Самозащита при попытке изнасилования и адвокаты, ломающие судьбы своим клиентам

Анастасия и конвоиры в зале суда Фото: Александр Хоменко / hromadske

Уже второй год Анастасия Шикова находится в Лукьяновском СИЗО. Ее обвиняют в том, что она нанесла тяжкие телесные повреждения по мотиву ревности 37-летнему мужчине. Сама девушка заявляет, что защищалась от попытки изнасилования. Впрочем, эту версию следователи и ее предыдущие адвокаты во внимание не принимали. Вместо того защитники Шиковой каждый раз соглашались на продление меры пресечения.  

Что известно о деле и почему столько времени нарушали право на защиту Анастасии Шиковой  в материале hromadske.

Дело на восемь лет

В сопровождении трех полицейских 26-летняя Анастасия Шикова заходит в зал суда. Ее заводят в «аквариум», снимают наручники и обступают стеклянную камеру.

У женщины в глазах видна давняя усталость, на плечи накинут ярко-розовый шарф, волосы завязаны в нетугой хвост.

Уже второй год Анастасия в Лукьяновском СИЗО. Ей инкриминируют 121 статью Уголовного кодекса — «Умышленное тяжкое телесное повреждение», которая предусматривает от 5 до 8 лет лишения свободы.

Это заседание отличается от предыдущих. На него пришли журналисты, а за дело взялся новый адвокат — Виктория Гапоненко.

Защитница просит судью не переносить судебное заседание, как это делали предыдущие адвокаты, а объявить перерыв — чтобы ознакомиться со всеми материалами дела и подать необходимые ходатайства.

«Для меня непонятны цель и мотив преступления. Я считаю, что они следствием не были установлены», — говорит адвокат и отмечает, что дополнительное обстоятельство для объявления перерыва — состояние здоровья ее подзащитной. В последний месяц девушку беспокоили перепады давления, врачи поставили несколько диагнозов. Ей необходимо симптоматическое амбулаторное лечение.

Оставить в СИЗО из-за «прописки» в «ЛНР»

По требованию адвоката Анастасия показывает суду свою левую руку. На ее запястье — шишка размером несколько сантиметров. Выше руку опоясывает красная нить.

«После консультации с личным врачом есть подозрение, что это киста. Она могла возникнуть из-за травмы сразу после того, как Шикова попала в СИЗО. Возможно, здесь есть причинно-следственная связь с той ночью», — объясняет адвокат.

Анастасия показывает судье свою левую руку

Анастасия показывает судье свою левую руку. Фото:Александр Хоменко / hromadske

Но прокурор просит оставить Анастасию в СИЗО еще на два месяца. Аргументирует это тем, что девушка может скрываться от суда, не имеет прочных социальных связей, которые удерживали бы ее от побега, и может повлиять на свидетелей, которых еще не допрашивали. Говорит, что до задержания у нее не было работы и законного источника доходов.

«Факт регистрации на территории так называемой “ЛНР” также может свидетельствовать о наличии связей и знакомств на неподконтрольной территории. Сохраняется риск, что Шикова может выехать на неподконтрольную территорию, чтобы скрыться и избежать уголовной ответственности», — добавляет прокурор.

Конвоиры против

Во всех предыдущих определениях суда аргументация прокурора о продлении меры пресечения была такой же. Суд с ней соглашался и все время оставлял Анастасию в СИЗО. Лишь однажды адвокат ходатайствовал, чтобы девушке не продлевали меру пресечения.

И на этот раз ходатайство прокурора неизменно — 60 суток в СИЗО без возможности внесения залога. Адвокат просит судью, чтобы Анастасию вывели из камеры и разрешили ей сидеть в течение судебного заседания рядом с ней.

Судья соглашается, но конвоиры отказывают: зал суда на первом этаже, а на окнах нет решеток. Суд объявляет перерыв, чтобы выбрать другой зал, на Анастасию надевают наручники и уводят.

На Анастасию надевают наручники

На Анастасию надевают наручники. Фото:Александр Хоменко / hromadske

Версия Анастасии. Самозащита

Анастасия говорит, что с Игорем, потерпевшим по ее делу, познакомилась случайно. Пересеклись возле супермаркета, где мужчина попросил помочь ему выбрать торт. Мол, поругался с мамой и хочет попросить у нее прощения. Разговорились, обменялись телефонами. Иногда переписывались, выходили вместе на кофе.

«Я тогда жила в хостеле вместе с подругой. Мы не могли найти общий язык. Кто-то из нас должен был съехать оттуда. Во время очередной ссоры я погорячилась, сказала, что собираю вещи и ухожу. Хотя в действительности никуда не собиралась. Просто вспылила. В это время мне написал Игорь. Предложил временно переехать к нему. У нас была четкая договоренность, что в течение 10 дней я должна решить вопрос с жильем»— рассказывает Анастасия.

Квартира за бартер

Более того, добавляет девушка, это была бартерная сделка. Игорь сказал, что живет с родителями, которым нужен уход. А Анастасия могла бы ему помочь, потому что раньше работала сиделкой.

Девушка согласилась и начала переносить вещи — хостел был недалеко от квартиры Игоря.

«Вечером я вышла на встречу со знакомой. И убедительно просила Игоря поговорить с родителями, предупредить, что я буду жить с ними в одной квартире. Он обещал, что так и поступит, хотя говорил, что мама может негативно воспринять эту новость. А вот отец точно будет не против», — вспоминает Анастасия.

В квартире Игоря девушка появилась ближе к утру. А потом вдвоем с мужчиной они пошли в хостел, чтобы забрать остальные вещи. Вернулись уже втроем: Игорь, Анастасия и ее подруга.

Любовный треугольник?

«По дороге к хостелу Игорь впервые начал рассказывать о каком-то любовном треугольнике. Позже, когда мы вернулись домой, его поведение стало более агрессивным. Говорил, что я должна поддержать его родителей, если с ним что-нибудь случится. Что я ему симпатична, что похожа на его бывшую девушку. Он гладил меня по ноге, прижимал  моя подруга это видела. Меня это настораживало», — вспоминает Анастасия.   

Чтобы прекратить разговоры и остаться друзьями, Настя сказала, что ей нравится ее подруга.

«Он начал кричать, что он не лох»

«Это разозлило мужчину. Он начал кричать, что не лох. Подруга предложила собираться. Тогда он сказал, что позвонит своим знакомым, чтобы мы поехали с ними, продолжили праздновать. И решили там, кто лишний в “любовном треугольнике”», — вспоминает девушка.

Когда подруга Анастасии вышла из комнаты, мужчина, по ее словам, стал применять силу: тянул за руки и раздевал.

Девушка схватила нож.

Анастасия ничего не рассказывает про нож и как именно ударила мужчину. Ждет, когда об этом ее допросят в суде.

Удар ножом в грудную клетку

В обвинительном акте говорится, что женщина нанесла удар ножом в левую часть грудной клетки.

По словам Анастасии, после удара она закрыла Игоря на балконе, но дала ему телефон, чтобы тот вызвал полицию. Говорит, что сама позвонить не могла, потому что ее мобильный разрядился.

Когда в дверь позвонили, в коридоре появился отец Игоря. Раньше, говорит Анастасия, она его не видела, хотя день рождения Игоря они отмечали шумно. Мужчина, которого Игорь раньше называл неходячим, открыл дверь и впустил врачей «скорой». «После этого мы вышли с подругой во двор, где ждали полицию. Нас не ловили, мы не сопротивлялись. У нас спросили, из какой мы квартиры. И мы поднялись наверх», — говорит девушка.

Было ли насилие?

Настя рассказывает — и приехавшим на вызов полицейским, и своим адвокатам, — что мужчина проявлял против нее насилие.

«Но никто не принял это во внимание. Поэтому я отказалась давать показания на этапе досудебного расследования. 

Адвокаты от бесплатной правовой помощи пообщались со мной за пять минут до заседания. Они не подавали ходатайств, встречного заявления, не реагировали на мои просьбы, я не могла добиться встречи с ними. Бывало, что они путали мое имя. Одна вообще предлагала, чтобы я признала вину и, может быть, тогда мне дадут условный срок. Ни один из адвокатов не услышал, что меня пытались изнасиловать, хотя я много раз им об этом говорила», — говорит девушка.

Версия прокуратуры. Ревность

У прокуратуры другая версию событий той ночи. «В связи с совместным распитием спиртных напитков в квартире родителей пострадавшего Шикова спровоцировала словесный конфликт на почве ревности, так как неожиданно сообщила, что в личных отношениях предпочитает женщин и указала на присутствующую в этой же компании свою знакомую», — говорится в обвинительном заключении.

Мужчина воспринял это отрицательно, а у Анастасии «внезапно возникла личная неприязнь к нему и преступный умысел нанести тяжкие телесные повреждения по мотивам ревности».

И после этого девушка нанесла удар ножом, который достала из чемодана. Мужчина закрылся на балконе и держал дверь изнутри руками. Шикова же пыталась ее открыть, чтобы продолжать колоть его ножом.

Потерпевший пробыл в больнице 5 дней. Его выписали с диагнозом  «проникающее колото-резаное ранение грудной клетки слева, ранения левой внутренней грудной артерии, правого желудочка сердца, левого легкого».

Прокурор по делу Анастасии

Прокурор по делу Анастасии. Фото:Александр Хоменко / hromadske

Очень запутанная история

14 января, на последнем судебном заседании по делу Анастасии, журналисты неоднократно пытались задать вопрос прокурору Андрею Ткачу: кто и к кому в этом треугольнике приревновал?

— Мотив ревности. Кого к кому? — спрашиваем у прокурора.

— Из-за того, что потерпевший начал настаивать, чтобы они обе покинули его квартиру, — отвечает Ткач.

— А ревность?

— Потому что во время этого разговора произошел конфликт между обвиняемой и ее подругой. Они выясняли отношения, потому что подруга настаивала, чтобы она возвращалась в хостел. 

— Ревность была у подруги или у Анастасии? Или у этого парня?

— Конфликт возник на основании внезапно возникших личных неприязненных отношений к потерпевшему. 

— Какова причинно-следственная связь? 

— Судебное следствие продолжается. Не все подтверждения исследованы. Предлагаю подождать и ограничиться этой информацией, — завершает прокурор.

Второй год в СИЗО

Чтобы разрешить Анастасии сидеть не в аквариуме, а рядом с адвокатом, находят другой зал. Он этажом выше и в два раза меньше предыдущего, но с решетками на окнах. Адвокат просит судью отказать прокурору в просьбе держать Анастасию в СИЗО еще 60 дней. Предлагает уменьшить срок до 30 дней.

Фото:Александр Хоменко / hromadske

«Не устраивайте цирк!»

Как только судья выходит из зала для принятия решения, конвоиры сразу же пытаются забрать Анастасию обратно в «аквариум». Но адвокат крепко держит ее за руку.

«Вы не имеете права это делать! Судья не объявляла перерыв. Она пошла принимать решение. Заседание, на котором судья разрешила Шиковой использовать ее законные права как гражданки, не закончилось. Анастасия должна остаться здесь со мной! Или я пойду с ней в камеру!» — в очередной раз громко повторяет адвокат Виктория Гапоненко.

Конвоиры — трое мужчин и девушка — непреклонны. Настаивают на исполнении инструкции.

«Отпустите руку, уважаемая! Не устраивайте цирк!», — грубо говорит конвоир и забирает девушку в стеклянную камеру.

Адвокат держит Анастасию за руку

Адвокат держит Анастасию за руку. Фото:Александр Хоменко / hromadske

 Конвой вызывает «скорую»

Кажется, из глаз Анастасии вот-вот польются слезы. Она крепко держится обеими руками за скамейку. Проходит минута, и девушка просит конвой вызвать ей «скорую».

«Неврология», — коротко говорит она.

Анастасию забирают в караульное помещение, где ее должны осмотреть врачи. Адвоката туда не пускают.

В это время судья объявляет решение — Анастасия останется в СИЗО еще на два месяца.

Адвокаты, ломающие судьбы своим клиентам

Свершившимся фактом в этой истории является то, что Шикова до сих пор не получала должной защиты от адвокатов из Центра бесплатной правовой помощи. 10 из 15 заседаний по ее делу переносили. Анастасия же все это время вынуждена была ждать за решеткой.

Ни разу защитники не подавали апелляцию на решение прокуроров оставить их подзащитную под стражей, а на некоторые заседания не приходили вовсе.

«У меня есть ощущение, что закон об адвокатской деятельности взял отгул», — отмечала новая защитница Анастасии во время судебного заседания.

Адвокат Анастасии во время судебного заседания

Адвокат Анастасии во время судебного заседания. Фото:Александр Хоменко / hromadske

Алексей Носов, юрист и руководитель криминальной практики юридической фирмы Miller, говорит: если назначенные Анастасии бесплатные адвокаты действительно не общались с ней, не согласовывали стратегию, не предлагали никаких действий, то они действовали в интересах следствия, а не своей подзащитной.

«К тому же каждый адвокат, работающий в интересах клиента, понимает, что меру пресечения нужно менять. Риски, которые могут существовать на момент избрания меры пресечения, каждые два месяца нужно подтверждать. Сторона обвинения должна их дополнительно обосновывать. Даже постоянное продление меры пресечения не должно оставаться без внимания. Я уже не говорю про апелляцию или изменение меры пресечения», — говорит Носов.

Очевидно, что своими действиями предыдущие адвокаты нарушали право Анастасии на защиту. Последние полтора года она провела в СИЗО, в том числе и из-за их бездействия. За это время обвиняемая даже не дала показаний в суде, а вот пострадавшего допросили. Сейчас судьба Анастасии — в руках ее новой защитницы.

Следующее заседание по делу судья назначила на 3 февраля.

Автор: 

Читайте также: