«ЧЕРНАЯ СТРЕЛА»: ТАЙНЫ ИГОРЯ ГОНЧАРОВА Часть третья: Гончаров жив?

Гончаров мертв, но почему-то очень многие люди до сих пор боятся этого человека. Боятся даже наступающей годовщины со дня его смерти. Они уверены, что или живой Гончаров, или оставшиеся на свободе «оборотни» будут мстить.Мы вынуждены вновь прервать хронологию нашего повествования, чтобы отвлечься на событие недавних дней.

Как уже сообщала «УК», 25 мая в Киеве был убит известный украинский модельер Владимир Сарафанов, Первичный осмотр места происшествия показал: смерть Сарафанова хоть и наступила в результате удушья, но есть сомнения в ее ненасильственности. Версия о самоубийстве правоохранителями пока не отбрасывается, но активно разрабатывается и другая версия – убийство. О перспективности последней версии говорит два обстоятельства трагедии. Во-первых, хотя входная дверь в квартире, где обнаружено тело Сарафанова, и была закрыта на замок, но “противоестественным” образом – на замке обнаружены следы механического повреждения. То ли дверь закрывали не “родным” ключом, то ли не при помощи ключа вовсе. Во-вторых, поза, в которой пребывал покойный, и характер крепления удавки на его шее практически исключают самоубийство таким способом.

Как стало известно «УК», накануне гибели у Сарафанова неизвестные требовали выкуп — $ 10.000. Очевидно, что угрожая жизни несчастного и боясь огласки происходящего, бандиты потребовали, чтобы заложник обратился за этой суммой не к родственникам, а к наиболее близким друзьям. Что Сарафанов и сделал. Товарищам удалось быстро собрать около восьми тысяч долларов США. И, по информации «УК», даже передать их вымогателям.

Но преступники, видимо опасаясь, что на их след быстро выйдут правоохранители, решили не оставлять в живых свидетеля, видевшего их в лицо и задушили жертву. Затем, сымитировав в квартире сцену самоубийства, покинули помещение, оставив нетронутыми ценные вещи убитого модельера…

Эта нехорошая история заставила авторов вспомнить миф, до сих пор бытующий среди тех, кто был достаточно осведомлен о деле «оборотней». Миф о том, что Игорь Гончаров жив. Те, кто верит в эту версию, считают, что благодаря неким высокопоставленным покровителям Гончарова подменили в июле 2003 года в больнице скорой помощи. Якобы был момент, когда охрану на 30 минут отсекли от охраняемого (сказали, что будут брать анализы). Именно тогда, по этой версии, Гончарова подменили на другого человека. Подозревают, что к этому был причастен директор клиники политравмы БСМП Нугзар Барамия.

По оперативным данным, Гончаров его ранее знал, так как привозил кого-то из своей группы, возможно Мельникова, в 1995 году с огнестрельным ранением, и тому сделали операцию без фиксации этого факта в документах учета (и соответственно без сообщения в правоохранительные органы).

Указанные факты проверялись следственным путем: был допрошен Барамия и охрана Гончарова. Подтверждения подозрений следствие не нашло. Врачи, имевшие дело с Гончаровым во время его неоднократных пребываний в больнице, утверждают, что это было одно и то же лицо.

Тем не менее, сторонники версии «двойника» считают, что при вскрытии Гончарова в бюро судебно-медицинской экспертизы эксперт под шрамом на животе Гончарова не нашел следов операции (подозревают, что это был труп другого человека). Именно поэтому, якобы, долго не было результатов судмедэкспертизы. Именно с этим была, якобы связана и поспешная и кремация Гончарова, на которую неожиданно быстро и на сомнительных основаниях дал разрешение прокурор Днепровского района Ганечко. Также в пользу этой версии якобы говорит тот факт, что один из адвокатов Гончарова имеет богатый опыт по программе защиты свидетелей, то есть, именно по выводу «из списков живых» преступников, согласившихся работать со следствием. Говорят о наличии такого же опыта и у оперативника, занимавшегося делом Гончарова – Сергея Хамулы.

Однако, авторы склонны считать, что версия «подмены» — не более, чем миф. Во-первых, такая операция в действительности весьма сложна и ненадежна. Во-вторых, ради чего ее стоило бы затевать? Ради спасения Гончарова? Но сам по себе он не являлся каким-то уникальным киллером или агентом спецслужбы. Возможно, он был вышедшим из под контроля и «наломавшим дров» исполнителем. Но и тогда, гораздо целесообразнее и «дешевле» было бы Гончарова уничтожить, а не спасать. Допустим, что Гончаров позаботился о своем будущем и оставил в надежном месте «информационную бомбу», которая должна была взорваться в случае его смерти. Но она уже взорвалась, что лишний раз подтверждает тот факт, что Игорь Гончаров – мертв. Причины же «скоростной» кремации и странностей с судмедэкспертизой могут иметь иное объяснение. Возможно, это были мероприятия по сокрытию фальсифицированных медицинских документов. Это, в частности, может объяснять и странные слухи о шраме, под которым не было следов операции. То есть, существует вероятность того, что некие медицинские работники помогали Гончарову имитировать какие-то серьезные травмы, а после его смерти поспешили обезопаситься, по-быстрее избавившись от тела. Более подробно мы расскажем об этой стороне «дела Гончарова» несколько позже.

Стиль недавнего убийства модельера Сарафанова заставил нас вспомнить об этом мифе по нескольким причинам. Большинство жертв Гончарова похищались с целью выкупа, как правило, небольшого. После получения или не получения выкупа жертвы убивались. В 8 случаях из 11 , зафиксированных следствием – убивались посредством удушения. Как в случае с жертвами «оборотней», так и в случае с Сарафановым, есть основание говорить не об убийствах с целью получения выкупа, а скорее о заказных убийствах, которые маскировались под похищения с целью получения выкупа. Есть основания полагать, что Гончаров считал свои жертвы преступниками, недостойными жизни. В одном случае он убеждал своих подельников, что жертва – извращенец. Сарафанов, тоже, якобы был человеком с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Из подобных сравнений можно сделать несколько выводов.

Первый и самый скандальный – Гончаров действительно жив и продолжает свою «охоту». Однако, это кажется очень маловероятным.

Второй – часть банды «оборотней», оставшаяся на свободе, вновь активизировалась.

Третья – кто-то перенял стиль «оборотней».

Четвертая, и самая, на наш взгляд вероятная – имеет место просто случайное сходство. Сарафанова убили «по заказу», замаскировав заказное убийство похищением с целью получения выкупа. Удушение использовалось для имитации самоубийства.

Когда готовился этот материал, стало известно, что задержаны трое подозреваемых в убийстве Сарафанова. Гончарова среди них нет, зато есть гражданин Молдовы, который, находясь в Украине, представлялся как сотрудник Министерства внутренних дел Молдовы. Или был им? Стиль киевских «оборотней» становится интернациональным?

И все-таки… Если слишком долго всматриваться в бездну, то рано или поздно заметишь, что и бездна всматривается в тебя. Дело «оборотней» или дело Гончарова относится к разряду тех неприятных дел, которые отчетливо «пахнут» смертью и опасностью. Даже, несмотря на то, что основной фигурант этого дела мертв, а часть (неизвестно какая) его подельников находится в СИЗО. Авторы не склонны к излишнему мистицизму, однако, нет-нет, да и почудится, что кто-то пристально наблюдает за тобой, что кто-то, кого все считают мертвым, на самом деле жив и продолжает свое мрачное дело. Однако, причины подобных ощущений отнюдь не мистические. Все проще. Деятельность «оборотней» является для Украины и других «обломков империи» типичной и широко распространенной преступной деятельностью. И причин для этого множество. Это и кадровый кризис, и маленькие зарплаты и отсутствие каких-либо сдерживающих моральных или идеологических факторов у современных «правоохранителей». Где собственно проходит грань между обыкновенным сержантом. «крышующим» бабушек на рынке и «оборотнем» — полковником, зарабатывающим на новую дачу исполнением заказных убийств? И тот и другой являются «оборотнями», просто сержанту таких серьезных дел еще не доверяют. По словам одного из экспертов «УК» банды «оборотней» есть в каждой области Украины. И были они всегда. На этой оптимистической ноте мы закончим наше лирическое отступление, чтобы вернуться к жизнеописанию нашего героя.

Еще во время службы в Восьмом главном управлении МВД Игорь Гончаров стал агентом КГБ. Причем был он «инициативником», то есть, сам предложил свои услуги. Нужно заметить, что к «инициативникам» в КГБ всегда было скептическое отношение. Да, в сущности, таким и осталось. Несмотря даже на то, что нынешний президент России начинал свою карьеру также в качестве «инициативника». Чем было вызвано такое отношение? В первую очередь опасностью того, что «инициативник» имеет неправильное представление о работе «конторы», чересчур, скажем, романтическое. Во вторых, тем, что «инициативника» влечет власть, мощь всесильных «корочек». Такие люди опасны для любой спецслужбы, хотя любая спецслужба пользуется услугами таких людей. По имеющейся в «УК» информации, Гончаров был плохим агентом. Ни одна его информация не была реализована. Кроме того, даже в своем ведомстве с самого начала у него были серьезные проблемы с дисциплиной. Как вспоминает сослуживец Гончарова по «восьмерке», его еще в восьмидесятые годы поймали на изготовлении фальшивых штрафных квитанций. Квитанции эти Гончаров с напарником «обналичивали», штрафуя граждан на Киевском железнодорожном вокзале. Получив взыскание, Гончаров решил отомстить своему непосредственному начальнику, некоему Шевчуку. И отомстил… нагадив ему на письменный стол. Нестандартный ход.

Тем не менее, именно КГБ помогает Гончарову попасть в сентябре 1990 года в только что созданный спецотдел при управлении уголовного розыска УВД г. Киева ( чуть позже названый шестым отделом, а затем – УБОПом). Остается неизвестным, какие именно сведения о деятельности УБОП сообщал Гончаров уже в СБУ, однако эту его двойную роль видимо «чуяли» соратники по УБОП. И доверительных отношений с Гончаровым у коллег не возникало. Несмотря даже на то, что он был известен как человек предупредительный, вежливый, никому не отказывавший в помощи. Но Гончаров оставался в УБОПе «белой вороной». Более подробно о службе нашего героя в УБОПе мы расскажем чуть позже. А пока заметим, что уже в начале 90-х годов Гончаров был снят с агентурного учета СБУ, и отношения с ним были резко прерваны. Снят после того, как потребовал у своего куратора снайперскую винтовку или незарегистрированный ствол … для «отстрела лидеров бандитских формирований». То есть, к тому времени Гончаровым полностью овладела идея создания «Белой стрелы». Причем, есть информация, что идею эту всячески подогревал один из начальников Гончарова по УБОПу – Валерий Кур. Он занимал должности заместителя начальника Киевского УБОП, затем был начальником службы криминального поиска в главке МВД. Потом была у него какая-то некрасивая история, связанная с неформальными отношениями с авторитетом «Рыбкой». Сейчас Валерий Кур трудится на должности начальника службы безопасности боксеров братьев Кличко, также начинавших свою карьеру под крылом или под «плавником» все того же «Рыбки». Информированные источники считают именно Валерия Кура одним из ярых сторонников создания «Белой стрелы» — своего рода «эскадрона смерти» из бывших и действующих сотрудников МВД. Организации созданной для физического уничтожения лидеров преступного мира и прочих «подонков», к числу которых относились «спекулянты» (то есть бизнесмены) и извращенцы. Однако, вернемся к Гончарову. Его идея насчет незарегистрированного оружия эсбэушным кураторам показалась опасной и, на всякий случай, все отношения с ним были прерваны. По крайней мере, формальные.

(продолжение следует)

Станислав Речинский, «УК», Евгений Лауэр, «Трибуна»

Читайте также: