«Майор Вихрь»: реальные имена и события. Часть 3

…Новым узником гестапо заинтересовалась немецкая военная разведка, краковским управлением которой руководил подполковник Христианзен, начальник абверкоманды-305. Разведчик Березняк готов был к такой игре, в которой волк был заведомо сильнее зайца. Христианзен и его подчиненные не так давно обосновались в Кракове. Всего месяц тому назад они в спешном порядке вынуждены были покинуть насиженное место во Львове. Причиной тому был натиск войск 1-го Украинского фронта. Впрочем, Львов был не первым местом дислокации абверкоманды-305. Эта группа военной разведки была сформирована осенью 1942 года в польском местечке Сулеювек и придана армейской группировке «Дон», затем в феврале 1942 года включалась в состав группы армий «Зюйд», позже – «Северная Украина».

Абверкоманда-305, в состав которой входили 314-, 324-, 327-я и 328-я группы военной разведки и контрразведки, с февраля по июнь 1944 года действовала во Львове. В июле обосновалась в Кракове. Захват советского разведчика, заброшенного в район Кракова, был первым крупным успехом Христианзена на новом месте.

23 августа Христианзен провел первый допрос захваченного русского агента. Подполковник проверял и перепроверял ответы арестованного. Он вел себя сдержанно, всячески демонстрируя уважение к русскому, попавшему в трудное положение, обещал сохранить ему жизнь, если тот согласится оказать помощь немецкой разведке.

Березняк готов был к такой игре, в которой волк был заведомо сильнее зайца. Свою роль он выучил еще на допросе в жандармерии и в ответах не делал ошибок. Перед ним стояла уже другая задача, которую он сам придумал, но не знал еще, как решить. Для побега нужны были счастливый случай или ошибка контрразведчиков. Возникновение счастливого случая от Березняка не зависело. Он мог произойти, а мог и не произойти. Ошибку же немцы могли допустить в том случае, если Березняк незаметно подтолкнет их на неправильный ход. И этот ход будет тем единственным шансом, который позволит ему вырваться на свободу.

На допросе шла тонкая, но чрезвычайно напряженная война умов. Выиграть в этой дуэли мог только сильнейший. Впрочем, Христианзен ничем не рисковал. Он думал не об арестованном, который мог совершить побег, это, как считал подполковник, было исключено, а о том, как задержать второго советского агента. Начальник абверкоманды-305 решал вторую задачу.

Березняк решал первую задачу – найти выход и вырваться из рук немецкой военной контрразведки.

Ответы Березняка звучали убедительно. Он умело играл роль связника, попавшего в трудную ситуацию и готового любой ценой спасти свою жизнь. После длительного раздумья начальник абверкоманды-305 поверил арестованному русскому агенту. Его привлекла заманчивая возможность захватить еще одного советского разведчика, длительное время действовавшего в Кракове, которого ранее не могли арестовать коллеги Христианзена по службе в абвере.

Христианзен решил провести операцию по захвату неизвестного советского разведчика еще по одной причине. Он не исключал, что операция может закончиться неудачей. Такое могло произойти только в том случае, если советский разведчик не выйдет на встречу. Если это произойдет, то арестованного связника Христианзен отправит в Берлин, где в июле 1944 года было создано новое управление абвера. После неудачного покушения на Гитлера, состоявшегося 20 июля 1944 года, все подразделения абвера перешли в подчинение оперативно сформированного Военного управления Главного управления имперской безопасности рейха (РСХА). Военной разведкой теперь руководили не адмирал Канарис или его преемник полковник Ганзен, а начальник РСХА Э. Кальтенбруннер. Авторитет у нового руководства надо было завоевывать новыми делами, более значимыми для безопасности рейха. Эту цель и ставил перед собой Христианзен, анализируя результаты допроса советского связника.

Березняк сообщил Христианзену, что встреча с резидентом должна произойти в один из дней с 26 по 28 августа. Он умышленно ограничил время, полагая, что такие условия не дадут возможности немцам тщательно готовить операцию по захвату второго разведчика. Время было сжато до предела. О том, что будет через три дня, Березняк не думал. Он надеялся на успех.

26 августа Березняк, одетый в темно-синий костюм, стоял у входа на краковский рынок «Таденте». Он находился в еврейском квартале Кракова Казимеже. На этом рынке можно было купить, продать или поменять все что угодно.

В правой руке Березняк держал часы, которые якобы хотел продать. Справа и слева от него стояли двое крепких мужчин, которые тоже продавали часы. Это были подчиненные подполковника Христианзена.

В первый день выхода на рынок Березняк не собирался делать попытку побега. Он изучал рынок и действия своих охранников, их количество, места расположения и взаимодействия.

Где-то в полдень к Березняку подошел пожилой поляк. Он повертел в руках часы, поинтересовался их стоимостью и спросил, не из России ли продавец.

Березняк заметил, что, когда этот поляк отошел в сторону, к нему подошли двое неизвестных и без шума куда-то увели. Количество контрразведчиков, задействованных в операции, увеличилось вдвое.

27 августа Березняк и его сопровождающие в 15.00 снова были на рынке. Все повторилось, как и в первый день. Березняк был одет в тот же костюм и продавал те же ручные часы. Контрразведчики — тоже. Был субботний день, и на рынке было полно и продавцов, и покупателей.

Часами никто из посетителей рынка не интересовался. Березняк терпеливо ждал. Нервы были напряжены до предела. Контрразведчики –наоборот. Чем больше они стояли на одном и том же месте, тем больше им не нравилась затея подполковника.

Примерно в 18.00 у входа на рынок начали спорить два пьяных поляка. Спор перешел в драку, в которую вмешались жандармы. Они не смогли разнять дерущихся и для острастки сделали несколько выстрелов из автоматов. Автоматные очереди всколыхнули рынок. Продавцы и покупатели рванулись на прилегавшую улицу. В воротах рынка возникла давка. Березняк мгновенно воспользовался ситуацией и скрылся в толпе. Охранявшие его контрразведчики тоже открыли стрельбу из пистолетов, что еще больше усилило шум и беспорядок…

Свой темно-синий пиджак Березняк снял и бросил в первой же подворотню. Контрразведчики искали в толпе человека в темно-синем костюме. Но он уже выглядел иначе…

Березняк добрался до западной окраины Кракова, когда уже стемнело. На одной из улиц он обратился к одинокому старику и попросил его помочь с ночлегом. Получив часы, поляк предоставил новому знакомому комнату в собственной квартире сроком на целую неделю…

«Завербуйте агентов на важных объектах…»

После встречи с Елизаветой Вологодской Березняк 1 сентября сообщил в Центр: «31.08 прибыл в Рыбна. Вступил в контакт с «Комаром». «Груша» есть, «Грозы» нет. Парашют с грузом не раскрылся. Груз погиб».

Березняк тщательно изучил обстановку. Разведчики работали в условиях повышенной активности гестаповцев, военной контрразведки противника и местной жандармерии. За последние два месяца в Кракове и его окрестностях произошло несколько прямых или косвенных столкновений интересов советских разведчиков и сотрудников германских служб безопасности. Линия фронта приближалась к Кракову, и борьба тайных спецслужб приобрела острый характер. В таких условиях Березняку и его товарищам работать в Кракове было трудно.

«Комар» обосновалась в доме Михаила Врубеля. Она расположилась на чердаке, откуда выходила в эфир и передавала в Центр сведения, которые по ее заданию добывали польские патриоты Владислав Бохенек, Станислав Очкас, Юзеф Прысак и другие.

Учитывая сложную обстановку в Кракове и его окрестностях, Березняк хотел отправить «Грозу» и «Грушу» в польский партизанский отряд, из которого можно было более безопасно организовать связь с Центром. Когда же Вологодская сообщила ему, что в отряде находится разведчик «Мак», это решение пришлось отменить. К тому же Центру нужны были срочные сведения о краковском гарнизоне и оборонительных сооружениях немцев вдоль западного берега Вислы в этом районе.

С помощью Юзефа Прысака удалось устроить Алексея Шаповалова, у которого были надежные польские документы, на строительство оборонительных сооружений вдоль Вислы. Это была первая удача группы. Вскоре от Шаповалова стали поступать конкретные сведения о создании минных полей, их точных размерах и расположении, о строительстве долговременных огневых точек, о противотанковых и иных заграждениях. Количество информации, направляемой «Голосом» в Центр, резко возросло.

1 сентября 1944 года «Голос» сообщал: «Личным наблюдением установил: в селах Беланы, Крисников, Катов и Лишки расквартированы моточасти. Около двух полков. Нарукавные знаки солдат: ромб и квадрат, внутри каждого пять желтых кружков.

2 сентября. «Голос» — «Центру»: «Через Краков на восток прошли 24 эшелона. Из них 101 вагон солдаты пехоты. Один эшелон – танки, три эшелона – лошади, остальные – автомашины и боеприпасы».

Нет сомнения в том, что Березняк и его помощники потратили немало сил, чтобы собрать эти сведения, пересчитать все эшелоны и то, что они перевозили. Но такие сведения не удовлетворили Центр, так как в них было мало конкретности. Поэтому 5 сентября из Центра «Голосу» поступили указания следующего содержания: «Вашей информацией не довольны. Завербуйте агентов на наиболее важных объектах. Усильте сбор сведений о гарнизоне города Краков. Необходимы точные сведения о дислокации и передвижении войск противника. Перенесите свою станцию в Краков. Доложите, где точно находитесь, у кого живете, как расставлены силы».

14 сентября Центр дал «Голосу» дополнительные указания: «Примите все меры по разведке танковых частей противника в районе Кракова, Тарнува, Буска. Установите их нумерацию и места дислокации. Сообщите места расположения штабов этих частей».

Выполняя задание Центра, Березняк с помощью Вологодской организовал добывание сведений о немецких частях, дислоцированных в Кракове. Эти сведения собирал Юзеф Прысак, бесстрашный и самоотверженный человек. В радиограммах «Голоса» этот польский патриот упоминается под псевдонимом «Музыкант». Прысак действительно хорошо играл на скрипке. Он устроился работать сторожем на огородах, расположенных вблизи центральной железнодорожной магистрали Краков — Катовицы, по которой шли переброски боевой техники, личного состава и боеприпасов для усиления краковского оборонительного района немцев.

Каждое воскресенье Прысак вместе с женой и двумя малолетними дочерьми под видом бродячих музыкантов отправлялись в Краков. Семейство бродячих артистов ходило по улицам города, устраивало небольшие концерты, собирая пожертвования. Никто не знал, что Юзеф Прысак собирал сведения о дислокации штабов, местах проживания немецких генералов и офицеров, запоминал, где расположены склады боеприпасов, продовольствия, где работали узлы связи.

Польские партизаны связали «Голоса» с Кларой Салтыковой, которая работала в штабе немецкой группы армий «Центр». Она стала передавать разведчику сведения о противнике, которые ей удавалось добывать. У Клары были надежные документы, которые позволяли ей практически беспрепятственно передвигаться по Кракову и его окрестностям. Клара перевозила добытые сведения из Кракова на передаточный пункт другому надежному поляку, который проживал на железнодорожной станции Ясновицы.

В первой половине сентября интенсивность работы разведывательной группы «Голос» заметно возросла. Ежедневно в Центр отправлялось по две-три радиограммы. Командующий фронтом маршал И.С. Конев был доволен действиями разведчиков.

Алексей Шаповалов работал на строительстве оборонительных сооружений на Висле и собирал о них точные сведения. Березняк поручил Асе Жуковой шифровать радиограммы, а Лиза Вологодская проводила сеансы радиосвязи с Центром.

(Продолжение следует)

Владимир ЛОТА, кандидат исторических наук, Красная Звезда

Читайте также: