Как живет Черниговская область, после бегства российской армии. Репортаж

Жители Чернигова возле своего разрушенного российскими бомбами дома в одном из районов города. 22 апреля 2022 года Фото: Emilio Morenatti / Associated Press / East News

Месяц назад российские войска разбомбили основной мост через Десну, по которому в Чернигов шли гуманитарные грузы и эвакуировались местные жители. Сейчас автомобильное движение на черниговском направлении восстановили, но ехать приходится через отдаленные второстепенные мосты и понтонные переправы. Через них жители, покинувшие город в начале войны, добираются до своих домов.

Корреспондент издания «Вот Так» Алексей Барановский побывал в Чернигове и посмотрел, как город и расположенные поблизости села медленно возвращаются к привычной жизни.

«Желающих было больше, чем автоматов»

В сидячем вагоне только и разговоров о том, кто как провел время в эвакуации. Многие черниговцы успели выехать до уничтожения автомобильного моста на случайных попутках и теперь возвращаются домой. Позади меня сидят две женщины и обмениваются впечатлениями о войне: «Присылали мне в “Одноклассники” картинки – помолимся за Путина, а потом как получили по зубам, так позакрывали свои профили. Из Донецка эти особенно… А чего же вы к нам за украинскими пенсиями ездите, если за Путина надо помолиться?» Ее попутчица добавляет: «Они себе уже лоб разбили, молясь за Путина». После этого обсуждение уходит в сторону от политики: жительницы Чернигова жалуются, что в городе до сих пор сложно вызвать такси, поэтому им приходится пользоваться услугами частников, которые дежурят на вокзале.

В Чернигове меня встречает Константин Качалов – журналист одного небольшого сайта, пишет о культуре. Он переехал жить в Украину из России в 2014 году, вскоре после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе. «Это было политическое решение», – поясняет он. Качалов тогда узнал, что из-за публичной критики российской внешней политики и президента Владимира Путина на него написали донос. Дожидаться разбирательства журналист не стал и сразу же уехал в Украину.

«В черниговскую тероборону меня с моим российским паспортом и не взяли бы, хотя я интересовался, – рассказывает Константин. – Там и местных-то уже через несколько дней войны перестали брать: желающих было больше, чем автоматов».

Журналист Константин Качалов в подвале своего дома в Чернигове. 22 апреля 2022 года.Фото: Алексей Барановский для «Вот Так»

Несмотря на это, Качалов все равно нашел, чем помочь новой родине. Из военного госпиталя выписали одного прооперированного военнослужащего ВСУ, раненного под Черниговом. Его должны были отправить на восстановление в Киев, но как раз к этому моменту мост через Десну взорвали российские войска и транспортная связь между городами оборвалась. Тогда знакомые волонтеры привезли этого раненого украинского солдата к Константину – отлеживаться после операции.

В этот момент, уже больше чем через месяц после начала войны, местные правоохранители решили вдруг проведать бывших россиян, проживающих в Чернигове.

«Ворвались, положили, можно сказать, лицом в пол, а у меня тут раненый боец ВСУ лежит. Но ничего, разобрались – телефоны, компьютер посмотрели, убедились, что я не диверсант, и ушли. Ну, дело житейское, война», – со смехом вспоминает Качалов.

Разрушенный город

Игорь – пожилой сосед по подъезду – соглашается организовать мне поездку по городу. До войны он подрабатывал таксистом, а после начала боевых действий мотается по Чернигову – то развозит гуманитарную помощь, то помогает с эвакуацией. Видавший виды автомобиль держится из последних сил.

На домашнем стадионе черниговского футбольного клуба «Десна» работают спасатели и пиротехники. Здесь до сих пор продолжается нейтрализация оставшихся от россиян боеприпасов – неразорвавшихся снарядов и мин. Посреди футбольного поля глубокий кратер от взрыва. Часть трибун обрушилась, часть повреждена. Футбол сюда вернется не скоро, говорят местные жители, но обязательно вернется. Немецкий футбольный клуб «Боруссия» из Дортмунда уже объявил, что поможет «Десне» отстроить стадион заново. Вместо уничтоженного россиянами советского наследия здесь должна появиться современная европейская арена.

Рядом со входом на стадион стоит разбомбленный Дом Тарнавского. Здесь располагался этнографический музей старины и библиотека. Крышу здания снесло взрывной волной, окна выбило. Сквозь зияющие пустоты на месте оконных рам просматриваются покосившиеся библиотечные стеллажи. На полу лежит вывалившийся с полки учебник русской литературы.

Храм Святителя Феодосия Украинской православной церкви Московского патриархата был разбомблен российской армией. 22 апреля 2022 года.Фото: Алексей Барановский для «Вот Так»

Добравшись до кладбища «Яцево», застаем за работой строителей на крыше храма Святителя Феодосия. Сейчас у церкви нет куполов – их снесло во время российских ракетных обстрелов. Строение загорелось и частично обрушилось, а укрывавшиеся на цокольном этаже храма жители окрестных домов чудом спаслись.

Мы направляемся по улице Шевченко, разглядывая руины частного сектора, которому повезло меньше, чем церкви Феодосия. Многие дома здесь уже не подлежат восстановлению, некоторые еще пригодны для жилья. Возле одного из таких уцелевших строений застаю копающуюся в огороде Раису Устимовну. Стены ее дома устояли, обсыпалась только обшивка, ударной волной вынесло окна – вместо них теперь натянута парниковая пленка.

Раиса Устимовна возле дома на улице Шевченко в Чернигове, которому повезло: соседские уже не подлежат восстановлению. 22 апреля 2022 года.Фото: Алексей Барановский для «Вот Так»

Раиса Устимовна – одна из тех, кто укрывался в храме Святителя Феодосия от обстрелов. После того как церковь разбомбили, она и многие прихожане эвакуировались в другой храм по соседству и уже там пережидали российское вторжение.

Больше всего женщина переживает из-за того, что во время обстрелов пропал ее пес Димка. «Ходила искала, кричала, людей спрашивала – нет нигде», – сокрушается пенсионерка. Впрочем, у нее во дворе уже бегает другая собака по кличке Рыжик. Она пришла к дому сама, на боку у нее виднеются следы ранений – судя по всему, посекло осколками. Раиса Устимовна обрабатывает собаке раны и говорит, что Димка обязательно вернется, и тогда им с Рыжиком придется уживаться вместе.

«Тризуб – это святое»

Дальше по нашему маршруту – руины целого жилого квартала, уничтоженного российскими обстрелами. Увидев группу котов, я останавливаюсь, чтобы высыпать им корм из специально припасенных пакетиков. В это время к котам подходят еще несколько человек, в руках у них консервы и сосиски – они тоже здесь для того, чтобы покормить животных. Местные рассказывают, что коты на самом деле не уличные: хозяева во время эвакуации не смогли забрать их с собой и оставили здесь.

Житель Чернигова Алексей, ухаживающий за брошенными животными. 22 апреля 2022 года.Фото: Алексей Барановский для «Вот Так»

Проезжаем мимо воинской части. Здесь идет разбор завалов в административном здании – совсем недавно его обстреляли. Фотографировать в воинской части запрещено, но мне разрешают сделать кадр, как военные водружают на временное место поврежденный герб Украины. «Тризуб – это святое», – объясняют свою позицию солдаты.

Воинские части Чернигова восстанавливаются после ракетных ударов. 22 апреля 2022 года.Фото: Алексей Барановский для «Вот Так»

На улице Вячеслава Черновола подъезды многоэтажек ограждены запретительной лентой из-за угрозы обрушения. Но редкие в здешних постапокалиптических пейзажах люди все равно заходят внутрь аварийных домов за вещами. Утверждают, что за своими, однако рассказывать о произошедшем отказываются.

В воздухе над нами зависает маленький дрон, который едва справляется с сильными порывами холодного ветра. Где-то рядом работает японская съемочная группа. Повисев немного надо мной, дрон поднимается выше и залетает в аварийную квартиру примерно на 10-м этаже, после чего скрывается из виду.

В этом районе нет никаких военных или стратегических объектов. Только жилые дома и кардиологический центр, в который можно попасть, протиснувшись сквозь сломанные взрывом пластиковые двери. Холл больницы усеян битым стеклом, кусками пластика и офисной отделки. Тут недавно был ремонт. Карточки пациентов на регистратуре рассыпаны по полу, под ногами неприятно скрепит битое стекло.

«Защищаем село от русских»

Закончив обзорный осмотр Чернигова, направляемся на выезд из города в сторону села Шестовица. Здесь нас встречает блокпост: выехав из Киева, быстро забываешь об их существовании. Попетляв по улочкам села, добираемся до нужного места. Тут до сих пор пахнет гарью. Вдоль улицы стоит сожженная российская колонна снабжения, сгоревшие бензовозы и «Камазы» с боеприпасами. Всего дюжина машин. Соседние с транспортом дома тоже полностью уничтожены.

Среди обгоревших остовов автомобилей бегают двое мальчишек с игрушечными автоматами – они собирают гильзы и со знанием дела рассказывают, чем лежащие тут мины отличаются от артиллерийских снарядов. Оставшиеся от российской колонны боеприпасы уже деактивированы украинскими саперами, но их еще не успели вывезти, поэтому они так и лежат прямо на дороге.

«Защищаем село от русских», – хором поясняют Даня и Егор в ответ на вопрос о том, что они тут делают среди обгоревших машин и сложенных в кучи снарядов. «Когда вырастем, станем украинскими солдатами. Вместе!» – говорят мальчишки.

На улице деревни Шестовица. 22 апреля 2022 года.Фото: Алексей Барановский для «Вот Так»

Их знакомому и сверстнику по кличке Щербатый не повезло: его, по словам местных жителей, расстреляли российские оккупанты, пока стояли в селе. «Ребенок сказал какой-то матюк, услышанный дома, в адрес российского солдата, и его за это расстреляли. Кроме этого случая особо не лютовали, хотя наше село под оккупацией 40 дней было. Всего несколько убитых у нас в итоге», – рассказывает житель Шестовицы Александр Асаулко, в прошлом врач-рентгенолог.

Начинается дождь, и дети спешат домой, а мы направляемся в соседнее село Михайло-Коцюбинское, которое также больше месяца находилось под властью российских военных. Из-за непогоды улицы пустынны, только мужчина в одиночку несет куда-то лом. Он говорит, что за мостом в лесу есть многочисленные блиндажи, которые вырыли российские солдаты. «Только мы оттуда уже все вынесли», – рассказывает селянин и скрывается за воротами своего дома вместе с ломом.

Найти стоянку российских войск в лесу оказалось несложно: среди елей я обнаружил примерно полтора десятка блиндажей разной степени комфортабельности и вместительности. Рядом разбросаны пустые ящики от боеприпасов и коробки от армейских сухпайков.

Блиндаж под Михайло-Коцюбинским. 22 апреля 2022 года.Фото: Алексей Барановский для «Вот Так»

Время возвращаться обратно, в квартиру Константина Качалова в обычном пятиэтажном доме. В нем жильцы оборудовали собственное убежище – позаботились даже о том, чтобы в подвале было электричество. Кто-то принес стол, кто-то стулья и матрасы, есть даже походная палатка, а в соседнем пролете у вентиляционной отдушины оборудована курилка. Каждый раз во время российских бомбардировок жильцы дома собирались здесь.

«Люди, которые раньше годами разве что кивали друг другу при встрече на лестнице, очень быстро сплотились в единый коллектив и во всем помогали друг другу», – рассказывает Качалов. Несмотря на то, что российские войска уже покинули Черниговщину, разбирать свое подвальное убежище жители не спешат – война еще не закончилась.

Автор: Алексей Барановский; «Вот Так»

Читайте также: