Новые бомбисты: кто «бацьку» в Минске «заказал»?

Две версии взрыва в Минске. Первая: российские олигархи, возможно, раздосадованные невыполнением договоренностей с белорусскими властями, решили таким образом предупредить последних, что с ними так поступать нельзя. Вторая: о себе громко заявла неизвестная радикальная организация. «Версию о террористе-одиночке я отметаю, так как ему одному обмануть десятки тысяч сотрудников белорусских спецслужб не под силу…» Напомним, что в 00:25 4 июля на проспекте Победителей в полумиллионной толпе минчан и гостей столицы, собравшихся на праздничный концерт, произошел взрыв. Сработал пакет с самодельным взрывным устройством, начиненным гайками и болтами, оставленный под елкой на газоне через дорогу от стелы «Минск — город-герой».

Через некоторое время недалеко от места взрыва было обнаружено еще одно аналогичное взрывное устройство. По словам первого заместителя министра внутренних дел Беларуси Александра Щурко, оба этих устройства были закамуфлированы под пакеты с соком. Кстати, три года назад этот высокопоставленный милицейский генерал публично заявлял, что «в Беларуси нет предпосылок для терроризма».

Несмотря на большое количество пострадавших (более пятидесяти, 17-летний парень до сих пор находится в стабильно тяжелом состоянии), время и место проведения диверсии (главный праздник страны в центре Минска), по факту всего случившегося было возбуждено уголовное дело по статье «Злостное хулиганство».

Правда, многие известные в стране эксперты и политики, к примеру, лидер Белорусского Конгресса демократических профсоюзов (БКДП) Александр Ярошук, уже открыто заявляет, что в данном случае надо говорить о террористическом акте.

Бывший высокопоставленный офицер КГБ публично также заявил, что это был теракт:

«Признаки теракта налицо… Во-первых, попытка дестабилизировать обстановку в разгар массового гуляния, посеять панику с учетом того, что президент Беларуси находился невдалеке. Во-вторых, взрывное устройство, которое было начинено болтами и гайками, означало, что человек, принесший его туда, при усиленном контроле со стороны МВД, КГБ, Службы безопасности президента, готовился к преступлению. В-третьих — масштаб взрыва. Очень много пострадавших, но, к счастью, нет жертв. Это говорит о том, что был направленный взрыв и устройство изготовлено профессионалом».

Напомним, что в каждом силовом ведомстве Беларуси есть специальное подразделение, которое ведает борьбой с террором. В ту роковую ночь — с 3 на 4 июля — для обеспечения безопасности столь масштабного мероприятия были задействованы многочисленные силы МВД, КГБ, Службы безопасности президента и др. Однако это не помогло. О провальной работе белорусских силовиков на совещании с ними 7 июля крайне резко говорил и глава государства: «Давайте будем откровенны: соответствующие службы и мы вместе с вами не смогли обеспечить безопасность людей, хотя в нашей стране это можно было бы сделать элементарно. Я реалист и понимаю: когда полмиллиона людей толпится на ограниченном пространстве, это сделать очень сложно. Но ведь случай произошел в тех местах, где, как мне докладывали, милиция, КГБ ползали по-пластунски, которые были взяты под особую охрану. Как же так произошло? Как же вы тогда охраняли?… Еще один вопрос — кустарниковые насаждения. Понятно, что риск взрыва может исходить, прежде всего, оттуда. Так мне пришлось осматривать эту воронку, чтобы отдать приказание закрыть телами милиционеров эти места. Это — о профессионализме нашей милиции. Не думаю, Виктор Владимирович (В.В. Шейман, глава Совета безопасности страны. — А.К. ), что вы должны оставаться в этой должности после инцидента. Вы виноваты прежде всего! …Ни черта не сделали! И пишете мне рапорты после самого происшествия. Да я больше вас знаю о том, что там случилось!».

Далее Александр Лукашенко заявил, что если руководители всех заинтересованных ведомств допустят повторение «витебского» варианта в стране, то на их местах «работать будут другие».

К сведению, витебские взрывы произошли три года назад — осенью 2005 года. В первом случае взрывным устройством оказалась металлическая банка, начиненная болтами и гвоздями (начинка «взрывпакетов» минского разлива тоже состояла из разномастных болтов и гаек). Банка находилась в цветочной клумбе около остановки общественного транспорта. В результате взрыва пострадали двое. Спустя неделю прогремел в Витебске еще один взрыв. Случился он на одной из витебских дискотек. В результате него пострадали около 50 человек, 36 из них были госпитализированы.

После тех взрывов некий гражданин Беларуси, представлявшийся руководителем Белорусской республиканской освободительной армии и проживавший на то время в Германии, стал угрожать новыми взрывами. Были проведены обыски на квартирах незарегистрированной оппозиционной организации «Малады фронт», а также еще около 60 человек. Двое молодых жителей Витебска провели полгода за решеткой, но потом были выпущены на свободу. Фактически страна так и не узнала виновников витебских взрывов.

На этот раз объединенные демократические силы страны также опасаются, что взрыв в центре Минска могут «повесить на них» и начать закручивание гаек в стране, посему приняли соответствующее заявление, в котором говорится, что они-де осуждают взрыв во время празднования Дня независимости и призывают провести объективное расследование случившегося.

В свою очередь, во время посещения линии Сталина под Минском, Александр Лукашенко заявил: «Закручивание гаек — гнусность какая-то. Что такого произошло в стране, чтобы закручивать гайки? В данном случае, хоть вопрос и политический, но разбираться мы будем по закону. Гайки будем закручивать на головах у тех, кто причастен к этим взрывам». Правда, он тут же поспешил отметить, что «в расследовании произошедшего правоохранительные органы не будут обращать внимания на то, являются ли причастные к инциденту лидерами какой-либо политической организации или нет».

Любопытно, что на днях с вопросом «А где вы были в ночь с 3 на 4 июля?» местный участковый обратился к Николаю Уласевичу, члену национального комитета Объединенной гражданской партии, выдвинутому в окружную избирательную комиссию по Ивьевскому избирательному округу и проживающему в деревне Вороняны Островецкого района Гродненской области. Неужели начался «крестовый поход» против оппозиции и стартовала ее «зачистка» перед парламентскими выборами этой осенью?

Большинство независимых экспертов сходятся во мнении, что относительно островецкого случая имеет место такое понятие, как «перегибы на местах». Политолог Сергей Николюк специально для газеты «День» подчеркнул, что «оппозиции нет абсолютно никакого смысла вызывать огонь на себя накануне важнейшей политической кампании этого года, так как властям надо показать себя перед Западом, какие они белые и пушистые и рассчитывать на свою легитимизацию, а также на западные кредиты». Заместитель председателя БНФ Виктор Ивашкевич считает, что сценарий раскачивания белорусского общества через недавний взрыв неприемлем как для властей, так и для оппозиции: «Думаю, что след этого взрыва тянется в Россию: или к тамошним нацдемам или российским «денежным мешкам», которых тут банально «кинули». Трагедия 4 июля — это удар по независимости страны, а за нее выступают как белорусские власти, так и ее оппоненты». Бывший проректор главного учебного учреждения страны — Белгосуниверситета — Анатолий Павлов, категорично осуждая взрыв в Минске, со своей стороны заметил, что «в любом случае очень плохо и чревато всякими последствиями, когда одна часть белорусского общества не понимает и не принимает интересы и приоритеты другой ее части».

Вместе с тем, отдельными экспертами не исключается и вероятность причастности самих властей к организации инцидента на проспекте Победителей. К примеру, политолог Владимир Мацкевич в интервью «Немецкой волне» не исключил, что взрыв в центре Минска во время празднования официального Дня независимости мог быть спровоцирован кое-кем из самих властей — мол, и президент не был сразу после взрыва эвакуирован его же спецслужбами, и в народ он сразу пошел после трагедии, как будто знал, что следующего взрыва не будет.

Сам Александр Лукашенко трактует свое поведение сразу после взрыва тем обстоятельством, что дай он «добро» на свою эвакуацию, в полумиллионной толпе могла бы начаться паника, которая могла привести к давке, и как следствие, к многочисленным человеческим жертвам.

Впрочем, версия, что глава белорусского государства хочет своими действиями подорвать насаждавшееся им же последние 13 лет реноме чуть ли не «самой стабильной страны в мире», кажется действительно малоубедительной.

Допустить же мысль, что часть президентского окружения решила самостоятельно решать свои проблемы (в том числе и начинающейся большой приватизации в Беларуси), тоже очень сложно. Во всяком случае, в комментарии для «Дня» авторитетный белорусский политолог Валерий Карбалевич категорично отвергает и эту версию: «Возможные издержки слишком уж превышают возможные же плюсы. Одно дело — вести кулуарную борьбу между собой, в том числе и с применением некоторых запрещенных приемов, и совсем другое — устраивать взрыв в центре Минска. Лично я склоняюсь к двум наиболее вероятным версиям произошедшего в ночь с 3 на 4 июля в центре Минска.

Первая. Определенные российские олигархи, возможно, раздосадованные невыполнением договоренностей с белорусскими властями, решили таким образом предупредить последних, что с ними так поступать нельзя.

Вторая. О себе захотела громко заявить неизвестная радикальная организация. Версию о террористе-одиночке я отметаю, так как ему одному обмануть десятки тысяч сотрудников белорусских спецслужб не под силу».

Добавим ко всему сказанному, что Александр Лукашенко ждет конкретных результатов от силовиков по недавнему взрыву в Минске уже в ближайшие дни.

P.S. Александр Лукашенко уже подписал указ об освобождении Виктора Шеймана от должности государственного секретаря Совета безопасности Республики Беларусь в связи с переводом на другую работу. Решением главы государства также освобожден от должности главы администрации президента Беларуси Геннадий Невыглас.

Александр Коктыш, День

Читайте также: