За что пожизненно сидит Кореец — Ан

Пока «сейлемовец» Евгений Ан, по кличке Кореец, сидит за решеткой, всплывают его многочисленные кровавые «подвиги», совершенные им еще в 90-е годы. Один из таких — расстрел осетин на кладбище в Симеизе в июне 1994 года. Правда, никакого наказания за четыре человеческие жизни Кореец не понесет, он и без того приговорен к высшей мере — пожизненному заключению.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Знакомые все лица…

Напомним, Евгений Николаевич Ан, по кличке Женя-Кореец, родился 10 апреля 1967 года в селе Май Верхнечирчикского района Ташкентской области. В 90-е годы состоял в крымской преступной группировке «Сейлем». В свое время являлся директором МП «КОРЕ» в Симферополе, владельцем супермаркета «Виалаки» и дискобара «Космос» в ДКП. Также контролировал деятельность коммерческих структур, зарегистрированных на некую Наталью З. (любовница Ана), и «курировал» агропромышленный комплекс Крыма.

Как уже писала «1К», в 90-е годы Кореец был неуловим: убийства, разбойные нападения, вымогательство сходили ему с рук. Преступление, на котором погорел Евгений Ан, было совершено в октябре 1995 года в селе Почтовом. Там были обнаружены три трупа: женщины и двух мужчин. Сначала их жестоко избили, а потом застрелили.

Как выяснилось, на этих людей напал Кореец вместе со своей бандой. На самом деле Ану нужен был только один из убитых. С ним у него были давние счеты, и Кореец планировал попросту убрать неугодного. Но, к несчастью, в машине с недругом Жени Ана были еще двое — мужчина и женщина. Бандитам пришлось убить и их, ведь Корейцу свидетели были ни к чему.

Прошли годы. Среди множества других преступлений убийство этих троих Евгений Ан даже и не помнил. Однако, как известно, в конце 90-х — начале 2000-х годов правоохранители всерьез взялись за отлов бандитов. И тут Корейцу аукнулось это тройное убийство. На тот момент Евгений Ан подался в бега. Работники милиции задержали его в Чехии.

Он просил там политическое убежище, но ему отказали. На допросах Кореец все категорически отрицал — уверял, что не то что не организовывал убийство и не убивал, а даже не был в тот день в том месте. Адвокат Жени Ана уверенно говорила о том, что милиционерам ничего не удастся доказать, но все получилось не так, как она планировала.

22 февраля 2006 года уже в самом конце судебного процесса Кореец сам себя погубил. Когда ему дали последнее слово, он встал и сказал: «Я их не бил», чем подтвердил, что все-таки был на месте преступления… Когда судья зачитала вердикт, которым Кореец приговаривался к пожизненному заключению, самый жестокий бандит полуострова заплакал. И сейчас Евгений Ан отбывает пожизненный срок.

Конфликт двух коммерсантов

Как только Корейца упрятали за решетку, сразу стали всплывать его прошлые грехи. В 2007 году было возбуждено уголовное дело об убийстве четырех осетин на кладбище в Симеизе в июне 1994 года. Поводом к расстрелу послужил конфликт между двумя крымскими коммерсантами. В 1993 году между бухгалтером МЧП «Лазурь» и директором МЧП «Аспарагус» возникли разногласия. Бухгалтер, который в 1991 году приехал в Ялту из Северной Осетии, организовал в Крыму фирму, директором которой назначил свою жену.

Он взял кредит в банке, купил цистерну спирта и наладил разлив фальсифицированной водки. Потом осетин заключил договор с директором МЧП «Аспарагус», и последний занялся реализацией продукции. Торговля шла успешно, водка расходилась, но почему-то деньги директор оставлял себе и с бухгалтером не делился. И тогда обманутый коммерсант решил обратиться за помощью к землякам.

В Крыму на тот момент действовало подразделение небезызвестной ОПГ Савлохи (он же Солоха). Напомним, эта преступная группировка была создана бизнесменом, меценатом и заслуженным тренером СССР, России и Украины по вольной борьбе Борисом Сослановичем Савлоховым (больше был известен как один из самых крупных украинских криминальных авторитетов по кличке Савлоха).

ОПГ насчитывала около 1000 членов и действовала в Печерском, Старокиевском, Подольском, Шевченковском, Дарницком и Днепровском районах Киева. Имелось небольшое подразделение ОПГ Савлохи и в Крыму. Именно к его членам и обратился обиженный бухгалтер.

Те пообещали ему помочь и назначили встречу директору МЧП. Она состоялась в Гаспре, в кафе «Арлекино». У директора при виде грозных братков затряслись коленки, и он клятвенно пообещал вернуть долг. Но вместо того чтобы бежать к бухгалтеру с деньгами, отправился к крымским «браткам». Причем, и к «башмакам», и к «сейлемовцам». В итоге участвовать в разборках с осетинами согласились и те, и другие.

Разборки на кладбище

Не отказался столкнуться с осетинами из ОПГ Солохи и Женя-Кореец. У него были свои счеты с главарем осетинской ОПГ в Крыму. И предстоящая разборка была для Ана лишь отличным способом уничтожения противников.

В конце июня 1994 года обеими сторонами спора были назначены время и место встречи. Время — девять часов вечера 3 июля 1994 года, место — симеизская автостанция. Вначале все машины «башмаков» собрались на въезде в Ялту. Это были «Ауди», «Форд» и ВАЗ-2108. Там также находились 5 машин группировки «Сейлем»: ВАЗ-2109, БМВ, «Форд», ВАЗ-21099 и ВАЗ-2108. Кореец сидел за рулем ВАЗ-21099, рядом находился его товарищ Александр М. (имя изменено).

Все эти автомобили проехали в Симеиз, к автостанции. Туда же подъехала машина «Мерседес» желтого цвета, в которой сидели пять осетин. Как позже рассказывали следователям свидетели той встречи, из «Мерседеса» вышли двое осетин, из «Ауди» два «башмака». Они переговорили, затем все сели в машины и поехали в сторону кладбища. «Мерседес» с осетинами ехал в середине колонны. На кладбище почти все вышли из машин.

С осетинами разговаривал парень из «Форда». В процессе разговора он пригрозил одному осетину, что сбросит его в море, и ударил кулаком в лицо. Другой осетин, в белом костюме, сунул руку за отворот пиджака. Вот тогда в дело вмешался Женя-Кореец. Он выскочил из машины, достал пистолет и выстрелил в человека в белом костюме.

Раненый попытался убежать. Ан выстрелил в него еще раз, и мужчина упал. Потом люди Корейца вытащили из «Мерседеса» двух других осетин и оглушили их ударами по голове. Женя выстрелил в них и в третьего осетина. Потом к раненым подбежал парень с автоматом АКМ — товарищ Корейца Александр М. и завершил дело, расстреляв их. Присутствующие досмотрели кровавое представление до конца, расселись по машинам и разъехались. В тот же вечер на симеизском кладбище в Ялте были обнаружены четыре трупа с огнестрельными ранениями, а также пули и гильзы.

И тайное стало явным…

Прошло 13 лет с той ночи, когда на кладбище были расстреляны четверо мужчин, и только в 2007 году правоохранителям детально стало известно, кто участвовал в той кровавой разборке. Было вновь возбуждено уголовное дело по факту убийства четырех членов ОПГ Солохи в 1994 году. В ходе следствия были опрошены 8 свидетелей и очевидцев тех событий — их рассказы полностью совпали.

Сам Женя-Кореец категорически отрицал свою причастность к этим убийствам и утверждал, что в тот вечер находился совершенно в ином месте и с иными людьми. Поначалу такой же версии придерживался и его товарищ Александр М., который расстреливал осетин из автомата. Но потом в ходе досудебного следствия этот подсудимый признал свою вину в умышленном убийстве осетин, совершенном совместно с Корейцем. Александр М. рассказывал, что состоял в преступной группировке, которая относилась к ОПГ «Сейлем». В Ялте тогда действовали несколько «сейлемовских» группировок.

Основным источником их дохода были деньги, полученные от коммерсантов за охрану их бизнес-интересов, то есть за «крышевание». Ежедневно вечером они собирались в баре «Ливадия». В тот вечер ему и еще нескольким его товарищам приказали приехать в Симеиз на разборки. Сначала, по словам Александра М., они приехали на автовокзал, потом двинулись на кладбище. Когда на погосте раздались выстрелы (это стрелял Женя-Кореец), один из старших «сейлемовцев» дал Александру автомат Калашникова и крикнул: «Стреляй!» Александр подчинился и прошил уже лежащих осетин автоматной очередью. «Молодой был, дурной, сейчас бы такого никогда не сделал», — добавил в конце своего признания Александр.

Суд признал Евгения Ана и Александра М. виновными в убийстве четырех человек. Корейцу дали 15 лет лишения свободы, но на тот момент он уже отбывал пожизненное заключение и больше этого вменить ему было нельзя, а вот Александра М. приговорили к 14 годам тюремного заключения.

Читайте также: