся он до утра на прежнем месте, не провоцируй движениями обильную кровопотерю, и при подобных травмах вполне смог бы и выжить…

Начали искать убийцу. Опросили жильцов подъезда: кто что видел? Некоторые слышали ночью неясный шум, но звонить в милицию никто и не подумал. Каждую ночь где-то шумят, что ж — каждый раз и звонить? Обошли жильцов соседних подъездов — тоже ничего. Впрочем, мелькнула было одна маленькая зацепочка…

Через подъезд жила женщина-следователь, как раз из нашего РОВД. По её словам, чуть ли не до полуночи под самыми её окнами на скамейке у подъезда под уличным фонарём играла в карты компания парней, один из которых проходил по находившемуся в её производстве уголовному делу как подозреваемый в краже. Сочтя его появление на «своей» территории наглым вызовом, она, высунувшись в окно, прогнала его, но позднее он со всей компанией вернулся. И, кажись, игра продолжилась…

Отыскали эту компанию, свезли в райотдел. Обычные, слегка лишь б л а т у ю щ и е парниши… Побили их для профилактики, допросили в разных комнатах, проверили — нет ли на костяшках пальцев следов недавних драк. Провели у них на адресах обыски в поисках вещей убитого (по словам его родителей, пропали японские часы и кожаная куртка). Голяк! Ещё раз побили (на этот раз – в досаде за то, что попусту потратили время), строго-настрого запретили им в дальнейшем играть в карты под окнами следачки, и – выгнали в шею…

Пробили всех близких друзей убитого и многих его знакомых, в том числе – тёлок, с которыми он близко общался, но опять — безрезультатно. Вновь вернулись к жильцам подъезда, где всё произошло; присмотрелись внимательнее к личностям некоторых из них. Среди живших как раз на 8-м этаже была супружеская пара наркоманов — сами кололись, приторговывали ш а л о й… Допрашивали их плотно несколько дней, с утра и до вечера: его били как сидорову козу, её — прессовали морально. Доказательств — ни малейших, только предположения, а то бы и её пустили под «барабанные палочки». Но всё равно, жали на обоих сильно, однако ж и тут — ничего!

Где-то на исходе третьей недели, на очередной оперативке, начальник угрозыска со вздохом признал, что дельце оказалось слишком мутным, и вполне может стать «висяком». Восприняв его слова как указание, с того момента мы, опера, переключились на прочую текучку, и стали об этом деле потихонечку забывать.

Прошло четыре недели…

И тут тамошний участковый притарабанил интересную информацию… Есть у него некое доверенное лицо… Не то чтобы — личный агент, а — так… Участок отлавливал его изредка, отводил на опорный пункт, бил кулаками и ногами. И за то, чтоб происходило это только дважды в месяц, а не чаще, этот хрен делился с участковым всякой выведанной им информацией.

Во время последней экзекуции, когда участковый совсем уж разошёлся, «гася» человечка сапогами по рёбрам, тот, испугавшись за своё бесценное здоровье, «вспомнил», как полтора месяца назад при нём одному кенту двое его приятелей принесли на продажу кожаную куртку. Вроде бы — со следами крови. Это была стопудовая сдача!

Тотчас нашли того кента, приволокли в РОВД, дали хорошенько в лоб для начала, потом стали расспрашивать о тех двух приятелях… Говорили строго, без сюсюканий, так что он сразу же припомнил имена, кликухи и адреса, по которым они нынче отираются. Два парня, одному – 16 лет, другому – 21. Мотнулись, приволокли в райотдел и их, привычно поколотили, но останавливаться не стали, а побили ещё несколько раз. Все выдержав, один из них и спрашивает: «Хоть скажите, что вам надо, может, я и без битья расскажу!» Мы объяснили, какая именно мокруха нас интересует. Он подмуал и тут же раскололся. Тем более, что, как оказалось, основным «забойщиком» был не он, а его подельник, который и шёл п а р о в о з о м…

Допросили тогда и подельника, уже предметней. Когда от шутейных колотушек перешли к усиленному прессу — поплыл и он. Выбор был невелик: сознаться и дожить до суда, или — не сознаться и, скорее всего, не дожить… Всё нам оба они рассказали, а затем и показали на воспроизведении. Чуть позднее мы даже смогли найти и принадлежащие убитому часы с курткой.

А случилось — прозаическое, заурядное вполне; такое каждый день нынче происходит. Просто финал на этот раз оказался чуть трагичнее обычного… Эти двое гуляли у коммерческих киосков, надеясь, , что кто-нибудь угостит их пивом. Но время было позднее (час ночи), и подходящего спонсора на горизонте не вырисовывалось. А их будущая жертва, уже «в дымину», ползла на карачках с вечеринки домой, но никак не могла доползти. То с корешами где-то на часок зацепится, то — с тёлкой знакомой… И у киосков их пути пересеклись: студентик техникума сам (!) подошёл к своим будущим убийцам, попросил раздобыть для него ш а л у. Они предложили ему пройти с ними в соседний дом, «Женька вроде негалимой торгует… Пошли, спросим!» Втроём зашли в подъезд, поднялись на 8-й этаж. Постучались к супругам-наркоманам, но те не открыли (их не было дома). Что произошло дальше — тонет во мраке… Может, было именно так, как они рассказывали: он сильно стучал в двери, орал, кричал по-всякому, требуя, чтобы вышли немедленно и продали ш а л у; они пытались урезонить его: «Здесь люди кругом, чё ты орёшь?..» — в ответ он обложил их матом… Завязалась обоюдная драка, в ходе которой он неудачно упал и ударился головой о ступени. А они, попинав его ногами, заодно уж и разжились его барахлишком. Но вероятней другое: с самого начала они планировали лоха в подъезде маленько «погасить» и ограбить. Но он, дурной и по жизни, а тем более, когда буховый — полез выяснять отношения. Вот тогда-то они и побили его конкретно… В оконцовке одному дали пять лет, второму — десять…

Классический случай — жертва сама спровоцировала собственную гибель. Что врезалось в память: и убитый, и его убийцы — одного поля ягоды, соверешнно одинаковой жизненной ориентации. В подобной ситуации легко представить их, поменявшимися местами…

Таксист и цыгане

…Одно из самых резонансных преступлений последних лет: у дома в частном секторе ранним утром нашли такси, рядом на земле — труп таксиста. Истыкан, искромсан, изрезан жутко — около ста ран! Отхваченные лезвием куски человечины валялись в радиусе пяти метров от тела, а голова еле держалась на практически перерезанной шее. Круче киношного триллера!

Наехало на место происшествия начальство, нагнали туда оперов, следаков, экспертов, кинологов с собаками, прочей ментовни… Ещё бы: весь район взбудоражен, только о раскромсанном таксисте все и шушукаются! Общее мнение: орудовал серийный маньяк! Теперь каждую ночь будут резать по таксисту!!

Дошло до того, что водилы отказывались выезжать в ночную смену, да и днём не брали в салон сомнительных пассажиров (выпивших, угрюмых, шумные компании, и т.д.); а таких – чуть ли не каждый второй… Работа такси в нашем районе временно оказалась парализованной.

Не обращая внимание на поднятую шумиху, опера сработали чётко. Пробили жильцов дома, у которого произошла трагедия — ноль. Опросили проживающих на этой улице, а затем — и на соседних улицах, дополнительно проверяя всех, вызвавших подозрения – ни хрена. Прошлись по домочадцам погибшего, сослуживцам, друзьям, приятелям, знакомым, даже и тем из них, с кем давно не общался – результат отрицательный.

И когда у руководства уж пошёл пар из ноздрей от возмущённости за нашу бездарность, и остро встал вопрос: «Как же получилось, что милицейские командиры — такие умные, опытные и умелые, а вот их подчинённые – сплошняком тупые долбодятлы?!», — в этот самый момент некий взятый за жабры торговец самогоном начал упрашивать не привлекать его к уголовной ответственности, пообещав: «А я сообщу вам нечто очень важное!». Сперва над ним лишь посмеялись: «Чё ты знать такого интересного можешь, падла?!.». Но, прислушавшись, заинтересовались…

По его словам, недавно у него на хате цыган Федька Леонов хвастанул по пьяни, что давеча сгоряча замочил какого-то таксиста… Жил Федька в том же частном секторе, в трёх кварталах от того места, где нашли такси. Знали мы Леонова — гнилушник, бузотёр, любитель чужого, ш и р я л ь щ и к… Двинули к нему домой, но там его не оказалось. «В отъезде, будет через три дня!» — сообщил живший вместе с ним младший брат.

Отвезли братишку в РОВД, били два дня, чуть не убили… Нужна была хоть какая-то зацепка, подтверждающая, что самогонщик — не клевещет. И на вторые сутки младший Леонов вроде бы сознался, что старший брат такого-то числа, придя поздно вечером домой, сообщил, что только что убил таксиста… Так ли было на самом деле — не уверен. Мы ведь Федькиного братишку так колошматили, что на его месте запросто и небывалое вспомнишь!

Так или иначе, но информация начинала подтверждаться. Оставили в доме Леоновых засаду, хотя никто не верил, что Федька в неё попадётся. Во всех соседских домах ведь знали, что его младшего брата забрали в «мусарку». Стоило ему по пути домой переговорить с кем-либо из соседей, и ему бы обо всём доложили.

Но на четвертый день Фёдор Леонов, как ни в чём не бывало, явился домой из отлучки. И тут же был схвачен операми.

Ещё по дороге в райотдел Федьку просветили в том плане, насколько заждались менты его чистосердечных признаний в резонансном «мочилове». Посулили с дружеской ухмылкой: «А упрёшься рогом — с л о м а е м… Заодно и братику твоему сделаем в и л ы.» Леонов, как представитель нации пусть и лихой, но не глупой, намёк понял. И по прибытии в РОВД сразу объявил о горячем желании немедля упасть на колени перед правосудием, искренно покаявшись во всём антизаконном. И под протокол подробно поведал гражданам операм о том, как нехорошо получилось с таксистом…

Что же произошло?

В тот день, а точнее — в ту ночь Федька вместе с приятелем, тоже цыганом по кличке «Румба», после совместного бухалова в кабаке возвращались на такси из центра города в занюхано-частный сектор, собираясь продолжить пьянку уже у Леонова на хате. Но остановить такси решили не у самого дома, а в трёх кварталах от него. Почему? Первое: ехать к нему отсюда по извилистой дороге в темноте — слишком уж рискованно. И второе: «бабла» для уплаты таксисту не хватало, и они предполагали удовлетворить его лишь частью обговоренной заранее суммы, а если он откажется — вовсе не платить. Выскочить внезапно из машины, и — рвануть во тьму…

И вот, когда машина остановилась, они предложили водиле принять от них оплату «в два приёма», то есть — взять ту мелочёвку, что при них была, а остальное — когда-нибудь потом. Цыгане славятся способностью убедить кого угодно. Но уж больно жмотный и упёртый таксист им попался! Услыхав предложение: «Сейчас — 5 долларов, а остальные 20 — через три дня, на этом самом месте!», — он взбеленился, схватил монтировку, и, угрожая ею, предложил «цыганским мордам» немедленно отдать ему свою одежду и обувь в качестве залога за невыплаченную сумму. В пылу разгоревшейся дискуссии троица выскочила из салона машины. Цыгане, надеясь образумить водилу, обматюкали его по-всякому. В ответ он (якобы — первым) применил силу, ударив «Румбу» монтировкой по плечу. Федька набросился на таксиста, и между ними завязалась борьба, в которой жилистый и вёрткий таксист одолевал. Но тут подкравшийся сзади «Румба» саданул его ножом в спину, Федька тоже выхватил финку, и вдвоём они порезали всё ещё отмахивающегося монтировкой таксиста вдоль и поперёк… В темноте же не видно, достиг удар цели или нет, вот они и били «с запасом». Будь цыган только один, или хотя бы не окажись у нападавших ножей — таксист вполне мог выйти из той схватки победителем. А так — не рассчитал сил… Не смог вовремя дать о б р а т к у. Видать, по жизни он был из тех, кто никогда не отказываеся от своего!

Добив жертву и убедившись, что никакая реанимация ей уже не поможет, цыгане покурили, успокаиваясь. Затем забрали из кабины выручку таксиста за смену (в качестве моральной компенсации за пережитые страсти) и отправились к Леонову домой, пить водку дальше…

Так и закончилась история с «маньяком, убийцей таксистов», на какое-то время взбудоражившая весь район.

«Румбу» изловили через неделю в соседнем городе, куда он от греха подальше укатил к родичам. Спустя полгода состоялся суд. Оба цыгана, получив свои законные 12 лет (суд учёл, что драка была обоюдной), бесследно растворились в бескрайнем океане людских судеб и болей под названием «зона»…

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: