УБОЙНОЕ ЗОЛОТО АРМИИ

Валерий Шмаров, будучи министром обороны, не подписывал противозаконных распоряжений о передаче коммерческим структурам лома драгоценных металлов – таков лейтмотив недавнего письма пресс-службы “Укрспецэкспорта” в адрес редакции «УК». Публичный ответ «УК» носил развернутый характер и содержал ссылку на конкретный источник нашей осведомленности о тотальном воровстве в украинской армии. Таким источником стала “Информация временной следственной комиссии Верховной Рады о проверке возможных фактов несанкционированной торговле оружием”.

В частности, пресс-служба “Укрспецэкспорта”, возглавляемого ныне В.Шмаровым, заявила, что Валерий Николаевич не мог подписать данное распоряжение, так как к тому времени уже оставил пост министра. К тому же, ссылаясь на некую свою осведомленность об ИСТИННОМ содержании скандального распоряжения, пресс-служба утверждала, что в оспариваемом эпизоде речь шла не об 1-й (одной) тонне серебра, а об авиационных аккумуляторах, сданных на переработку.

В частности, оспаривалась причастность В.Шмарова к событиям, так отраженным в “Информации…” комиссии ВР:

…бюджетною військовою частиною 68879 (м.Слав’янськ Донецької обл.), згідно розпорядження Міністра оборони України пана Шмарова В.М. від 14.09.1996 р. за №148/828 було передано біля 1 тонни срібла акціонерному товариству “Українські ювеліри” (м. Київ), але кошти за це срібло Міноборони чомусь так і не отримало і ніхто їх не затребував. Військовою частиною А-2329 (с.Степок Житомирської обл.)(выделено “УК”)незаконно було передано акціонерному товариству “Роданіт” (м.Житомир) золота i платини більше півкіла, срібла більше 200 кг, але кошти отримали тільки 50 відсотків вартості цих дорогоцінних металів”.

Итак, пресс-служба нашла разночтение в строках распоряжения министра и заключения комиссии ВР. Правда, отметим, что 1 тонна серебра и 1 тонна авиа-аккумуляторов – практически одно и то же. Ведь аккумуляторы для военной авиации изготавливаются из серебра высокой пробы!

А вот сообщение о том, что В.Шмаров не подписывал данное распоряжение, мы, признаться, встретили с недоверием. Тем более, что пресс-служба до сих пор не предоставила “УК” для изучения хотя бы его ксерокопию. Но если таковое случится – мы готовы поверить в непричастность Валерия Николаевича к произошедшему.

Но вопросы все равно останутся: кто бы ни подписал это противозаконное распоряжение, он – потенциальный преступник. И, возможно, причастен к гибели начальника сборочного цеха воинской части А-2329 (с.Степок, Житомирская область), упомянутой в докладе комиссии ВР.

Обратимся к публикации «УК» от 21.10.2001г.

В/ч А-2329, является военно-ремонтным заводом. Специализация – сбор неисправных ракетных установок (С-75 “Волхов”, “Волхов-М”, С-125 “Круг”, С-200) на территории Украины, их ремонт, частичный демонтаж, а также предпродажная подготовка этой техники в Египет через фирму “Оборонсервис”.

Дальше, для полноты ощущений – по тексту:

Еще за полгода до гибели, начальник сборочного цеха N-ов стал впадать в депрессию. Жене сказал, что на работе у него проблемы — никак не может передать свою должность (в связи с ее выводом за штат) другому офицеру. Трое претендентов, познакомившись с документами, отказывались принимать дела: была выявлена недостача в 60 тысяч гривен. Через некоторое время у N-ва произошло нервное расстройство и его, без ведома командования части, отправили в психиатрический центр. Но и там ему не дали покоя: внезапно его навестили врач из родной воинской части и начальник стройчасти завода. После визита армейского эскулапа у N-ва случился повторный нервный срыв. Лечащий врач запретил посещать его кому бы то ни было, и в присутствии медперсонала предупредил, что после выписки N-ву строго-настрого запрещено заступать на дежурства.

Однако, на следующий день после возвращения N-ва в часть, его поставили на дежурство. Жена, зная состояние мужа, всю ночь проговорила с ним по телефону — до половины седьмого утра. Через 15 минут после того, как она положила трубку, ей позвонили, чтобы сообщить ужасное: N-ов стрелял себе в голову. Когда его привезли в больницу, он был жив, но умер в больничных покоях…

Командование настаивало на версии, которую следователи с готовностью приняли: смерть в результате неосторожного обращения с оружием. Позднее трагедию облачили в более пристойную форму: гибель при исполнении служебных обязанностей. Командование не оставило без внимания вдову погибшего: через майора С.Ч. ей предложили деньги — за отказ от продолжения следствия. Материальный стимул не сработал, и тогда последовали угрозы в адрес 15-летней дочери погибшего. Тогда же на квартире Ивановых случился грабеж. Заметим, что жили Ивановы на охраняемой территории военного городка. Добычу грабителей составили единственно копии актов списания, которые бережно хранил N-ов.

Что характерно, в деле о смерти мужа вдова проходила как свидетель, а не как потерпевшая. Она и прочие свидетели говорили потом, что на допросах следователи обходились общими фразами, но едва кто-то заводил разговор о существенных вещах, как допрос немедленно прекращался.

Когда страсти улеглись, одна женщина рассказала Ивановой о том, чего никогда не согласится повторить для протокола: в день гибели N-ва, после половины шестого утра в дежурку зашли три офицера. Женщина слышала ругань, а затем звуки драки. Гости требовали от N-ва 180 тысяч долларов . Заглянув через некоторое время в окно, женщина увидела, как главный инженер (сегодня прекрасно себя чувствует в Киеве, куда был переведен за особые заслуги) и начальник стройчасти держат N-ва, а его друг — майор из штаба части, вложил пистолет в руку Иванова и выстрелил…

Вдова N-ва заявила, что видела договоры завода с египтянами (о поставке в Египет комплексов С-75 – «УК» ) и знала со слов мужа, что они убыточные. А вот ни одного акта о списании драгметаллов, которые получали при демонтаже ракетных комплексов, она не видела, хотя все они должны были проходить через ее мужа…

Добавим, что командиром этой воинской части в 1996-97гг. был генерал Николай Васильевич Рябец…

Попытка «УК» установить личности руководителей и соучредителей акционерного общества “Роданит” (а также “РАдОнит”, “РодОнит”, “РАдАнит”) , зарегистрированного на территории Житомира либо Житомирской области, успехом не увенчались. С высокой степенью вероятности можем утверждать – предприятия с таким названием на Житомирщине не существует. Возможно, комиссия ВР составляла свой отчет на основании доступной ей документации. Но вот незадача – любую бумажку в нашем Отечестве можно скрепить фальшивой печатью несуществующей фирмы! Если таковое имело место в истории с драгметаллами в/ч А- 2329, прокуратуре впору проявить интерес к событиям семи-восьмилетней давности.

Если наше предположение о фиктивности “Роданита” верно, то почему бы не предположить, что злополучное распоряжение за подписью Шмарова, касающееся драгметаллов армейского происхождения, также может быть “липой”. Сотворенной кем-то, у кого был доступ к бланкам министра. Да и время “сотворения” документа вполне удачно: старый министр убыл, а новый в делах еще не разобрался. ТАКУЮ версию должна проверять уже прокуратура Генеральная.

Впрочем, наше предположение, ни в коем случае, не ставит под сомнение правдивость информации комиссии Верховной Рады. А деятельности г-на Шмарова там уделено немало места…

Со своей стороны, «УК» приглашает к обсуждению злободневной темы – незаконной торговле оружием и противодействию таковой – компетентных в тонкостях проблемы лица.

Георгий Киквидзе, специально для «УК»

Читайте также: