Украинский парадокс: нашлось избыточное электричество!

Часто ли в вашем подъезде вечером не горит свет? Все ли улицы украинских городов и сел освещены по ночам? Много ли автомобильных трасс избаловано освещением? Мы с вами прекрасно знаем, что в Украине есть слишком много темных мест. А это – и ограбления, и сбитые пешеходы, и просто страх за свою жизнь, здоровье. Но вот кому подобные проблемы уж точно не ведомы, так это чиновникам Госатомрегулирования Украины. Которые нашли в энергосистеме страны абсолютно лишнюю электроэнергию… В ночь на 9 апреля 2006 года был остановлен третий блок Запорожской АЭС. Как сообщили СМИ в Госатомрегулировании Украины, остановка блока связана с введением ограничения на производство электроэнергии для всех АЭС Украины. В частности, Запорожской АЭС разрешено производство энергии на уровне не выше 3740 МВт. До этого на ЗАЭС работали пять из шести блоков и производили почти 5000 МВт. Третий блок ЗАЭС планируется снова включить в работу в ночь с 12 на 13 апреля.

Из-за введенных ограничений частично уменьшена мощность всех энергоблоков страны. Всего на четырех украинских АЭС работают 12 из 15 блоков.

За этой почти будничной новостью, на самом деле, скрывается шокирующая реальность. Которая при практически поголовной неосвещенности по ночам украинских автомагистралей, большинства улиц и подъездов сочетается с существованием в украинской энергетике излишков электроэнергии.

Негармоничное развитие.

На первый взгляд, остановка энергоблока в виду избыточности вырабатываемой им энергии – шаг на грани сюрреализма. Однако украинская энергосистема настолько негармонична, что по-другому в ней действовать в существующих условиях почти невозможно. Нет у чиновников на это ни желания, ни денег.

Зато каждый день в Украине есть миллионы потребителей электроэнергии. Которые дважды в день (утром и вечером) неизменно включают в электросеть большинство электроприборов, создавая при этом пики электропотребления. Днем украинцы работают, что также требует много электричества. А вот ночью страна спит. И электричества ей много совсем не надо. Но атомные станции ведь не могут так работать: днем запустил, вечером выключил. Им необходимы компенсирующие мощности.

Нехватка компенсирующих мощностей особенно остро проявилась в 2004 году. После ввода в эксплуатацию двух атомных энергоблоков на Хмельницкой и Ровенской АЭС.

Компенсирующими мощностями являются гидроаккумулирующие электростанции. Чье развитие в нашей стране остановилось вместе с распадом Советского Союза. И если на достройку атомных станций украинская власть вначале долго искала помощи за рубежом, а потом все же сделала все на собственные средства, то о компенсирующих мощностях подумать как-то не успели.

Зачем нам гидроэлектростанции?

Преимущества использования энергии воды кажутся неоспоримыми. Во-первых, это дешевизна, так как в процессе производства гидроэлектроэнергии отсутствует дорогая топливная составляющая. Во-вторых, гидроэнергоблоки способны резко увеличивать подачу электричества во время суточных пиков в энергосистеме страны.

Необходимость таких маневров обусловлена уникальной особенностью товара под названием «электричество» — его нельзя положить на склад. А значит, необходимо потребить в тот же миг, как оно произведено. И когда население увеличивает потребление электроэнергии, электростанции должны в тот же миг покрыть резко увеличивающийся спрос. Это могут только ГЭС и ГАЭС. Шлюзы открываются – и поднятая на десятки-сотни метров вода падает вниз. Отдавая свой потенциал в энергосистему страны.

С этой целью во времена СССР было начато строительство самой мощной в Европе Днестровской гидроаккумулирующей станции (ДГАЭС). Которую никак не достроят вот уже 20 лет.

В советские времена строители успели в крутом склоне Днестра пробить и забетонировать семи колоссальных тоннелей диаметром 7,5 метров и длиной около 650 метров. По замыслу создателей, ночью с помощью насосов огромные массы воды из реки по тоннелям будут подниматься в верхний бассейн, расположенный на высоте 150 метров над рекой. А утром, в момент пика потребления электроэнергии, эта вода будет обрушиваться вниз. Вращая гигантские турбины мощностью по 350 МВт каждая.

До 1990 года в стройку было вложено 200 миллионов долларов. Затем, по известным причинам, она была заморожена. И денег хватало только на меры защиты наполовину построенной станции от разрушения. Однако после пуска новых энергоблоков на Хмельницкой и Ровенской АЭС, когда нехватка компенсирующих мощностей превратилась в серьезную проблему, Кабинет министров Украины все-таки отыскал деньги. Правда, всего около 150 миллионов гривень. И ГАЭС все еще строится…

Будущее – это гидроэнергетика плюс атом?

Согласно заключениям экспертов, в энергосистеме страны доля гидроэлектроэнергетики должна составлять 15-20%. Это – оптимальный уровень. Между тем, в Украине из 189 миллиардов КВт/час электроэнергии, которые будут произведены в этом году, всего лишь 5% дадут гидроэлектростанции. При этом лидерами производства электричества являются АЭС (их доля – 50%) и тепловые электростанции (их доля – 40%). Остальное произведут блок-станции и другие источники. Столь низкий удельный вес ГЭС приводит к тому, что тепловые электростанции (ТЭС) вынуждены брать на себя несвойственную им функцию регулирования нагрузки в энергосистеме в часы суточных пиковых нагрузок. В результате, быстрее изнашивается оборудование. Потери измеряются сотнями миллионов долларов в год.

Государство, судя по заявлениям высших чиновников, гидроэнергетику развивать будет. К этому подталкивает и развитие энергетических отношений с Российской Федерацией: рост цен на газ и общее политическое похолодание. Юлия Тимошенко в свою бытность премьером обещала уделить внимание тем энергоносителям, запасов которых в Украине предостаточно. «До настоящего времени мы делали ставку на те энергоносители, которые не добывают в Украине, — это нефть и газ. А нам необходимо делать ставку на ядерное топливо, уголь и гидроэнергетику», — сказала тогда премьер-министр. Тем не менее, в окончательном варианте Энергетической стратегии Украины до 2030 года развитию гидроэнергетики уделено гораздо меньше внимания, чем она заслуживает.

Не способствует развитию этого сегмента энергосистемы и тарифная политика. По сути, сегодня гидроэнергетика дотирует другие отрасли хозяйства и население.

Гидроэлектростанции вынуждены продавать электроэнергию на оптовом энергорынке Украины в 10 раз дешевле, чем тепловые. В остальном мире все наоборот: тарифы на электроэнергию мощностей, покрывающих пиковую нагрузку в сети, всегда на порядок выше, чем для работающих в базовом режиме.

Кроме того, в западноевропейских странах приняты дневной и ночной тарифы на электричество: днем оно стоит в разы дороже. Чем население стимулируется потреблять некомпенсируемую энергию по ночам. У нас же до подобной взвешенной тарифной политики государство еще явно не доросло.

Нужен ли ночью свет?

Вот уж действительно: Украина – страна парадоксов. С горем пополам достраивали всем миром так необходимые энергосистеме энергоблоки на двух атомных станциях. И вдруг выяснили, что теперь у нас вырабатывается лишнее электричество. В связи с чем энергоблоки регулярно останавливаются.

Так, например, только на Запорожской АЭС третий энергоблок уже отключался в 2005 году. Вот и сейчас он оказался лишним. Почти два месяца зимой этого года простаивал четвертый энергоблок ЗАЭС, а шестой энергоблок был отключен от энергосистемы совсем недавно – 22 марта.

При этом большинство населенных пунктов нашей страны в ночное время остаются без света. И даже столица Украины ночью освещается крайне скупо. Как этот факт сочетается с избытками энергии в энергосистеме, понятно, пожалуй, только лишь чиновникам, «особо вовлеченным» в государственное и муниципальное управление. Которым не мешало бы потрудиться объяснить эту «истину» гражданам.

С другой стороны, не мешало бы чиновникам еще и вспомнить свои инициативы по экспорту электроэнергии. На сегодняшний день они являются больше фантазиями, а не реальностью. Фантазиями, следует отметить, довольно утопичными. Судя по состоянию энергосистемы и уровню тарифов.

Так, идея параллелизации украинской энергосистемы с европейской энергосистемой «ЮСТИ», по оценкам экспертов, может быть реализована в течение четырех лет. Но как будут сочетаться абсолютно разные тарифы на электроэнергию в государствах Европейского Союза и Украины – непонятно. Кроме того, в европейской энергосистеме допустимы колебания частоты в сети до сотых долей Герц. У нас же – допустимый уровень колебаний доходит до десятых долей Герц. А это – недопустимо для европейцев.

Экспортировать же избыточную электроэнергию в Россию украинским энергокомпаниям пока что невыгодно. Россиян не интересует покупка нашей электроэнергии по ее реальной стоимости. А продавать ее ниже реальной стоимости нет никакого смысла.

Таким образом, украинские власть имущие уже даже не удивляют. Решая проблему дефицита электроэнергии, они создали проблему избытка электроэнергии. И принялись ее решать очень простым и привычным способом: лишние мощности останавливать. На достройку компенсирующих мощностей у них денег в достаточном количестве не находится. А обеспечить элементарное решение этой проблемы путем освещения ночных улиц украинских городов и сел чиновники почему-то неспособны. Парадокс!

Дмитрий Фомичев, специально для «УК», по материалам «Эксперт».

Читайте также: