ИГОРЬ СМЕШКО: МЕХАНИЗМА КОНТРОЛЯ НАД ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ СПЕЦСЛУЖБ В УКРАИНЕ ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ НЕТ

По моему мнению, удар по имиджу Украины своими действиями нанесли те, кто совершил это преступление, в том числе, к сожалению, и достаточно высокопоставленные должностные лица и даже сотрудники СБУ. Причем, идя на это преступление они поставили под угрозу обвинения Украины со стороны мирового сообщества в нарушении наших международных договоренностей по ограничению стратегических наступательных вооружений и распространению в мире ракетных технологий.-Игорь Петрович, известно, что в прошлом году было возбуждено уголовное дело по факту продажи Украиной крылатых ракет Х-55, однако, в конце концов, в суд попало только дело в отношении гендиректора «Укравиазаказа» Евдокимова. Почему так произошло и, что предшествовало началу этого дела?

-Собственно, в начале твоего вопроса ты сам и даешь на него ответ. Основанием для возбуждения уголовного дела был именно сам факт контрабанды упомянутых ракет из Украины, именно факт, а не что-либо другое. И этот факт контрабанды, если мне не изменяет память, имел место двумя партиями: в апреле 2000 года и мае 2001 года. Если же есть факт совершения преступления, то, как учит опыт, «нет ничего тайного, что рано или поздно не стало бы явным». Остается только ответить на вопрос, когда это станет явным. Особенно, когда дело касается контрабанды крылатых ракет, имеющих возможность укомплектования ядерными боеголовками, с дальностью пуска до 3000 км.

Что же касается технологии расследования этого преступления, то действующее законодательство Украины строго регламентирует, кто, на каком этапе и при каких обстоятельствах может давать комментарии по этому поводу. Так что мои возможности в ответах на вопросы также, к сожалению, строго ограничены.

И все же, по хронологии, могу лишь добавить, что непосредственным основанием для возбуждения этого дела, если не ошибаюсь, в феврале 2004 года, были материалы о деятельности международной преступной группировки торговцев оружием. Эти материалы были наработаны с сентября 2003 по январь 2004 г. соответствующими контрразведывательными и разведывательными подразделениями СБУ. Решающим же в раскрытии этого преступления и, соответственно, возбуждении этого уголовного дела были два основных фактора:

Первый. Успешное, в то время, сотрудничество СБУ с партнерскими спецслужбами как дальнего, так и ближнего зарубежья, и дача согласия на такое сотрудничество по данному вопросу, в соответствии с нашим законодательством, бывшего на то время Президента Украины Леонида Кучмы.

Второй фактор — своевременно проведенная в СБУ реорганизация соответствующего контрразведывательного подразделения, отвечающего за контроль над торговлей оружием, и создание на его базе смешанной оперативно-следственной группы под руководством моего заместителя Николая Обихода.

Важным является также то, что тогдашний министр обороны Евгений Марчук, проведя соответствующую инвентаризацию в Минобороны, фактически предотвратил возможность поставки еще одной партии подобных ракет за рубеж.

Что же касается направления в суд в августе 2004 года лишь части общего уголовного дела, а именно выделенного в отдельное производство дела в отношении гендиректора ООО «Укравиазаказ» В.Евдокимова, то это было вызвано тем, что другие участники международной преступной группировки к тому времени либо находились в розыске, либо погибли в ДТП, либо были арестованы по поручению СБУ за пределами Украины. И до настоящего времени длится соответствующая международная судебная процедура по их экстрадиции в Украину.

При этом в отношении остальных членов преступной группировки продолжался активный процесс документирования и установления доказательств их конкретной причастности к этому и ряду других подобных преступлений. За год следствия — к февралю 2005 года Службой безопасности Украины были приняты все необходимые меры к обеспечению привлечения в самое ближайшее время к уголовной ответственности всех остальных причастных к преступным действиям лиц. В том числе, к сожалению, и некоторых сотрудников СБУ. Были возбуждены также другие уголовные дела в отношении ряда конкретных лиц. Как следствие движется в этом направлении в настоящее время — это уже вопрос к новому руководству СБУ.

-В январе этого года народный депутат Григорий Омельченко предал широкой огласке в СМИ детали этого дела. Я, кстати, тоже получил от него копию депутатского запроса. Почему и откуда произошла утечка информации к Омельченко? Понесли ли наказание сотрудники СБУ, «слившие» ему информацию? Ведь тем самым они разгласили гостайну, поскольку и расследование и суд, насколько я знаю, были закрытыми для СМИ?

-Прошу прощения, Женя, но твой вопрос некорректен. Сотрудники СБУ не разглашали государственную тайну, направив в установленном законом порядке и с соответствующим грифом секретности информацию об этом уголовном деле в Верховную Раду на соответствующий депутатский запрос Григория Омельченко. Служба безопасности Украины была обязана сделать это в соответствии с требованиями закона.

Напомню хронологию. В начале января 2005 года на сессии Верховной Рады был оглашен и направлен в СБУ для исполнения депутатский запрос народного депутата Украины — заместителя Председателя Комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Г.Омельченко «О предоставлении Верховной Раде Украины полной информации об обстоятельствах незаконной продажи за рубеж военного имущества и крылатых ракет в 1999-2001 гг. должностными лицами Государственной компании «Укрспецэкспорт» и Службы безопасности Украины».

Если не ошибаюсь, Омельченко направил только с 2001 по 2002 годы в общей сложности около десятка запросов в СБУ по поводу незаконной торговли оружием. В известной степени можно говорить о том, что эта тема находилась в зоне его внимания и контроля уже с 2001 года.

Кроме того, в соответствии с законодательством Украины, а именно Законом Украины «О гостайне», не может быть засекречена информация о противоправных и преступных действиях соответствующих должностных лиц в государстве. Так что сам факт совершения преступления не может являться гостайной. Закрытый же характер процесса диктовался не желанием скрыть преступление, а защитой источников получения информации, в том числе и иностранных, методов расследования по этому делу, а также тем, что ряд фигурантов по этому делу все еще не предстали перед судом в Украине.

-А как же имидж Украины, неужели мало было «Кольчуги»? Об этом никто не подумал?

-Следуя логике твоего вопроса, можно прийти к заключению, что главное не в том, чтобы не совершать преступления, а в том, чтобы не попадаться. Так можно встроить в этот ряд и убийство Георгия Гонгадзе, информация о расследовании которого, думаю, не доставляет эстетического наслаждения не только мировому сообществу, но и нашим согражданам. По моему мнению, удар по имиджу Украины своими действиями нанесли те, кто совершил это преступление, в том числе, к сожалению, и достаточно высокопоставленные должностные лица и даже сотрудники СБУ. Причем, идя на это преступление они поставили под угрозу обвинения Украины со стороны мирового сообщества в нарушении наших международных договоренностей по ограничению стратегических наступательных вооружений и распространению в мире ракетных технологий.

Процесс же изобличения и очищения от этих людей в Украине, начатый нами в СБУ еще в 2003-2004 годах, не может быть ударом по имиджу Украины. Он, наоборот, является серьезным и первым такого рода практическим доказательством стремления нашего государства и его спецслужб к настоящей, а не показушной борьбе с подобными явлениями в сфере международной торговли оружием. Кроме того, как я уже говорил тебе, реализация этого дела явилась результатом эффективного сотрудничества СБУ со многими спецслужбами и правоохранительными органами ряда дружественных нам государств и получила высокую оценку наших коллег и партнеров.

Попытка же утаить подобное «шило в мешке» в виде крылатых ракет Х-55 в данном случае была бы не только аморальной, но и нереальной. Умышленное сокрытие Украиной фактов таких преступлений ничего кроме отрицательных последствий не принесло бы. Не сомневаюсь, что подобная точка зрения соответствует мнению и нового руководства государства.

-Однако сторонники Евдокимова, да и не только они, вовсю озвучивают тезис о том, что, мол, «дело о крылатых ракетах Х-55» сейчас нужно Смешко и его команде для спасения имиджа и продолжения оверконтроля (через генерала Юрия Прокофьева) над экспортом вооружений из Украины. Какова ваша позиция в этом вопросе?

-Ну, что-то подобное и следовало ожидать от обвиняемой стороны. Придется немного вернуться к истории. В сложившейся у нас в Украине системе обеспечения торговли оружием Служба безопасности Украины исторически играла и продолжает играть ключевую роль. Главное управление разведки Минобороны только в конце 1999 года получило право проводить экспертную оценку лишь части предполагаемых соглашений в сфере военно-технического сотрудничества и то только с так называемыми, «проблемными странами». До этого времени военная разведка вообще не имела никакого отношения к процессу принятия решения в этой сфере. Имеется в виду, что она не получала из соответствующих государственных органов никакой информации о планируемых контрактах, иностранных партнерах и сертификатах конечного пользования, которые ими представлялись, и не могла, таким образом, участвовать в процессе оперативной оценки этой информации.

Только в 1999 году тогдашний Председатель Комиссии по политике экспортного контроля и военно-технического сотрудничества с иностранными государствами Валерий Радченко включил в состав этой Комиссии (с июля 2000 г. — Комитет, прим. ред.) представителя ГУР МО Украины генерала Юрия Прокофьева. Однако и после этого в ГУР МО Украины поступала информация исключительно по «проблемным» вопросам, решением которых и занималась данная Комиссия.

Скажем, обсуждаемая нами контрабанда ракет Х-55 внешне была обставлена абсолютно безобидно — сертификат конечного пользователя был предоставлен, якобы, от нашего соседа — Российской Федерации, беспроблемной, с точки зрения экспорта вооружений, страны. И на этом, якобы, основании соответствующие должностные лица СБУ этот сертификат не проверяли, и соответствующего запроса в ГУР МО Украины о проверке данного сертификата также не поступало. В то же время, если бы это было сделано, то его проверка, даже по официальной линии через аппарат нашего военного атташе в Москве или российского военного атташе в Киеве, могла бы за считанные дни определить его фальшивый характер. Что, впоследствии, и подтвердило следствие. Если же учесть, что основными фигурантами этой сделки с украинской стороны на 90% были бывшие или действующие на тот момент кадровые сотрудники СБУ, то такая «небрежность» или «беспечность» выглядит более чем подозрительно. Кстати, упомянутый Евдокимов ведь тоже бывший офицер СБУ.

Что же касается «спасения имиджа», то такие обвинения абсолютно надуманны и абсурдны, хотя и имеют свою логику по принципу: «сила действия равна силе противодействия». Однако обратимся снова к датам. Уголовное дело было возбуждено еще в феврале 2004 года, обвиняемый В.Евдокимов задержан и арестован СБУ в апреле 2004 года, а уголовное дело по его обвинению выделено в отдельное производство из основного дела и направлено в суд еще в августе 2004 года. Какая может быть речь о, якобы, спасении моего имиджа и моей команды в этот период?

Да и о каком «имидже» вообще может идти речь? Я и мои бывшие коллеги по руководству СБУ — кадровые офицеры, а не политики. Это дело было результатом добросовестного и эффективного выполнения своих служебных обязанностей как прежним руководством СБУ, так и моими подчиненными — оперативниками и следователями, которые занимались этим делом. А так называемый «имидж» как раз и пробуют, очевидно, испортить те, кто боится дальнейшего расследования. Ведь подобного дела, доведенного до суда, в нашей стране, да и не только в нашей, а и в ближнем, и в дальнем зарубежье, еще не было. И все разговоры о том, что проданы за рубеж были не ракеты, а «металлолом» «наивными и чистыми бизнесменами», могут вызвать лишь улыбку у специалистов. За получение образцов такого «металлолома» во все времена и во всех странах в соответствующих спецслужбах давали ордена и повышали по службе.

-Игорь Петрович, Вам, наверняка, известно заявление Тараса Чорновола, где он выдвигает обвинения действующему Президенту Виктору Ющенко в соучастии и протекции в продаже пресловутых Х-55. На момент совершения этой сделки Ющенко был премьер-министром и, по своему рангу, мог вполне быть причастным к делу. Вы могли бы прокомментировать заявление Чорновола?

-Президент Украины Виктор Андреевич Ющенко, равно как и бывший Президент страны Леонид Данилович Кучма, не имеют никакого отношения к данному делу. Что касается Виктора Андреевича то, думаю, что он даже и не знал об этой операции, возглавляя Кабинет министров Украины. Дело в том, что ни в бытность его пребывания на посту премьера, ни в бытность каких-либо других премьер-министров, они не имели какого-либо влияния, или точнее сказать, механизма реального влияния на процесс оценки информации и принятия конкретного решения по вопросам торговли оружием. Вернее сказать, они могли работать только с тем материалом, который им представлялся. Спецслужбы-то в нашей стране реально на премьер-министра не замыкаются… Как я уже говорил, основным «действующим лицом», которое «патронирует» данную сферу деятельности и практически готовит основной массив информации, необходимый для принятия решения, — являлась и до настоящего времени является Служба безопасности Украины.

Первая попытка ликвидации данной монополии была предпринята в 1999 году тогдашним Секретарем СНБО Украины Владимиром Горбулиным и его первым замом на то время Владимиром Радченко. Была создана вышеназванная Комиссия по политике экспортного контроля и военно-технического сотрудничества с иностранными государствами под руководством Радченко. Вторая попытка совершенствования механизма межведомственного контроля над сферой торговли оружием была предпринята в 2002 году, в бытность секретарем СНБОУ Евгения Марчука. Был создан неплохой механизм межведомственного обсуждения спорных вопросов. Однако мы не успели отработать, в силу существовавших в то время обстоятельств, еще один важный элемент, на который, кстати, нам часто указывали зарубежные партнеры: а какой механизм «контроля контролеров»?

В нашем примере с контрабандной поставкой Х-55 ключевым элементом был фальшивый сертификат конечного пользования (end user certificate), который легко можно было проверить, но соответствующие должностные лица Службы безопасности этого не сделали. А раз «нет проблемы», то и Комиссия этот вопрос рассматривать не обязана. В этой связи встает вопрос не столько об эффективности работы системы контроля над ВТС, сколько об эффективности контроля над работой СБУ.

С учетом моего личного опыта в руководстве спецслужбами (Председатель Комитета по разведке при Президенте Украины (1995-1998 гг.), начальник Главного управления разведки МО Украины (1997-2000 гг.), первый заместитель Секретаря СНБО Украины (2002-2003 гг.) и Председатель Службы безопасности Украины (2003-2005 гг.) — прим. ред.), могу отметить, что, к сожалению, эффективно действующего механизма контроля над деятельностью наших спецслужб, до настоящего времени в Украине, так и не создано. Но это уже тема другого разговора.

-Игорь Петрович, подобного рода осведомленность во все времена была чревата. Всё-таки, у людей, уличенных в подобных преступлениях всегда были «длинные руки» и большие деньги, они могут пойти на крайние меры, чтобы заставить навсегда замолчать осведомленных. Вы не боитесь, если честно?

-Хм… (улыбается). А вы, журналисты, не боитесь? Не боится ничего только блаженный или дурак. Или человек, который вообще не способен на какие-либо поступки в жизни и соответственно своими действиями не затрагивает ничьих интересов. Ни к одной из этих категорий я себя не отношу.

Ко мне поступала информация о том, что некоторые фигуранты открытых нами уголовных дел по незаконной торговле оружием, которые вынуждены были, в результате этого, выехать из Украины за рубеж, вынашивают, как бы сказать помягче, — определенные планы в отношении меня и руководителя военной разведки Александра Галаки.

-И что? Служба безопасности об этом знает?

-Да, знает.

-В недавнем интервью «Комсомольской правде в Украине» генпрокурор Святослав Пискун упомянул «главу СБУ Смешко» в числе тех, кто «работал» против него, добиваясь его отставки во время предыдущей каденции. Что вы скажете по этому поводу?

-(Смеется). Ну что сказать? Святослав Михайлович, безусловно, человек с юмором. Если не ошибаюсь, на момент его снятия, я только пришел в Службу безопасности и работал не больше месяца. Сам понимаешь, если бы СБУ действительно «работала» тогда против него, то я думаю, что он не занял бы потом — а это произошло практически сразу после освобождения им поста Генерального прокурора — пост заместителя Секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины, на котором он пребывал вплоть до повторного назначения на пост Генпрокурора.

Святослав Михайлович прекрасно осведомлен об этом, и я думаю, что это было шуткой с его стороны. Как, впрочем, и его упоминание «об операции прикрытия» в день задержания генерала Пукача, в рамках которой он «специально организовал в Швейцарии совещание генеральных прокуроров США, Германии, Бельгии и Швейцарии по проблеме борьбы с мафией».

С патриотической точки зрения, мне, конечно, было бы очень приятно, если бы Генеральный прокурор Украины имел такой авторитет, что, исходя из своих внутренних проблем, мог бы приглашать в любую точку земного шара генеральных прокуроров таких стран, как США, Германия, Бельгия и Швейцария и специально организовывать совещания на «любую заданную тему». Но, к сожалению, думаю, это еще в отдаленном будущем…

Евгений Лауэр Трибуна

Читайте также: