Бывший глава ЦРУ генерал Петреус: В случае с россиянами возникает впечатление, что для них подобные преступления являются культом

Бывший глава ЦРУ генерал Петреус

Украина уже выиграла бои на севере, разрушив планы Кремля по установлению промосковской власти в Киеве. Россиянам пришлось отступать с огромными потерями из северной части Украины, но теперь они пытаются добиться успеха на востоке и юге. В то же время Киев получает беспрецедентную помощь от западных стран и продолжает защищаться от масштабной российской агрессии.

На чьей стороне сейчас находится преимущество, какие недостатки проявила российская армия, и какие намерения преследует путин перед 9 мая? Об этом в интервью Укринформу рассказал четырехзвездный генерал в отставке Дэвид Петреус, командовавший американскими и международными силами в Афганистане и Ираке, а также возглавлявший Центральное разведывательное управление (ЦРУ).

— Генерал Петреус, вы входите в состав правления Института изучения войны и регулярно делитесь анализом текущей ситуации на основе этих отчетов. Могли бы вы сейчас описать на профессиональном уровне ситуацию, основываясь на вашем нынешнем видении войны?

— Я думаю, сейчас мы являемся свидетелями поворотного момента войны в Украине. Украинцы выиграли первые битвы – под Киевом, Черниговом и Сумами, откуда россияне вывели свои войска после того, как не смогли взять столицу, свергнуть правительство и привести к власти пророссийского президента вместо Президента Зеленского.

Затем они (россияне – ред.) сосредоточили свои усилия в восточной и юго-восточной частях страны, где так же не смогли преодолеть и половину пути в Одессу. Они хотели пройти через Николаев, но не смогли даже приблизиться к двум мостам через реку в городе, чтобы продвигаться дальше в Одессу. Следовательно, эта цель также оказалась недостижимой.

Сейчас их внимание вновь сфокусировано на захвате как можно больших новых территорий на юго-востоке Украины, к югу от Харькова, в частях Донецкой и Луганской областей, которые итак последние несколько лет формально контролировались поддерживаемыми россией сепаратистами. А потом создать давление еще из района Мариуполя, портового города на юго-востоке Украины. Его до сих пор обороняют защитники, удерживающие оборону в огромном металлургическом комплексе, имеющем выход прямо к воде в этом портовом городе.

россиянам удалось добиться отдельных, однако очень трудных успехов, давшихся им огромной ценой. Они понесли существенные потери с точки зрения личного состава, основных систем вооружения, транспортных средств и т.д. Но очевидно, что они до сих пор способны наносить разрушительные удары ракетами и бомбами – буквально по всей территории Украины. Кроме того, они также применяют множество реактивных систем залпового огня и артиллерии по районам, расположенным ближе к линии фронта.

Украина пытается скорее ввести в действие огромное количество вооружения, оборудования, боеприпасов и т.д., предоставляемых Соединенными Штатами, Великобританией и другими странами НАТО и Запада. Они выводят эти огневые возможности на передовую.

Таким образом, я думаю, что в течение следующих недель мы увидим, как украинцы наращивают темпы своих контратак на востоке и юго-востоке. Но опять же, сейчас – решающее время, когда россия пытается достичь как можно большего прогресса к 9 мая – празднованию победы во Второй мировой войне в москве, а также когда владимир путин, несомненно, хотел бы заявить о большом успехе, который оправдал бы колоссальные потери для страны, собственных войск, а также для Украины.

— Почти из всех освобожденных городов, находившихся под временной оккупацией сил россии, поступали сообщения о фактах бесчеловечного обращения с местным населением, таких как массовые убийства, казни, изнасилования, пытки. Это ведь не единичные, а системные случаи… Учитывая ваши наблюдения, по опыту прошлых войн, как такой тактике россиян могут противодействовать украинские некомбатанты?

– Как вы правильно отметили в вопросе, я думаю, корректно будет сказать, что существует культ военных преступлений, пронизывающий все российские подразделения. Это не отклонения. И это не исключения, которые могли бы случиться и в нашей (американской – ред.) армии.

Да, мы тоже допускали ошибки годами. Мы, в сущности, нарушали международное право – если говорить о законах – правила ведения сухопутной войны по Женевской конвенции. Случались и особо вопиющие случаи, например в следственном изоляторе к западу от Багдада. Но это были исключения, и когда случалось, как вы помните, мы проводили расследования, которые были честными и подробными. Мы устанавливали все факты, имевшие место, принимали меры для исправления ситуации, применяли наказания и раскрывали информацию, чтобы такого больше не произошло.

В случае же с россиянами возникает впечатление, что для них подобные преступления являются культом.

Я думаю, единственное, что можно было сделать, и это действительно было сделано, – задокументировать все настолько тщательно, насколько возможно, чтобы это могло сработать со временем. Есть социальные сети, на которые можно загружать подобную деятельность. И, безусловно, это то, что нужно делать…

В то же время украинцы нуждаются в поддержке собственных сил на фронте, и это действительно то, что люди (некомбатанты – ред.) в Украине делают столь впечатляюще. Они беспокоятся о том, чтобы солдаты имели горячую пищу, возможность восстановиться, когда выходят из боев на линиях фронта, и они всячески их поддерживают. Кроме того, это может предусматривать определенную деятельность, которая на самом деле очень и очень важна, например, для подрыва командно-административной системы российских сил.

Ведь сейчас хорошо известно, что система связи россиян не защищена сложными алгоритмами со скачковым изменением частоты, которой пользуются наши военные. По большей части у них все фактически работает в открытом доступе на высокочастотных или коротковолновых радиоканалах без шифрования. Так что любой украинец с полицейским сканером или радиолюбитель может реально найти эти каналы, прослушать и записать. Если интересно, можно, например, записывать, как российские солдаты ругают своих командиров, что происходит довольно часто, а затем глушить их каналы.

Это лишь один из многих способов, как могут действовать обычные украинцы, что на самом деле может стать огромной помощью войскам на передовой. Ибо в такой ситуации отсутствие связи между командным составом и низшим звеном требует, чтобы генералы, командиры бригад, полков и батальонов лично появлялись на передовой, выходили из своих машин, и в это время искусные украинские снайперы просто убирают их. В настоящее время убиты по меньшей мере десять или одиннадцать российских генералов. Это ошеломительная цифра, особенно если учесть, что вся армия США потеряла одного генерала в течение десятилетий боевых действий в Ираке и Афганистане. Следовательно, это мощный удар по системе управления российских сил. И вы можете себе представить, что численность (ликвидированных – ред.) командиров батальонов и бригад в разы превышает численность погибших генералов.

Известны также примеры, когда обычные украинцы просто сообщают о том, чем россияне занимаются в поле их зрения. Можно также помогать своим войскам путем обеспечения разной материально-технической поддержки на передовой. Этот список немалый, и что, собственно, поражает в украинских людях – это то, что все они присоединились к борьбе, все пытаются помочь военным, которые сейчас находятся на передовой, а также тем, кто на разных должностях прилагает усилия вне линии фронта.

Таким образом, у вас действительно нация в войне. Вы имеете целую страну, которая была мобилизована вдохновенным руководством – от Президента Зеленского во главе до тех, кто его окружает. И это вдохновляет не только людей в Украине, это также является важным фактором для вдохновения многих проживающих за рубежом поддерживать воюющих.

В первые дни встал настоящий вопрос, смогут ли украинские войска выдержать наступление россиян. Многие наблюдатели, конечно, переоценивали возможности россии и недооценивали то, на что способны украинцы. На Мюнхенской конференции по безопасности (18-20 февраля – ред.) один из вопросов, который я задал украинским парламентариям, звучал так: «Нам действительно нужно знать, действительно ли все вы собираетесь воевать?»

Что ж, ответ на этот вопрос более чем ясен… Все участвуют в противостоянии, и это одна из причин, почему так много людей по всему миру имеют вдохновение помогать.

— Дезинформация и психологические операции россиян разворачиваются быстрыми темпами. Можете привести примеры эффективных контрмер, тактик и приемов со стороны украинцев, которые можно применить в будущих операциях, особенно если война перейдет в длительную фазу повстанческого противостояния?

— Здесь стоит сказать не только об украинцах, но и о международных журналистах и так называемых «сетянах» (от англ. «netizens» – граждан интернет-сети), то есть живущих в интернете. Таким образом, кто помогает делу? Любое лицо, пытающееся уловить, сообщить, поделиться точной информацией, основанной на правдивых фактах. Проверяйте и делитесь с остальным миром.

И что уникально в этой конкретной войне – это очень большое количество смартфонов, которые позволяют любому, у кого они есть, по сути, быть репортером новостей. Существует также легкий доступ к социальным медиа, на которые можно загружать и делиться видео, фотографиями и сообщениями, а также к агрегаторам, которые объединяют все это вместе, осмысливают и проверяют.

Например, есть платформа Oryx. Я так понимаю, что у нее особый механизм, который проверяет, подтверждает и сообщает о российских транспортных средствах, оружии, системах и т.п., которые были уничтожены, захвачены, брошены.

Так что, очевидно, уже уничтожено столько танков, сколько российский сектор ВПК производит за три года. Их нельзя восстановить, особенно с учетом санкций по поставке в россию микрочипов, созданных на основе интеллектуальной собственности США, которая, безусловно, признана лучшей в мире. Поэтому их нехватка и отсутствие в России доступа к ним помешает восстановлению или производству многих боеприпасов и систем оружия, которые потеряли только за первые два месяца этой войны. Опять же цифры действительно впечатляют.

Кроме того, существуют такие группы, как Институт изучения войны, где я работаю в руководящем составе, который собирает воедино всю имеющуюся информацию и имеет отличную команду, отслеживающую действия россии и Украины. Деятельность таких групп, я считаю, очень важна, поскольку они не подвержены влиянию российской дезинформации. Они просто пытаются установить основную истину, чтобы сообщить о ней без влияния любого постороннего источника.

— Генерал, вы изучали россию с 1970-х годов – от тактического до стратегического уровня, и вы хорошо знаете их. Учитывая вашу осведомленность о них и об украинцах, что бы вы посоветовали, как подбодрили или что хотели бы сказать непосредственно людям в Украине?

– Еще Наполеон сказал, что моральный дух против физического – это как трое против одного. Другими словами, самое важное – то, что в сердце. Это втрое весомее, чем количество оружия или какие системы вооружений у вас есть, и, по моему мнению, еще ни одна война не подтвердила этого больше, чем нынешняя. Как я уже сказал, в начале очень много наблюдателей не понимали, насколько крепким будет украинское сопротивление. А я, подчеркну, заранее говорил, что украинцы будут биться очень мощно, потому что видел их в действии.

Мне удалось съездить в Украину в последний раз перед пандемией. Вскоре после избрания Президента Зеленского я побывал на Донбассе, был там на передовой и почувствовал, насколько крепкими, решительными и боеспособными были украинские силы уже тогда. С тех пор они только улучшились.

Впоследствии они быстро получили чрезвычайное количество западных, а также некоторых восточных систем оружия, транспортных средств и т.д. Таким образом, то, чем они обладают сейчас – это сила, наполненная абсолютно решительной, несокрушимой волей, которая теперь вооружена одними из лучших военных технологий в мире.

Но, в конце концов, действительно нужно сказать о том, что в сердце. Речь идет о всей стране, которая противостоит неспровоцированному вторжению и не дает захватить ее территорию.

Я думаю, до того, как все будет сказано и сделано, россияне лишатся многих тех (территорий Украины – ред.), которые они захватили, и не потому, что они откажутся сами, а потому, что украинцы заберут свое обратно. И опять же, по моему убеждению, следующие неделя-две будут решающими – из-за приближающегося праздника победы во Второй мировой в москве 9 мая, где владимир путин хотел бы объявить о существенных победах. Хотя, скорее всего, этого не произойдет.

Впоследствии, когда украинцы введут на вооружение все новые возможности (полученные в качестве оборонной помощи – ред.), они начнут возвращать свои территории, которые им пришлось потерять под давлением российского наступления на востоке и юго-востоке.

Поэтому прежде всего я хотел бы выразить всем, кто услышит меня, огромное восхищение тем, что делает Украина как государство. И это (увлечение – ред.), по-моему, чувствуют во всем мире. Здесь речь идет не только об одном лидере, одном подразделении или звене, а о масштабной командной работе, «команде команд» (по книге «Команда команд. Новые правила взаимодействия в сложном мире» – ред.). И эта конкретная «команда команд» была абсолютно блестящей и действительно вдохновляющей.

В то же время этого нельзя сказать о другой (российской – ред.) стороне. Она еще раз продемонстрировала культ военных преступлений, отсутствие инициативы на передовой, тактических стандартов и подготовки, нехватку планирования кампании, ненадлежащее материально-техническое обеспечение и плохое техническое обслуживание. На самом деле, россияне продемонстрировали все недостатки в военном деле, которые, по моему мнению, можно себе представить – за некоторыми исключениями. Одними из них является выраженная способность наносить вред и разрушение, а также убивать невинных гражданских.

Но, с другой стороны, мы видим, как замечательный украинский народ уникальным образом объединился из-за действий Владимира Путина. На мой взгляд, он (кремлевский лидер – ред.) оказал большее влияние на чувство украинского национализма, чем любая другая сила в истории страны. Это определяющее. И я уверен, что так произошло вопреки той цели, которую он (путин – ред.) стремился достичь. Так же, как он добился того, что снова сделал великим альянс НАТО, а не Россию.

К этому мы пришли сейчас. И украинский народ должен знать, что мир смотрит и в дальнейшем будет смотреть на него. То, что сделали люди в Украине, вызвало не просто сочувствие, не просто благодарность, а очень, очень значительную поддержку, которая, по моему ощущению, будет иметь продолжение. Опросы общественного мнения в США свидетельствуют, что около 75% американцев поддерживают то, что делает наша страна, что прекрасно. Я думаю, что так же происходит во многих других странах мира.

Мы уважаем их (украинцев – ред.) за это. Мы восхищаемся ими. И мы будем стоять вместе с ними, пока все это будет продолжаться.

Автор: Майк Робинсон, Radio Free Ukraine,   Укринформ 

Фото предоставлены автором

Читайте также: