Ученые, атомная бомба и спецслужбы в СССР: в условиях недоверия и секретности

Академік Юлій Харитон і бомба РДС-1 в музеї Всесоюзного ядерного центру, 1980-і роки, фото з відкритих джерел.

Наша история до сих пор оставляет много неизученных или малоизвестных широкой общественности моментов. Собственно, познавать их, «латать» щели в ее огромном полотне постоянно призывает «День». Ведь знания открывают нам возможности для правильных выводов и прогнозов. Как и классическая история, наука тоже имеет свои секреты.

«Атом в СССР ассоциируется преимущественно с Чернобылем. Более эрудированные могут вспомнить ядерные испытания на полигоне в Семипалатинске. В последние годы также стала известной трагедия Тоцких учений в 1954 году. Но это — только вершина айсберга. За занавесом остается очень много», — так анонсировали в Центре освободительного движения онлайн-лекцию о противостоянии советских физиков и спецслужб, когда готовился проект ядерной бомбы (1940-1950 годы). Детали этой пока малоизученной программы собирала для слушателей кандидат физико-математических наук Ольга СЕРГИЕНКО. Делимся с читателями самым интересным из прослушанной лекции о ядерном проекте СССР.

НЕПРИЗНАННОЕ ОТКРЫТИЕ

«Это не физика и не технические решения, связанные с первыми этапами советского ядерного проекта. Это история, что и как тогда происходило, — отметила в начале пани Ольга. — Ядерный проект Советского Союза начался с исследований ядерных преобразований, в частности с экспериментов с ядерными преобразованиями в Харькове в 30-х годах. Далее — открытие в 1940 году в Санкт-Петербурге спонтанного деления ядер урана.

Но вся эта работа ученых рассматривалась как оторванная от жизни, как чисто научная проблема, которая не будет иметь прикладного применения в течение многих лет. Хотя после открытия деления ядер урана ученые поняли, что цепная реакция может представлять в той политический ситуации опасность для людей, поскольку правительства стран захотят создать оружие. Такое понимание было и среди западных ученых, и среди советских. Для Советского Союза было характерно, что среди ученых были различные группировки, и те, кто имел скептическое отношение к ядерным разработкам, получал одобрение от власти».

По словам пани Ольги, советская власть считала в то время основной угрозой для себя нацистский режим, а опасности от исследований и разработок ядерных реакторов и бомб отвергались. Во время Второй мировой войны все силы союза были направлены на то, чтобы отбиться от Германии, объясняет научная работница, поэтому было тогда не до дополнительных исследований.
«Ситуация начала меняться, когда немцы захватили Харьков. Тогда Сталину докладывали, что немцы и другие зарубежные ученые работают над ядерной бомбой. Сталин выдал резолюцию, что союзу тоже надо это делать», — добавляет Ольга Сергиенко.

СБОР ИНФОРМАЦИИ

Информацию о том, над чем именно и как работают зарубежные ученые, для Советского Союза собирали и ученые, и спецслужбы.

«Данные для СССР могли предоставлять также иностранцы, которые во время индустриализации приехали поработать сюда, причем все из-за определенного варианта репрессий смогли впоследствии вернуться на Запад, — продолжает ученая. — Большинство таких ученых имели политические взгляды, симпатизировали коммунистам.

Поэтому склонять этих людей к сотрудничеству с Советским Союзом было не очень трудно. Надо понимать, что основная работа агентуры — после начала Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года — заключалась в том, чтобы склонять этих людей помогать передавать информацию разведчикам из советского союза. Разведданные тогда получались и от клерков, которые имели доступ к секретным данным британских проектов, то есть не только от ученых. Клерки даже были более эффективны, потому что могли проще уничтожать документы».

«Соответственно, информация у разведки была, в большом количестве. Тогда в мире не считали, что надо скрывать от союза то, что делается в ядерной науке. Так было в начале, когда еще не было все жестко засекречено. Но именно на этом этапе информация шла не от высокопоставленных ученых, а от среднего ранга. Поэтому информации хватало, но она склоняла спецслужбы к мысли, что советскому союзу нельзя отставать от других стран, поэтому надо тоже работать в этом направлении».

СЕКРЕТНОЕ ИСПЫТАНИЕ

Собственно, речь идет о подготовке первой ядерной бомбы советов, которая появилась в 1949 году. Сначала спецслужбы тщательно подбирали ученых, которым можно доверить работу над этим. «В НКВД этим направлением разведки руководил Павел Судоплатов. В 1990-х годах он издал мемуары, где этот эпизод его карьеры хорошо описан, а именно: как начали подбирать ученых, которые должны над этим работать, которым можно дать доступ к информации и возможность читать материалы, поступавшие агентурным путем. В результате были отобраны несколько ученых — Игорь Курчатов, Абрам Алихатов, Юрий Харитон. Но этих людей тоже проверяли, не передают ли ложные данные», — продолжает пани Ольга.

Успешное испытание первой советской атомной бомбы было проведено 29 августа 1949 года на построенном полигоне в Семипалатинской области Казахстана. Конечно, и место расположения полигона, и ход, и дата испытания держалось в тайне. Однако 3 сентября 1949 года самолет специальной метеорологической разведывательной службы США взял пробы воздуха в районе Камчатки, впоследствии американские специалисты обнаружили в них изотопы. Это указывало на то, что в Советском Союзе был произведен ядерный взрыв. Весь мир узнал об этом во время публичного заявления американского президента Гарри Трумэна 23 сентября.

«Официально уже никто не пробовал возразить, что первая советская бомба, которую взорвали в 1949 году, была полной копией американской бомбы, которая была взорвана в 1945 году, — отмечает Ольга Сергиенко. — Полную документацию для создания бомбы советский союз получил агентурными путями. Когда проводилась операция по ликвидации Троцкого, одной из явок была аптека в Санта-Фе, неподалеку от границы с Мексикой.

Санта-Фе — это город, который в то время был близок по расположению к основной базе по разработке американской ядерной бомбы. Поэтому такая явка и такая база была просто находкой для советских спецслужб. А первая советская ядерная бомба в 1949 году стала сюрпризом для западных союзников, которые думали, что в советском союзе ядерного оружия не было, что после уничтожения промышленности вследствие Второй мировой этого просто быть не может».

ЯДЕРНЫЙ РЕАКТОР

Несмотря на то, что ядерная бомба все-таки появилась, между учеными и спецслужбами царило недоверие, что характерно для системы союза как такового. К примеру, определенные расчеты ученых проверялись, так же делали и ученые, получая данные от спецслужб. Имена ученых пытались скрывать от широкой общественности, особенно тех, кто получал конкретный результат.

«У советских ученых в процессе постоянных проверок тех данных, которые дала агентура, возник свой вариант ядерной бомбы. Но спецслужбы настаивали, что для гарантии результата надо делать первую бомбу в рабочем варианте по американскому образцу. То есть настаивали на точной копии. Собственный советский дизайн был доведен до испытаний позже», — рассказывает Ольга Сергиенко.
Параллельно продолжались разработки ученых над ядерным реактором. Он был запущен 19 июня 1948 года — А-1, известный как «Аннушка» (построили в Челябинской области).

«Однако из-за прессинга ученых с ядерной бомбой было решено запустить реактор с пережженным каналом. Чтобы устранить поломку, нужен было уран, но в то время он не считался нужным материалом в СССР, его получили аж из Германии. На тот момент у советского союза не было банально урана в достаточном количестве. Чтобы запустить вторую независимую загрузку такого объекта, как «Аннушка», было решено повторно использовать топливные кассеты в новом реакторе, во многих топливных кассетах выгорание топлива было недостаточным, чтобы образовывались в достаточном количестве нейтроны. Вследствие этих работ сильно облучился Курчатов и многие другие. Тем не менее А-1 был перезаключен и снова запущен. Проработал до 1987 года».

ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ АВАРИЯ

Для создания ядерных бомб и реакторов в союзе была построена сеть необходимых промышленных объектов. Среди основных — завод «Электросталь» в Ногинске, Ленинабадский горно-химический комбинат, атомный центр Челябинск-40, который включал первый промышленный реактор и радиохимический завод возле  города Кыштым и т.п. На строительстве советских ядерных объектов использовалась рабочая сила заключенных.

Их количество из года в год росло. Как предполагает пани Ольга, среди этих рабочих было немало украинцев: «Узники ГУЛАГа были из разных частей союза с разным бэкграундом, но в документах о национальном составе этих заключенных украинцы не упоминаются. Однако отдельной категорией были кулаки. А откуда таких заключенных забирали — мы знаем. Здесь были и те, кто попал в немецкий плен во Вторую мировую и был освобожден, их, собственно, отправляли в такие строительные войска.

Среди этих людей тоже вполне могли быть украинцы. Эти люди получили большие дозы облучения, этого никто не измерял, этих люди вообще не считали, потому что все делалось для бомбы. Когда ученые спросили, нельзя ли отложить испытания на более поздний срок, чем предполагалось, на что Берия сказал — отложить нельзя никак, потому что этого требует геополитическая ситуация. Если успеете — будете награждены, а нет — то наказаны».

Так же засекреченной в то время осталась история с Кыштымской аварией 29 сентября 1957 года. Сейчас ученые называют ее мини-Чернобылем. «На ядерном объекте взорвалась емкость, где хранились радиоактивные отходы от деятельности химического комбината, — объясняет ученая. — Существует много версий, почему произошел взрыв, но все они сводятся к халатности исполнителей. Почему система охлаждения долго не ремонтировалась, хотя вышла из строя. Отходы перегрелись, и произошел взрыв. По другой версии, там сложили химически активные отходы таких типов, которые нельзя складывать вместе в одну емкость. Вся эта история была засекречена, никто никого не выселял из зараженных территорий. Но со временем люди начали болеть онкозаболеваниями, не понимая причины».

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ «РАЗГРОМ» ФИЗИКОВ

Общая атмосфера секретности и давления, присущая советскому союзу, сказалась на условиях работы физиков в конце 1940-1950-х годов. Они могли себе позволить гораздо больше, чем остальные граждане союза, поскольку понимали, что решают важнейшую научно-техническую и оборонную проблему государства, вместе с тем их жизнь напоминала пребывание в золотой клетке.

«Им создавали комфортные условия проживания, но каждый шаг их контролировался, им даже нельзя было водить машину самостоятельно. Стоит вспомнить об одном моменте, когда спецслужбы сыграли важную роль для развития физики того времени, — говорит Ольга Сергиенко. — Планировался разгром физики, как и разгром генетики. В конце марта 1949 года должны были принять постановление всесоюзного заседания физиков. Суть в том, что сначала хотели представить различные научные доклады от противников теории относительности и квантовой физики.

Сторонникам марксистко-ленинской идеологии предлагалось дать привилегированные возможности для докладов. Всем остальным — так, чтобы не могли отстоять свое мнение и защититься. Предлагалось признать квантовую физику как идеалистическое учение. Конечно, при этом упоминался космополитизм этих направлений. На основе этого физиков предлагалось заклеймить, запретить, репрессировать и разгромить. А преподавание физики в университетах полностью перестроить, чтобы это соответствовало современной науке — то есть базировалось на коммунистической идеологии».

Совещание не состоялось, хотя его тщательно готовили фактически до последнего момента. «Руководители ядерного проекта пытаются достучаться до руководства, состоялся разговор, не будет квантовой физики — не будет ядерной бомбы, потому что ядерная бомба базируется на квантовой физике. Хотя был сценарий этого мероприятия, все же его резко отменили. К этой теме больше никогда не возвращались. Таким образом как раз взаимодействие ученых со спецслужбами в данной ситуации сыграло положительную роль для советской физики, и для ядерного проекта тоже», — резюмирует Ольга Сергиенко.

Много параллелей и аналогий середины прошлого века повторилось и во время аварии на ЧАЭС. Все секреты и промахи узнаем постепенно. Общей чертой является одна — ради «советских достижений» жизни и здоровье людей не принимались во внимание.

Автор: Инна ЛИХОВИД, «День»

Читайте также: