«ЖУЛЬЕ – ВОЕННЫМ»: ПОХОЖДЕНИЯ ПРАПОРЩИКА ШМИДТА

Аферы, которые проворачивали господа Трахтенберг и Шмидт не могли проходить без содействия как генералитета Министерства обороны Украины, так и без прикрытия «третьей власти» — судейской. И это, пожалуй, наиболее опасно. Потому что, деятельность, в результате которой пострадало как государство, так и бесквартирные военнослужащие, могла бы быть пресечена гораздо раньше. В порядке нормального судебного разбирательства. Но суд, призванный быть независимым, оказался, увы, продажным. Мало того, суд стал одним из инструментов в руках проходимцев.Речь пойдет о том же злополучном доме в Кировограде, на улице Героев Сталинграда,3\163. Напомним, что это бывшее общежитие Кировоградского радиозавода предприятие Шмидта «Житло» реконструировало в 28-квартирный жилой дом. При этом деньги из бюджета брались по расценкам строительства нового жилья. Мало того, Шмидт должен был передать Фонду «Жилье военным» и Кировоградской КЭЧ 28 квартир, но передал 26. К тому же жилье было сдано с существенными недостатками, что вызвало многочисленные жалобы со стороны военных, которых заставили получить квартиры в этом доме. Однако и этого Шмидту показалось мало.

Согласно условий договора №45 от 24.07.00 года «Житло» должно было по акту передать построенное жилье Фонду и КЭЧ, то есть оно становилось собственностью государства. После этого жилье подлежало распределению между лицами, которые находились в очереди на его получение и военные должны были получить ордера на квартиры. Однако, Шмидт с целью обмана государства и граждан, вступив в сговор с должностными лицами Министерства обороны и при содействии судей Кировского районного суда города Кировограда, председатель которого Ярошенко В.И. является его близким товарищем, с целью уклонения от уплаты налогов в особо крупных размерах разработал схему присвоения жилья, построенного за счет бюджетных средств.

3 июля 2000 года он, будто бы, заключил с корпорацией «Ингул –Габбро», директором которой сам же и являлся, договор купли-продажи, в соответствии с которым Шмидт купил у корпорации 552 квартиры, общей площадью 34527,9 кв.м., в том числе и 28 квартир площадью 3165,26 кв.м. в том самом доме на улице Героев Сталинграда.и 22 квартиры, площадью 1263,11 кв.м. в доме №2 по улице Короленко.

А уже 24 июля 2000 года, то есть через 21 день после «покупки» Шмидт от имени ЧП «Житло» заключил договор с Фондом «Жилье военным» о строительстве домов по улицам Героев Сталинграда и Короленко за счет государственных инвестиций для обеспечения жильем военнослужащих.

Учитывая то, что договор купли-продажи квартир от 03.07.2000 года носил явно фиктивный характер, в соответствии с требованиями ст.227 Гражданского кодекса Украины он не мог быть нотариально заверен. Эти обстоятельства могли стать основанием для признания его недействительным, а поэтому Шмидт обратился в суд Кировского района Кировограда с иском к корпорации «Ингул-Габбро», то есть, к самому себе. 1 ноября 2000 года судья этого суда Солопов Ю.А. без какого-либо обоснования вынес решение о признании за Шмидтом В.Ф. права собственности на 552 квартиры, не указав при этом даже их собственности. На основании этого решения Кировоградское областное коммунальное предприятие БТИ зарегистрировало за Шмидтом право собственности на это жилье. Таким образом, Шмидт и возглавляемая им корпорация уклонились от оплаты госпошлины, отчислений в пенсионный фонд, оплаты нотариальных услуг на сотни тысяч гривен, которые они должны были бы заплатить при заключении договоров купли-продажи.

Вообще, по большому счету, абсолютно непонятно из каких вообще доходов ныне скромный пенсионер Шмидт мог оплатить стоимость 552 квартир и госпошлину на них, если, судя по налоговой декларации кандидата в народные депутаты Шмидта В.Ф. в 2001 году он получил доход в размере 18 тысяч гривен? Ответа нет, и что самое печальное, его никто и не требует.

Впрочем, в 2002 году Хозяйственный суд Кировоградской области удовлетворил иск прокуратуры области о взыскании с корпорации «Ингул-Габбро» 7285,74 кв.м жилья на сумму 4808591 гривну. Иск был подан в защиту интересов прав лиц, пострадавших от последствий Чернобыльской катастрофы. Шмидтовская корпорация «Ингул-Габбро» по соответствующему договору должна была построить для «чернобыльцев» жилье, получила полную оплату стоимости исполненных работ, однако жилья ликвидаторы так и не увидели. Тем не менее, решение Хозяйственного суда выполнено так и не было. Как оказалось, относительно «Ингул-Габрро» по инициативе ее руководства началась процедура банкротства, а Шмидт в возрасте 50 лет «уволился с должности генерального директора корпорации». И …концы в воду. А вместе с ними и почти пять миллионов «чернобыльских» гривен. И вновь возникает, почему же при таких «подвигах» Шмидт и компания до сих пор гуляют на свободе? Ответ прост. Имея в собственности те самые 552 квартиры – можно решать любые вопросы. К примеру, тот же председатель Кировского районного суда Кировограда Ярошенко В.И. за «плодотворное сотрудничество» получил от Шмидта 4-х комнатную квартиру в доме №35 по улице Дзержинского, общей площадью в 125 кв.м. И за очень смешную, просто символическую цену – 17756 гривен. При ее реальной цене в 144 тысячи гривен. Родной брат судьи Ярошенко – Александр Иванович также получил от Шмидта трехкомнатную квартиру площадью 55,7 кв.м. за символическую сумму в 6689 гривен. При том, что реальная стоимость одного квадратно метра в этой квартире составляет 1096 гривен.

Исходя из этих фактов вряд ли стоит удивляться, что неоднократные проверки относительно деятельности Шмидта, которые проводились УМВД области, налоговой милицией, прокуратурой области результатов никаких не приносили. Где-то помогала помощь Ярошенко, где-то приходилось расплачиваться за «лояльность» все теми же, украденными у военных и чернобыльцев, квартирами.

Самое забавное, что господин Шмидт, в прошлом прапорщик Советской Армии, уволенный из ее рядов по статье, ныне всем показывает удостоверение Представителя ООН по правам человека в Украине. Это, конечно, не депутатский мандат и неприкосновенности не обеспечивает. Зато, с его помощью можно легко превратить уголовное преследование в «политическую плоскость». Впрочем, как выяснили некоторые любознательные кировоградцы, в Киевском представительстве ООН о существовании такого сотрудника ничего не известно.

Виктор Никитенко, специально для «УК»

Читайте также: