В милиции бьют. По-прежнему…

Две недели назад 47-летний сумчанин пострадал от рукоприкладства сотрудников правоохранительных органов. Полученные травмы он лечил самостоятельно, и лишь спустя неделю отважился подать заявление в прокуратуру. Имена участников инцидента изменены по их просьбе — люди боятся мести со стороны милиции. Милиция с народом!

В пятницу 26 января на Барановке нашли мертвого человека с огнестрельным ранением в голову. Сотрудники милиции немедленно приступили к расследованию. В убийстве подозревали всех жителей района, особенно тех, кто состоит на учете в милиции. Днем в воскресенье 28 января в участок забрали ранее судимого Игоря К. Он не сопротивлялся — понимал, что идет следствие. Однако в первый вечер пребывания в милиции понял, что просто так он отсюда не выйдет. «Меня забрали — и сразу под пресс: ты убил?! Хотели на меня это дело просто-напросто повесить. Меня били, ломали и выкручивали руки… — рассказывает Игорь. — После было жестче: застегнули руки в наручники за спиной и подвесили за крюк на потолке. Я висел на вытянутых руках. Все это сопровождалось провокационными вопросами.

Потом начали ломать спину: на голову надели полиэтиленовый мешок с нашатырным спиртом, за спиной сцепили руки и ноги. Положили голову на один стул, ноги — на другой. Двое держали мешок на голове, т.к. я выкручивался и он мог сползти, а другой садился сверху и давил вниз. Нашатырный спирт разъел мне глаза, у меня роговица спалена. Когда сопротивлялся, ударялся об стул головой и расцарапал себе ухо. Потом я потерял сознание, и мне вызвали „скорую“».

Первую ночь Игорь находился в отделении милиции без документов, которые бы объясняли причину его пребывание там. Тем не менее на следующий день восемь сотрудников, взяв Игоря, с ордером на обыск отправились к нему домой. Осмотр проводили в присутствии двух понятых. Владения Игоря составляет старый отцовский дом и новый, недостроенный, в котором он делает ремонт. «В старом доме в половине здания из-за ремонта нет света. Так вот там оставили девушку и нескольких сотрудников (понятых при обыске разъединять нельзя), а я с остальными пошел в пристройку. Вышли они оттуда с двумя граммами анаши. А раньше-то у меня не было наркотиков — выходит, подкинули. Теперь у них было основание задержать меня на пять суток. Задержали и продолжили ломать. Они думали, я за это время сломаюсь», — объясняет Игорь. По его словам, в участок таскали полрайона, но никого пять дней не держали.

Вдыхая нашатырный спирт, Игорь получил ожог внутренних дыхательных органов

В то воскресенье вместе с Игорем задержали двух рабочих, которые помогали ему делать ремонт, — Владислава и Александра. По словам Игоря, Владислав менее разговорчивый, поэтому заставить его дать ложные показания не удалось, а вот Александра вынудили. Он ночевал в кабинете милиционеров, опять же таки неизвестно, на каких основаниях. На второй день ему выписали квитанцию о штрафе в размере 51 гривна, будто бы за то, что он мочился в неположенном месте. На основании этого задержали еще на трое суток. Александру 53 года, и он просто-напросто не выдержал физических издевательств. «Нас забрали минут через 20 после Игоря. Когда меня привезли, первым делом расспрашивали, видел ли я у него оружие. Я говорил, что нет. Потом надели наручники, пристегнули к двери и били в живот. Говорили: „Где мобилка и оружие? Думай и говори!“ Меня прижали, и я дал показания. Мне физически тяжело было! Когда я „признался“, они выложили в ряд разные пистолеты, чтобы я указал, какой видел у Игоря. Я сказал, что там такого не было. И меня выпустили», — рассказывает Александр.

По словам Игоря, в прокуратуре провели очную ставку: «Саша расписал все почасово, куда и когда я ходил, и получается, что я даже не помню, а он все знает. Он язык за зубами не держит, что-нибудь ляпнет, милиция цепляется и дальше давай прижимать к стене. Так и выбили из него, будто бы оружие видел». Игорь утверждает, что у него железное алиби: в день преступления он снимал в городе квартиру и его видела хозяйка.

Обыск и свидание

За все время пребывания Игоря в участке его дом обыскивали три раза. Первые два — в его присутствии. Тогда, как он сам утверждает, ему подкинули наркотики — в третий раз три сотрудника приехали в дом без понятых и без ведома хозяина. Как раз тогда Александр дал ложные показания, его выпустили и привезли с собой. По его словам, они обыскивали весь дом: лазили в подвал, заглядывали в колодец, рылись в сливной яме. По стечению обстоятельств именно в этот день лучший друг Игоря, Сергей, решил проверить, все ли в порядке с домом в отсутствие владельца.

«Я был не один — с другом, подъехали, смотрю — стоят „жигули“. Мы в дом. Там двое в комнатах копошатся, а один в подвале роется. Я был возмущен. Один сотрудник представился мне Гмырей, он несколько раз повторил, что обыск проводится с разрешения хозяина. Я высказывался довольно резко. Сказал, что, если что-нибудь будет не по закону, они первые будут отвечать. Возможно, наше присутствие и помешало им опять что-нибудь подкинуть», — рассказывает Сергей.

По словам Игоря, разрешение на обыск у него никто не спрашивал. «Когда обыскивали без меня, в доме посрывали ковры, у меня пропало два фонарика, хороший топор, нож, видеокассеты и диски», — перечисляет пропавшие вещи Игорь. Помимо этого в участке осталось два его мобильных телефона и двадцать ключей от хозяйства. Владимир КУЗЬМЕНКО, помощник начальника Сумского городского отдела милиции, прокомментировал ситуацию следующим образом: «Гмыря — оперативный работник, он не имеет права давать комментарии. Пусть пострадавший обратится в прокуратуру или же к начальнику городского отделения милиции, и на основании его заявления проведут проверку работников милиции. Если установят факт нарушения со стороны милиционеров, то они будут нести ответственность перед законом. А вообще, на сотрудников внутренних органов часто наговаривают».

Как бить дальше?

Как сообщил первый заместитель начальника Ковпаковского отдела милиции Юрий ИВАНОВ, по факту убийства в районе Барановки возбуждено уголовное дело. Подозреваемых пока нет. Игоря выпустили. Еще неделю он боялся показаться на людях: белки глаз красные, левая щека и ухо поцарапаны. В субботу 10 февраля по настоянию Сергея Игорь пошел вместе с ним в прокуратуру подать заявление. Сергей рассказывает, что там они встретились с милиционерами, которые пытали Игоря: «Они проходили мимо, говорят: „Здравствуйте, Игорь“, он поворачивается и шепчет мне: мол, это они». В понедельник 12 февраля Игорь прошел медэкспертизу — были зафиксированы следы незаживших побоев.

«На сьогоднішній день проводиться дослідча перевірка за заявою потерпілого, з’ясовується, чи були допущенні порушення стосовно громадян з боку працівників міліції. За результатом цієї перевірки буде прийнято рішення порядку ст. 97 Кримінально-процесуального кодексу України про порушення або відмову порушення кримінальної справи. Згідно закону перевірка буде тривати десять днів», — сообщил прокурор Ковпаковского района Владимир КУЗЧЕНКО.

Справка

Если прокуратура установит, что нарушения со стороны сотрудников милиции имели место, то они будут нести ответственность по ч.1 и ч. 2 ст. 373 Уголовного кодекса Украины «Принуждение к даче показаний и те же действия с применением насилия или издевательств». За подобное можно лишиться свободы на срок от 3 до 8 лет.

Анна Охрименко, Панорама

Читайте также: