Странно: украинские пограничники яхты не топят. Пока…

«Цель маломерная… Скорость… Курс… Пеленг…» Такими словами «дружелюбно» встречает украинский берег идущие яхты. В Украине бюрократическая волокита привела к тому, что в мировом яхтинге наше государство внесено в черный список стран, не рекомендуемых для посещений катерами и яхтами. Находясь в одном ряду с Сомали. Экипаж яхты Avalon, пройдя пять морей, простоял на рейде под Севастополем семь часов. Все это время при неблагоприятных погодных условиях экипаж ждал разрешения на вход в территориальные воды Украины. «Во всем мире вход яхт в порт свободный, а в Украине надо сначала дождаться разрешения, потом подойти к специальному причалу — такой чумазой стенке в одной из 33 бухт Севастополя, — который еще нужно каким-то образом заранее заказать на определенное время. Откуда об этом может знать иностранец, впервые прибывший в Украину? — недоумевает Валентин Бимбирис, капитан российской яхты Avalon. — В Венеции мы вообще не обнаружили погранслужбы, в Греции лишь поинтересовались наличием проблем, зато в Украине на яхту зашла целая бригада, после которой лодку сутки отмывали, хорошо хоть ничего не сломали».

В Средиземноморском бассейне, к которому принадлежит и Черное море, принято сначала зайти на яхте в марину (оборудованная для стоянки яхты гавань), потом решить бытовые вопросы, и только потом, если капитан считает нужным, оформлять документы — представители контролирующих служб даже не поднимаются на борт. В Украине же бюрократическая волокита привела к тому, что в мировом яхтинге наше государство внесено в черный список стран, не рекомендуемых для посещений катерами и яхтами, находясь в одном ряду с Сомали.

При этом все морские страны пытаются привлечь в свои порты иностранные яхты: ведь прибыльность морского туризма сопоставима с нефтебизнесом. В Европе доход от морского туризма в три раза больше, чем от грузопассажирских перевозок. Объемы доходов от яхтенного туризма в Греции обогнали отельный бизнес. Доход от яхтенного трафика по мировым стандартам рассчитывается исходя из того, что в среднем яхтсмен тратит в неделю $1тыс. С учетом того, что на яхте путешествуют 10 человек, за неделю стоянки в марине они оставляют в стране $10 тыс. Только в акватории Восточного Средиземноморья годовой яхтенный транзит составляет около 2 млн судов, в денежном эквиваленте это — EUR12 млрд.

Украина же остается в стороне от этого денежного оборота — даже российский черноморский транзит, а это около 1,5 тыс. яхт в год, минует Украину и проходит вдоль северного побережья Турции. Притом, что Украина имеет исключительные условия для привлечения иностранных яхт: Балаклава — первый черноморский порт на пути от Босфора, и порой иностранцы вынуждены причаливать к украинскому берегу. Зная о дурной славе нашего берега, они идут на хитрости. «Этим летом греческая яхта с польской командой на подходе к Балаклаве имитировала поломку двигателя и тем самым вынудила все службы действовать по другому сценарию. Им не пришлось для оформления документов идти в Севастополь, — рассказал Валентин Бимбирис. — Команде навязали агента, но они с ним не расплатились и ушли. Действия этой команды явно были просчитаны заранее, видимо, они были хорошо информированы о ситуации в Украине. Думаю, больше мы их тут не увидим».

Бумажный тормоз

В Украине любая яхта попадает под проверки всех служб наравне с большим торговым судном — она должна пройти и оплатить все, вплоть до проверки ветеринарной службы. Кроме того, небольшая лодка за шлюзование платит столько же, сколько и крупное пассажирское судно, а портовые сборы в Украине в 20 раз выше, чем в Барселоне. Украинские яхтсмены любят вспоминать, как в 2004 г. на празднование годовщины Балаклавской битвы планировал приплыть британский принц Эндрю. Но вошедшей в балаклавскую бухту королевской яхте, стоимостью около $25 млн, не дали разрешения причалить, и яхта была вынуждена развернуться и уйти.

«Во-первых, законодательство полно казусов. Например, по статье 15 Кодекса торгового мореплавания, любой понтон (промышленное плавучее средство, предназначенное для формирования причальной линии на базах-стоянках — прим. «ВД») является торговым судном, — говорит Павел Романенко, исполнительный директор Всеукраинского общественного объединения Парусная федерация Украины. — Во-вторых, в море невозможно свободно перемещаться — через каждые две-три мили яхту будут запрашивать пограничники и диктовать, можно ли идти далее по маршруту или нет. Береговая охрана во всем мире — это помощь в мореплавании, а у нас — преграда, контроль и сила».

Пустые воды

«Иностранные яхтсмены проявляют очень большой интерес к Украине. У поляков были разработаны различные яхтенные маршруты по Днепру, но они не смогли добиться разрешения на их открытие, — говорит Павел Романенко. — Для судов под иностранными флагами запрещено плавание по внутренним водным путям Украины, хотя во всем мире это приносит в бюджет деньги, способствует развитию современной инфраструктуры, этнотуризма, дает рабочие места».

О создании благоприятных условий для развития яхтенного туризма задумались и украинские власти. 25 мая 2006 г. Кабмин упростил порядок пропуска яхт через государственную границу, внеся изменения в Постановление Кабмина №1274 от 29 августа 2002 г. «Об утверждении Порядка пропуска яхт через государственную границу». «Порядок пропуска яхт через границу Украины удобный, — считает Николай Лукашук, заместитель начальника отдела организации пограничного контроля Администрации Госпогранслужбы. — По сравнению с тем, что было раньше, сейчас порядок пропуска более урегулирован, мы стараемся приводить его в соответствие с европейскими нормами. В Украину яхты пропускаются через границу по конвенционным морским законам».

Однако «упрощенный порядок» далек от общепринятых мировых стандартов. Согласно документу, при пересечении госграницы капитан яхты должен предоставить 12 документов, с учетом копий — более 40 листов. Никто не отменял и инструкцию Государственной таможенной службы Украины «Об организации таможенного контроля и таможенного оформления судов и товаров, которые перемещаются ими» от 17 сентября 2004 г. Один из ее пунктов гласит: пропуск судов, ввозимых гражданами-резидентами, совершается после внесения на счет таможенного органа денежного залога в сумме налогов 40% от стоимости судна.

«Получается, что Украина дискриминирует своих же граждан, — считает Максим Данько, директор чартерной компании «Максис-Яхтинг». — Деньги уходят в казначейство, а возврат их может тянуться месяцами. Поэтому собственники яхт вынуждены давать работу иностранцам, оформляя по доверенности яхты на них, чтобы не платить заоблачные суммы».

Шлюпки на воду

Данная ситуация сложилась во многом из-за того, что в Украине яхта — это элемент престижа, а не средство для путешествий. В Балаклаве, в единственной приспособленной для длительной стоянки яхт бухте, стоит порядка 40 яхт, 30 из них — это яхты олигархов. Эти быстроходные суда, потребляют много топлива — 0,3-1 т/час, что делает практически невозможным длительные путешествия, в основном их используют для приема гостей. Владельцам данных яхт незачем лоббировать законодательные изменения. «В Украине надо провести целый комплекс мероприятий, необходимо внести изменения во многие законы, — говорит Павел Романенко. — Но все ведомства, хоть каким-то образом имеющие отношение к воде, думают о том, как любым способом забрать у вас деньги, а не заработать, создав что-либо».

Потому Украина часто оказывается участником международных скандалов. Один из недавних примеров — случай с директорами польских чартерных компаний, которые решились посетить Украину, надеясь, что после оранжевой революции отношение к яхтсменам изменилось. На яхте они зашли в Балаклаву — на карте там значится пункт пропуска (он же значится и на официальном сайте Госпогранслужбы Украины), но пункта пропуска там не оказалось, и яхту арестовали за нарушение государственной границы. Рассмотрение административного дела могло затянуться на два месяца ареста яхты. За ускоренное решение проблемы, как рассказывают яхтсмены, им предложили уплатить около $1 тыс. Поляки сделали вид, что согласились, зашли на судно, снялись с якоря и ушли. Догонять нарушителей никто не стал. После этого разгорелся очередной скандал, вышла статья о произволе украинских служб в одном из популярных яхтенных журналов, пополнившая и без того немалый список нелестных отзывов об Украине.

«Необходимо внести изменения в инструкции по организации службы пограничников и таможни. Эти вопросы можно решить внутри ведомства, — считает Максим Данько. — Я обивал пороги таможенных и пограничных служб, но на меня смотрели, как на идиота. Для них выгодно, что яхт нет. Они не хотят, чтобы приходило много лодок, потому что тогда для них увеличатся объемы работы — и по оформлению документов, и по поддержанию порядка в порту».

Для привлечения яхтсменов и инвесторов Украина могла бы пойти по пути Турции, где марины строят за государственные средства. Там многие марины начинались как муниципальные, бесплатные. Десятки бесплатных гаваней расположены вдоль Черноморского побережья Турции. Многие турецкие города-курорты, например, Мармарис или Бодрум, развились в последние 20 лет как города-спутники яхтенного туризма, вокруг марин, и только потом там произошел строительный и отельный бум. Сейчас там стоят тысячи яхт. Средняя стоимость стоянки — $200 в месяц, в шикарной марине с бассейном и пр. Для сравнения: месяц стоянки в Балаклаве стоит $600 для аналогичной лодки.

Яхтсмены считают, что для привлечения иностранных яхт в Украину нужно открыть пункт пропуска в Балаклаве, а для упрощения документальной процедуры пропуска необходимо ввести институт транзит-логов для яхт под иностранным флагом, как временного разрешения для пребывания в территориальных водах Украины. Транзит-лог можно купить либо в участке у полицейского за $35 и заполнить самостоятельно, либо у агента за $50-70. Уплаченные за транзит-лог средства поступали бы в бюджет, шел бы четкий учет яхтенного трафика, исчезла бы необходимость вызывать на судно целую бригаду проверяющих. Кроме того, оформление документов должно происходить непосредственно в марине в любое время суток, по факту прибытия яхты, без предварительных заказов и согласований. А оплата транзит-логов позволила бы финансировать береговые службы и развивать инфраструктуру.

Пока же Украина встречает пустыми водными просторами, с не защищенными от штормов маринами, оставаясь белой вороной среди соседей по Черноморью. Президент Ассоциации яхтсменов Черного моря Игорь Петров, общаясь с Винченсо Поэрио, генеральным директором яхтостроительной фирмы Benetti, спросил, почему они строят яхтенную марину и открывают салоны и верфи в России, но не работают в Украине. На что получил ответ: пока руководство Украины не определится, что стране полезно, не обозначит приоритеты, — бизнесменам невозможно думать о серьезных инвестициях.

Мнение

Валерий Чайка, шкипер с шестилетним стажем

— В Украине контролирующие органы постоянно создают конфликтные ситуации, которые проще разрешить, заплатив им деньги. Насколько я знаю, за лояльность во время проверки в Украине, в зависимости от порта, с судна берут $200-400. Никто не думает в целом о стране, о развитии яхтенного туризма — только о собственной выгоде. У наших пограничников и таможенников есть рабочее время, а потом их не интересует: какая погода, есть ли на судне запасы воды, продовольствия — они держат яхту по нескольку часов в море, не разрешая подходить к берегу.

Я работал на яхте в Греции, Болгарии, Румынии, Турции — везде в портах вход для яхт свободный и человеческое отношение со стороны властей. Там таможенники даже не заходят на яхту, не то что у нас — бригада по восемь человек с собаками.

Американцы, немцы — все иностранцы, с которыми я работал, были шокированы украинскими строгими таможенными порядками, очень высокими ценами и отсутствием элементарных комфортных условий. У нас нет ни возможности подойти к причалам, ни хорошо обустроенных, защищенных во время шторма марин, отсутствует береговая инфраструктура, даже нет нормальных туалетов. Поэтому иностранцы и не хотят идти в Украину.

Мнение

Милана Онисько, замначальника управления туризма Госслужбы туризма и курортов Министерства культуры и туризма Украины

— Развивать яхтенный туризм нужно, но для этого надо сначала фактически изменить законодательство, адаптировать нормы судоходства Украины к международному морскому праву. Иностранных яхтсменов останавливают жесткие пограничные и таможенные нормы, которые заложены в наше законодательство в этой сфере, а также отсутствие сервисной структуры для яхт.

Наша служба неоднократно обращалась в органы исполнительной власти, к чьей компетенции относятся эти вопросы, с просьбой что-то сделать в этом направлении. Но для них это далеко не первоочередной вопрос. Кроме этого, надо изменить регуляторные акты, чтобы пограничные, таможенные органы, Минтранссвязи изменили свои нормативы, подходы и отношение к яхтсменам. Нормы контроля малых судов были несколько смягчены, когда готовилось Международное яхтенное ралли «Кайра-2005». Изменения вносились по поручению Кабмина, однако они были узконаправленные, и в практику вводились только на время проведения ралли, на месяц-два, а потом все вернулось на круги своя.

Наталья Ковалевская, Власть Денег

Читайте также: