Ноги у дороги: плечевые, валютные, саунные… Не столичная проституция

«Эти трассовички — такие страшные, грязные, затасканные, что противно к ним даже прикасаться, — рассказывал автору этих строк водитель-дальнобойщик, припарковавший фуру возле одного из кафе на выезде из Павлограда. — Лично я к их услугам не прибегаю. Бывает, постоит такая возле машины, отойдет, а потом еще несколько часов ужасный запах в кабине витает. Но некоторые другие водители проститутками пользуются. Припекло ему сильно — побежал, снял первую попавшуюся, заплатил ей, сделал свое дело. А потом ходит и жалеет: переживает, вдруг какую-нибудь заразу подхватил».

…Узнав о том, что милиция проводит на территории Днепропетровской области профилактическую операцию «Ночной город», корреспондент обратилась к начальнику Павлоградского ГО с просьбой помочь подготовить материал о проституции в Западно-Донбасском регионе. Он охотно согласился посодействовать.

Трассовички облюбовали въезд и выезд из города

Вместе с участковыми ГОМ-1 Денисом Заикой и Александром Зубовым выезжаем на улицу Днепровскую. Милиционеры поясняют, что трассовички в основном стоят вдоль дорог государственного значения, по которым ездят дальнобойщики.

Таких женщин видно сразу — это опустившиеся алкоголички либо наркоманки. Они занимаются проституцией, чтобы заработать денег на очередную дозу спиртного или наркотиков. Обычно стоят вдоль трассы, чаще всего в районе кафе на въезде и выезде из Павлограда. Иногда — в районе автостанции. Предлагая свои услуги водителям, трассовички нередко проявляют инициативу, и сами подходят к кабинам припарковавшихся фур.

Но в этот вечер мы так и не увидели ни одной «ночной бабочки» вдоль улицы Днепровской. Участковые пояснили, что накануне была проведена операция «Ночной город», во время которой задержали нескольких проституток. Информация в их кругах распространилась быстро, поэтому они пока боятся выходить на трассу.

Знакомство с водителем

Чтобы узнать больше, подхожу к кабине одной из «фур». Водитель, не замечая меня, укладывает какие-то вещи. Тихонько стучу в окно. Мужчина выглядывает и в течение нескольких секунд окидывает оценивающим взглядом. Затем с удивлением на лице открывает дверь.

— Добрый вечер, — говорю ему с улыбкой. — Можно занять несколько минут вашего времени?

— Мо-о-о-жно… — с еще большим удивлением и улыбкой одновременно отвечает водитель, продолжая осматривать меня с ног до головы.

Объясняю, что я журналист и готовлю материал о проституции в нашем регионе. Поэтому хотела бы с ним об этом побеседовать. На лице мужчины — явное разочарование. Улыбка моментально исчезает, и он тут же серьезно отвечает: «А мне нечего рассказывать, я их услугами не пользуюсь». Однако когда я пояснила, что меня интересует не он лично, а просто точка зрения водителей на эту проблему, мужчина немного расслабился и согласился на разговор.

Откровения дальнобойщика

«В вашем регионе таких проституток мало, — говорил он. — Вот в Киеве на окружной дороге их хоть пруд пруди. В Донецкой области также много. Там, кстати, часто встречаются малолетки — по 12-13 лет. Их услугами пользуются не только дальнобойщики. Зачастую туда подъезжают и «крутые» иномарки.

Если брать по регионам Украины, то больше всего «плечевых» (так водители называют трассовичек — прим. авт.) в западной Украине. Видимо, это из-за того, что там людям намного труднее найти работу. Многих девушек на это толкает бедность.

В 90-х годах, да и в начале 2000-х, проституток на трассе было намного больше, чем сейчас. В наши дни многие из них сидят в кафе вдоль дороги и ждут, пока к ним подойдет кто-нибудь из мужчин. Их видно сразу. Какая нормальная девушка будет сидеть вечером одна в кафе и подолгу пить один стакан колы или чашку кофе? — со знанием дела объясняет дальнобойщик.

— А сколько стоят услуги трассовичек? — опять спрашиваю я.

— Половой акт в среднем 40-50 гривень, а оральный секс — 20-30 гривень. Все зависит от того, как сама проститутка себя оценивает.

В Интернете — ремонт интимных вещей

Пытаясь узнать как можно больше об интимных услугах, предоставляемых в нашем регионе, запускаю поиск в системе Интернет. Довольно быстро нахожу откровенную фотографию девушки в красивом нижнем белье. Подписано, что это Галя из Павлограда. Под фото указаны параметры девушки: возраст, вес, рост, объем груди, а также цена: 70 долларов за час и 150 долларов за ночь. Правда, объявление было размещено в Интернете еще в 2003 году, так что с того времени цена, возможно, изменилась.

Дальше отыскиваю целый Днепропетровский секс-портал. Здесь масса подобных объявлений: для мужчин, женщин и даже семейных пар. Многие из них — с фотографиями. Правда, предложений из Павлограда, Терновки или Першотравенска я так и не нашла. Единственная услуга, которую предлагает некий Павел из Павлограда, это «комплексный ремонт и смазка фалоимитаторов». При этом автор объявления добавляет: «Порядочность и анонимность гарантирую».

150-300 гривень за час

Я попыталась перезвонить или отправить SMS-сообщения по некоторым из указанных в объявлениях телефонам, но абоненты оказались недоступны. На письма, отправленные по электронной почте, также никто не ответил. Однако, судя по комментариям под объявлениями, интересующиеся этой темой люди знают, в какие заведения нужно обращаться. И даже советуют друг другу, где услуги дешевле и девочки получше.

Больше всего интимных услуг предложено на этом секс-портале в Днепропетровске и Кривом Роге. Что касается расценок, то они колеблются от 150 до 300 гривень за час. Это — так называемые девочки (или мальчики) под заказ, а также саунные проститутки.

Проститутки Западного Донбасса

И. о. начальника уголовного розыска Терновского ГО Алексей Заболотный охотно согласился рассказать о том, какие виды проституции существуют в Украине и какие из них наиболее актуальны для Западного Донбасса.

По словам Алексея Заболотного можно выделить пять основных видов проституции в Украине.

Валютные

Наиболее дорогие, элитные, так называемые валютные проститутки. Как правило, это молодые девушки примерно от 18 до 30 лет. Красивые, ухоженные. Чтобы улучшить свою внешность, они нередко прибегают к помощи пластических хирургов. Работают эти проститутки в дорогих отелях. Обслуживают в основном иностранцев или богатых бизнесменов. Их услуги стоят 300-500 долларов за ночь. Однако 60-70% этих денег забирают сутенеры.

В организованную преступную группировку (ОПГ), которая обеспечивает клиентов валютными проститутками, обычно входят: непосредственно сам организатор (сутенер), диспетчер, который принимает заказы по телефону, водитель, доставляющий девушек к месту вызова и один или несколько охранников-вышибал. Однако, такой вид проституции не характерен для маленьких городов. Он существует в крупных областных центрах. Этот вид проституции хорошо известен на территории СНГ еще с советских времен.

Девочки под заказ

В газетах нередко можно увидеть объявления типа: «Девочки скучают…», «Хочешь хорошо провести время…» и тому подобное. Любой поймет, какие именно услуги предлагаются таким образом. Схема работы девочек под заказ достаточно проста. Клиент звонит по указанному телефону и заказывает себе девушку. В крупных городах работу этих проституток опять-таки курирует ОПГ, в состав которой входят сутенер, диспетчер и водитель. В провинции же девочки под заказ нередко работают сами на себя. Или, бывает, функции сутенера и диспетчера выполняет один и тот же человек. А доставляет в нужное место проституток обычное такси.

Девочки под заказ, как правило, молоды (18-30 лет) и привлекательны. Конечно, требования к внешности здесь ниже, чем у валютных проституток. Но, тем не менее, это симпатичные девушки, которые следят за собой. Стоимость их услуг составляет до 300 гривень в час. Чем больше город и выше доходы населения, тем дороже обходятся клиентам такие девочки.

Саунные проститутки

Это девушки (18-30 лет), которые обслуживают клиентов в саунах. В крупных городах пришедшим попариться и расслабиться мужчинам нередко предлагают выбрать девочку. Для удобства выбора клиенту предоставляют альбом с фотографиями. Выбрав понравившуюся проститутку, он оплачивает услуги и получает желаемое.

К особо уважаемым клиентам иногда выводят сразу несколько девушек, чтобы их можно было рассмотреть со всех сторон и даже пощупать. Таким образом, состоятельные мужчины выбирают себе проституток для отдыха.

В маленьких городах система немного другая. Здесь девушки обычно сидят в кафе при саунах и ждут своего звездного часа. Как правило, администрация заведения в курсе происходящего и имеет от их доходов свой процент. Клиенты просто заходят в кафе и договариваются напрямую с девушкой. Также зачастую в саунах имеются номера телефонов, по которым можно заказать проституток. Стоимость услуг саунных проституток приблизительно такая же, как и девочек под заказ.

Трассовички или плечевые

Эти девушки обычно предлагают свои услуги, стоя вдоль трасс государственного значения. Как правило, это уже потерянные алкоголички или наркоманки. Нередко трассовичками становятся опустившиеся проститутки из предыдущих трех элитных видов.

В данном случае трудно назвать возрастные критерии. На трассу могут выйти как девушки 15-16 лет, так и женщины 35-40 лет. Все зависит от обстоятельств, которые их к этому привели.

Как правило, эти проститутки практически не следят за своей внешностью. Они выходят на трассу, чтобы заработать денег на очередную дозу алкоголя или наркотиков. Многие из трассовичек ранее судимы. Нередко они состоят на учете у венеролога. Стоимость услуг этих проституток невысока: от 10 до 50 гривень.

Вокзальные

Эти проститутки находятся фактически на самом дне жизни. Обычно это грязные опустившиеся существа с лицами синюшного цвета. Их вообще трудно назвать женщинами. Это бомжихи, которые готовы отдаться кому угодно и где угодно (хоть в общественном туалете) за флакончик одеколона или сто граммов водки.

Зачастую услугами этих проституток пользуются мужчины, которые недавно освободились из мест лишения свободы после долгой отсидки.

Кроме перечисленных пяти видов проституции встречается еще и детская — когда проститутками становятся совсем юные девочки (14-18 лет). Не так давно появился новый вид проституток, которые выезжают «на гастроли» за границу.

P.S. В Западно-Донбасском регионе в небольших провинциальных городах проституция распространена намного меньше, чем в мегаполисах. Ведь здесь многие жители знают друг друга в лицо, и у девушек срабатывает элементарное чувство стыда…

***

Знал ли Иван Куприн, что сюжет его повести «Яма» будет актуален и в XXI веке? Хотя девушки, предоставлявшие секс-услуги в частном борделе в Малиновском районе Одессы, вряд ли были знакомы с творчеством великого русского писателя. Тем более, что большинство из юных жриц любви даже не достигли совершеннолетия.

Более десяти лет Владимир, 1972 года рождения, зарабатывал тем, что содержал притоны. По имеющейся у сотрудников милиции информации он устраивал публичные дома поочередно в разных районах города, в последнее время обосновавшись в собственном трехэтажном доме из одиннадцати комнат. В подвале дома был устроен бар с большим количеством напитков. Клиенты сначала расслаблялись, затем любовались девушками и выбирали себе подругу на ночь. Стоила такая услуга 100 долларов.

Девушки в бордель набирались, понятное дело, не в Одессе. Бывшая проститутка Наталья, жительница города Александрия Кировоградской области, занималась поставкой живого товара из провинции. Когда-то она и сама работала на Владимира, но потом родила ребенка, и сутенер был вынужден ее отпустить на родину. Но с условием — она должна отработать на него другим способом — вербовать девочек. Чем Наталья и занялась. Конечно, юным жительницам Александрии она не говорила правду о том, чем им придется заниматься. Поэтому желающих поехать в Одессу работать уборщицами, барменшами или официантками было достаточно. Александрия — город маленький, возможностей получить там образование или найти работу немного.

За каждую завербованную девушку Наталья получала по 100 долларов. На билеты им в Одессу не раскошеливалась. Она договаривалась с проводником, отдавала ему паспорта девушек, Владимир встречал их в Одессе и расплачивался за проезд. Попав в его дом, девушки постепенно понимали, что заниматься им предстоит не совсем тем, на что они рассчитывали. Однако тревогу никто особенно не поднимал. Владимир отвозил их на промрынок «7-й км», где девушки принаряжались, чтобы иметь товарный вид. Получали 25 долларов за ночь с клиентом. Где в Александрии можно заработать такие деньги?

Клиентами девушек были иностранные моряки. Владимир, немного знающий английский язык, на своем микроавтобусе приезжал в порт (кстати, каким образом он заезжал на территорию, куда необходим специальный пропуск, милиция выясняет), либо поджидал возле выхода из порта моряков, которые сошли на берег и намеревались прогуляться по городу. Он предлагал им развлечься с молодыми девушками, согласившихся клиентов приглашал в автобус и привозил к себе домой. Там моряки пили, девочки перед ними танцевали, раздевались — в общем, все шло по программе, как в описанном классиком публичном доме. А потом гостей вели в нумера, то бишь, в комнаты. Рано утром Владимир будил моряков и отвозил их в порт. Но по дороге он все чаще стал выслушивать жалобы о том, что клиенты утром обнаруживали пропажу денег. Владимира, понятное дело, это беспокоило. Вернее, беспокоил не сам факт пропажи денег у гостей, а то, что девушки забирали украденное себе, а не отдавали ему. Поэтому он решил применить репрессивные меры воздействия. Запретил девушкам выходить из дома, регулярно обыскивал их и установил цены на продукты, которыми они питались на кухне. За бутылку колы взимал 2 доллара, за порцию картошки — доллар.

— Сотрудники милиции вышли на этот публичный дом в результате оперативной разработки, — рассказал начальник управления по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми ГУ МВД в Одесской области Александр Петрик.

На момент задержания в доме находились 9 девушек и 4 клиента, а так же хозяин борделя. У сотрудников милиции есть претензии только к одной из проституток, которая была старшей над девушками, она дает показания. Шестеро жриц любви оказались несовершеннолетними, поэтому задержанный привлекается к уголовной ответственности по двум статьям — организация, содержание притона или сводничество, а так же — сутенерство или втягивание несовершеннолетних в занятие проституцией. Так что Владимиру светит около 10-ти лет пребывания за решеткой.

— Уличить в совершении таких преступлений довольно сложно, — говорит Александр Петрик. — Так как кроме показаний девушек, необходимо произвести задержание подозреваемого в момент передачи денег. Причем купюры должны быть помечены. Кроме того, в качестве доказательства следователь просит предъявлять даже использованные презервативы.

Что касается Натальи, которая поставляла девушек в бордель, то она обвиняется в торговле людьми, меру наказания определит суд.

Шестеро несовершеннолетних девушек, испытавших на себе отнюдь не радости первой юношеской любви, сейчас находятся под опекой общественной организации «Вера. Надежда. Любовь» — так решили и сами девушки, и их родители. Они живут на квартирах этой организации, адреса которых неизвестны даже сотрудникам милиции. Девушки проходят курс психологической и медицинской реабилитации, затем отправятся в Херсон, где организованы бесплатные курсы для женщин такой категории. Они смогут выбрать себе профессию парикмахера или секретаря, либо научиться работать на компьютере. То есть обретут профессию, которая поможет им зарабатывать деньги не только собственным телом.

У сотрудников милиции есть информация о том, что данный подпольный публичный дом был далеко не единственным в Одессе, так что работа по устранению таких заведений продолжается.

У СОСЕДЕЙ

Что должно случиться в жизни женщины, чтобы она решилась продавать себя на дороге? С этим вопросом репортеры обратились к девушкам легкого поведения, которые стоят на барнаульских трассах – в российской глубинке. Ниже – репортаж о проституции в провинциальном украинском Павлограде и Одессе.

Придорожные путаны появились в Барнауле несколько лет назад. Сначала их было по пальцам пересчитать, потом — как прорвало! Девушки приезжали на заработки, как правило, из районов края или других городов. Первое время «дежурили» где придется, но потом, изучив спрос-предложение, сгруппировались на наиболее доходных участках.

Сегодня их в любое время суток и при любой погоде можно встретить на улице Антона Петрова (кстати, неподалеку от храма А.Невского), улице Попова (Докучаево), на Ленин-ском проспекте и в районе 8-й городской поликлиники. По этим злачным местам мы проехались.

Люся с подбитым глазом

Придорожные «ночные бабочки» — одна из самых низших каст в иерархии путан. Ниже котируются, пожалуй, только вокзальные «жрицы любви». И расценки у них соответствующие — берут от пятидесяти рублей и выше, в зависимости от предоставляемых услуг, внешних данных и возраста.

Некоторым барнаульским путанам по пятьдесят-шестьдесят лет, и тем не менее они составляют серьезную конкуренцию двадцатилетним. Первая, кто попадается нам на глаза, — Людмила Васильевна, или просто Люся. Так она представилась. Ей сорок семь лет, хотя выглядит она старше.

Люся скрывает глаза за черными очками.

— Да клиент меня избил, глаз затек, не открывается, — поясняет она.

Люся говорит, что секс-бизнесом занимается только год. С мужем прожила двадцать лет, развелись, недавно дочери квартиру купила в рассрочку, надо рассчитываться.

— Дочери 25 лет, она у меня ничем не занимается, — оправдывается Люся. — Недавно с иглы ее сняла, да вот только она опять с дурной компанией связалась, снова колется.

Где Люся говорит правду, а где врет, поначалу не разберешь. Она утверждает, что с утра до вечера торгует фруктами на Старом базаре, а только потом выходит на дорогу. Но на торговку она нисколько не похожа: опухшее лицо, покрытое дешевой косметикой, стойкий запах алкоголя…. Интересно, что за клиенты у тети Люси?

— Долг за квартиру на сегодняшний день у меня около 50 тысяч, — продолжает Люся. — Деньги немалые, как только рассчитаюсь, уйду с дороги.

На вопрос о заработке отвечает уклончиво:

— Это когда как. В этом месяце заработала тысяч семь, но это вместе с базаром. А на дороге… На дороге вчера, к примеру, взяла тридцать рублей, а позавчера — пятьсот. Я же дама в возрасте.

— А другой работы не найти? — спрашиваем.

— Дворником, что ли? Да ну на фиг! За копейки не хочу.

Выйти на дорогу ей подсказали девчонки с улицы Кощеева. Сами они регулярно путанят, чтобы заработать деньги на наркотики. По словам тети Люси, молодые путаны ее не обижают, она сама кого хочешь обидит. А вот от клиентов иногда «прилетает»: один раз ее в погреб сажали, другой раз — палками били. Но, несмотря ни на что, она каждый вечер вновь выходит на дорогу.

«Мама узнает — убьет»

Конкурентка тети Люси — молодая девушка в мини-юбке и с сигаретой в зубах Валентина. Ей недавно исполнилось 22 года. Валя — типичная представительница дорожных путан.

— На трассе начала работать пять лет назад, семнадцать мне тогда было, — не без гордости говорит она. — График у меня с 12 часов дня до 24 часов. Работаю, потом еду к подруге, у которой и живу.

Девушка она не местная, приехала из Топчихинского района. Раньше работала (хотя теперь кажется, что это было в чьей-то другой жизни) в краевой больнице.

На вопрос, почему не поехала в деревню работать, отвечает:

— Я что, дура, дояркой работать за полторы тысячи в месяц, когда здесь зарабатываю за день почти три!

Родители Вали работают в колхозе и даже не подозревают, чем она занимается.

— Мама у меня просто золото, если узнает — не переживет.

Валя сказала маме-папе, что встретила в городе состоятельного мужчину, который ее обеспечивает. Родители поверили дочке-умнице и больше ее ни о чем не спрашивают — лишь бы у нее все хорошо было.

— Да вы сами посудите, с деревенских алкоголиков и бабников что брать? — рассуждает она.

Валентина рассказывает, что пробовала уйти с трассы, целый год не работала. Оказывается, ей парень встретился, полюбил, забрал несчастную с дороги. К девушке пришла большая любовь, прямо как в известном американском фильме «Красотка». Только вот финал не такой.

— Я его очень любила, ребенка от него родила. Но потом его сбила машина, и я осталась с дочерью одна, конечно, вновь пошла на дорогу. Ребенок умер, на работу устроиться не могла, потому что, когда была беременна, у меня на вокзале украли сумочку с документами. Надо было восстанавливать, ждать свидетельство о рождении из Иркутской области. Жить негде. Документов нет. Был бы паспорт, я бы бросила это занятие, нашла бы работу…

Жалостливая история! Можно прослезиться. А дальше в разговоре она сама себе противоречит:

— Видишь ли, затягивает все это, как игровые автоматы. Мне теперь обязательно надо на трассу выйти, иначе не могу.

В ее случае «не могу» значит «не получается». Романтики ведь на дне не бывает. На панель идут, чтобы заработать денег. И эти деньги такие грязные, что за всю жизнь не отмыться. Понятно, что для самооправдания девушки придумывают различные истории, причем многие потом сами начинают в них верить.

Валентина живет у замужней подруги, которая вместе с ней каждый день исправно выходит на трассу. Правда, мужу говорит, что она лишь сутенерша у Вали.

Спрашиваем:

— Говорят, что большинство девушек, которые работают на трассе, принимают наркотики?

— Многие из них — наркоманки, почти все — приезжие. Я знаю девушек из Бийска. У одной мать — алкашка, девушка из дома сбежала. К другой отчим пристает — она уехала в Барнаул. Вику отчим изнасиловал, она вместе с 14-летней сестрой убежала и сейчас «работает» на трассе. Ксюха с Олесей из-за матери убежали: она продавала их мужикам за бутылку водки.

Но деньги помогают быстро забыть обо всем. Особенно когда это большие деньги.

— После работы я живу в свое удовольствие. Посчитаем: я «иду» 150-200 рублей за раз. Днем дороже — 200-250. Так и выходит — в день по 2-3 тысячи, — гордо сообщает Валентина. — Стоит того или нет?

А что остановит?

Профилактические беседы с придорожными путанами — бесполезное занятие. Нужны другие меры. Нормами закона не оговорена ответственность за данный вид «трудовой» деятельности. К примеру, участковый уполномоченный, на территории которого «работают» ночные бабочки, имеет право лишь провести с девицами опять же профилактическую разъяснительную беседу о вреде их образа жизни. Они понимающе кивают головами и продолжают заниматься тем же. У них, как говорят врачи, появляется зависимость вроде наркотической. В нормальную жизнь возвращаются единицы. Большинство из них из жизни уходят. Подсаживаются на иглу и умирают от передозировки, погибают от рук клиентов, от венерических заболеваний или сами сводят счеты с жизнью.

Использованы материалы газет «Популярные Ведомости» (Днепропетровск), «Республика» (Одесса) «Алтайская правда» (Барнаул)

Читайте также: