Кто в строю сегодня трезвый? 100 причин «надраться»…

В армии все делается по команде и единообразно. Даже за «пьяным» столом. Российская армия в три раза меньше Советской, но пьет вдвое больше! Лет 20 назад Министерство обороны издало очень грозный приказ № 0150 о борьбе с пьянством и алкоголизмом в армии. В ту пору буйного всеармейского запоя 25% проступков и преступлений в войсках и на флотах совершались под мухой. Сейчас «нетрезвых» ЧП уже более 40% (данные Генштаба и Главной военной прокуратуры). По кутежам, пьяным выходкам и масштабам их драматических последствий нынешняя миллионная армия уже заткнула за пояс 3-миллионную «непобедимую и легендарную». Почему это происходит? 100 причин надраться

Когда в начале 90-х Советская армия была переименована в Российскую, выпивох в ней меньше не стало. Смена вывесок на отвращение или трепетную любовь служивого народа к стакану водки никогда не влияла. Не изменился и длиннющий перечень «пьяных» традиций: получивший новое звание, должность, награду или квартиру обязан обмыть их с сослуживцами, в свой день рождения, перед отправкой в отпуск и после возвращения из него — проставиться. Офицер, прибывший к новому месту службы, должен тоже «накрыть поляну» — это называется влиться в коллектив. Иначе человека сочтут жмотом и скрягой. Все итоговые проверки, учения и стрельбы (независимо от их результата) непременно завершаются раздольным пиром, равно как встречи и проводы инспекторов любого калибра. А уж ритуальную выпивку в день рождения части, управления, вида или рода войск может сорвать разве что ядерная война. Военные наркологи подсчитали: у офицера в течение года случается более 100 поводов выпить. Примерно каждый третий-четвертый день.

А если учитывать, что алкоголь держится в крови 6 дней, то выходит, что такой офицер никогда трезвым и не бывает…

Наркоз от пессимизма

Психологи и социологи объясняют: чем хуже материальное положение военных, тем чаще они заглядывают в бутылку. В последние годы существования СССР армейские и флотские офицеры были у вершины так называемой социальной пирамиды, а потом их спихнули к ее подножию. 20 лет назад денежное довольствие командира взвода было на треть выше, чем у инженера завода, а сегодня оно ниже, чем зарплата уборщицы коммерческого магазина. Командир полка получает наравне с охранником частной автозаправки, а комдив по деньгам в 2 раза уступает юной секретарше весьма посредственной бизнес-фирмы.

К этому добавляем: почти каждый второй-третий офицер не имеет жилья, закон о монетизации сильно обкорнал его льготы. Жены многих офицеров (особенно в отдаленных гарнизонах) не имеют работы и помочь семейной казне не могут. На ученом языке это называется социальный дискомфорт. Господа офицеры и заливают его горькой. Кто-то скажет: но ведь не все же поголовно пьют от неустроенности и бедной жизни. Согласен. Есть в армии много трезвенников, а также знающих меру или употребляющих нечасто. Однако широко разветвленная система «пьяных» традиций и ритуалов, а также активные выпивохи-сослуживцы создают в войсках некую алкогольную воронку, в которую часто засасывает и тех, кто раньше в рот не брал или пил в меру. В 2003 году военврачи Дальневосточного, Приволжско-Уральского военных округов и Тихоокеанского флота во время плановой диспансеризации опросили более 1000 лейтенантов насчет пристрастия к выпивке. 130 признались, что «принимали на грудь» раз в неделю. Сегодня они уже старлеи. И среди них (по данным тех же арм

ейских и флотских медорганов) уже около 600 лакающих «огненную воду» два-три раза в 7 дней. А это уже та грань, у которой частые выпивки превращаются в алкоголизм (как шутят в войсках, «это когда не хочется, а надо»). Шесть лет назад от такой напасти в военных госпиталях лечились около 500 человек. А в 2005 году их стало почти в 2 раза больше (данные Главного медуправления МО и Генштаба).

Коньяк вместо воды

Алкоголь в армии все больше становится универсальным «оружием массового поражения», принося огромное количество ЧП, трагедий и драм. Пьянство часто «хоронит» карьеру офицеров — от высших до лейтенантов.

В свое время я был хорошо знаком с командиром части майором Анатолием Никоновым — в пору офицерской молодости вместе служили в Германии. Он вышел из военной династии и очень гордился, что служит уже в пятом колене. С золотой медалью окончил cуворовское училище, с отличием — высшее военное училище, Академию Генштаба. Его полк несколько раз признавался лучшим в округе. За что Никонов досрочно получил полковника. Он мог вкалывать по 20 часов в сутки. Но и «расслабиться» любил на всю катушку. Особенно после того, как стал генералом и пошел на повышение. Была у него такая слабость — обожал хорошо посидеть с рюмкой в офицерской компании. Подчиненные без меры расточали ему комплименты и щедро подливали. Когда у Анатолия Ивановича прихватило печень — слег в Ростовский военный госпиталь. Врачи запретили даже пиво. Но сослуживец, навестивший его, был поражен тем, что на прикроватной тумбочке командира вместо воды… стояла «замаскированная» водка. Приняли «по пять капель». А когда стали играть в шахматы, графин опустел.

Остановились лишь тогда, когда генерал стал сбивать свои же фигуры…

Толком не долечившись, Никонов сбежал на службу. Страсть к дегустации местной чачи, коньяков и вин стала хронической. Да так, что они стали заменять ему воду на службе и дома. Однажды дошло до того, что «не вяжущий лыка» генерал выпал из своей легковой машины на глазах командарма. Не помогло и объявленное ему несоответствие — самое суровое наказание перед увольнением. Офицер, которому прочили блестящее будущее, закончил службу в госпитальной палате с циррозом печени после отравления паленой водкой…

По той же «хмельной» причине за последние 5 лет из армии и флота были досрочно уволены 8 генералов и адмиралов — министр обороны Сергей Иванов военачальникам, не устоявшим перед зеленым змием, спуску не дает. Рассказывают, что как-то один из больших чинов МО попытался замолвить словечко за способного, но спившегося генерала, так ходатай чуть сам не оказался на пенсии…

ИЗ ДОСЬЕ

По данным военных правоохранительных органов, 8 из 10 армейских и флотских алкоголиков — офицеры. В последние годы рост преступности на почве алкоголизма отмечен в Воздушно-десантных войсках (в 4 раза), в Московском военном округе (в 3,5 раза), на Тихоокеанском (в 3,2 раза) и Балтийском флоте (в 3 раза). Кстати, среди моряков родилась знаменитая поговорка: «Все пропьем, но флот не опозорим!»

ХРОНИКИ УБОЙНОГО ХМЕЛЯ

«Находясь в алкогольном опьянении…»

Бывший начальник особого отдела дивизии полковник ФСБ Сергей Столба в состоянии алкогольного опьянения застрелил солдата-срочника Дениса Жарикова.

В Чечне пьяный подполковник Дмитрий Садовский из пистолета Макарова выстрелил в капитана Сергея Шумакова и навсегда превратил его в инвалида.

Майор Владимир Романов, находясь в алкогольном опьянении, ударил солдата ножом в живот, повредив ему печень.

Рядовой Дмитрий Пантелеев был зверски избит пьяным командиром роты капитаном В. Никифоровым. Солдат вскоре скончался.

На Курильских островах часовой убил офицера, который в нетрезвом состоянии прорывался на охраняемый объект. Капитан Дмитрий Иванов, перекусив кусачками несколько рядов проволочного ограждения, пытался проникнуть на территорию оружейных складов. На команды часового не реагировал. Защищая объект, часовой открыл огонь по нарушителю. Капитан погиб…

В Питере два пьяных офицера Военно-морского института без разрешения начальства вышли с курсантами на яле в море. Лодка перевернулась. Погибли шесть человек.

Пьяный командир взвода капитан Домбровский на боевом дежурстве развлекался стрельбой из автомата и убил рядового Абдулманапова…

На Балтийском флоте трое пьяных матросов зверски убили своего командира капитан-лейтенанта Павла Липчика. Только за то, что офицер потребовал от них не пить на корабле…

Этот жуткий мартиролог бесконечен: за два последних года пьяные солдаты и матросы покалечили более 30 офицеров, прапорщиков и мичманов. В свою очередь, невменяемые от чрезмерного употребления зеленого змия командиры превратили в инвалидов почти 40 солдат и матросов. Пьяная «дедовщина» лишила жизни более 80 военнослужащих и вдвое больше сделала калеками. Пьяная армия истребляет саму себя…

— За то, чтобы служба удачной была, выпьем из каски, а не из горла!

Кто меньше ест, тот больше пьет

Есть у современного военного пьянства и весьма любопытная экономическая «фишка». Она тоже по-своему объясняет, почему в Российской армии стали пить больше, чем в Советской. Вспомним 1985 год — пик «тоталитарного» запоя, вынудивший ЦК КПСС издать специальное постановление. В то время полковник получал в среднем 350 рублей в месяц. На эти деньги он мог купить 87 бутылок водки (по 4 рубля за штуку). Сегодня комполка получает примерно 15 тыс. рублей. На них он может купить аж 236 поллитровок (по цене 65 рублей). Лейтенант в 1985 году получал 180 рублей и мог купить на них 45 бутылок. Сегодня при зарплате в 7 тыс. рублей — более 110. Чувствуете разницу? И если учесть, что среднепьющий офицер тратит на зелье пятую долю зарплаты, ее покупательная способность по этой части возросла в 2 — 3 раза. Но если советский лейтенант мог купить на зарплату почти 90 кг мяса, то нынешний российский — лишь 55 кг. Как тут не скажешь: кто меньше ест, тот больше пьет…

Армия против народа

Человек с ружьем издревле считался защитником своего народа. А теперь все чаще поддатый военный становится его истребителем. Уже не бывает такого дня, когда бы нам не сообщали о жутких преступлениях нетрезвых людей в погонах против своих сограждан. В Питере пьяный курсант военного училища на своей машине буквально размазал по земле нескольких карапузов из детсада… В Печорском районе Псковской области пьяные солдаты расстреляли троих энергетиков… В Чечне пьяный контрактник застрелил милиционера… Во Владивостоке пьяный матрос убил свою беременную подругу…

По данным МВД РФ, из 30 тысяч ежегодно гибнущих на дорогах страны россиян примерно 5 тысяч приходится на «пьяные» ДТП с участием военных водителей. А вот вам статистика преступлений, совершенных пьяными военнослужащими против гражданских лиц с применением оружия и без: в 2005 году умышленно или по неосторожности были убиты и ранены более 100 человек…

Смертельный стакан

Капитан-дальневосточник Николай Корнеев считался перспективным офицером — ему светили повышение в должности и учеба в военной академии. Сослуживцы дали ему уважительную кличку Пахарь. Когда случались офицерские пирушки, белую ворону из себя не корчил, но и перебирал редко. Но все изменилось, когда капитан со своей ротой оказался в Чечне. Были выходы на боевые задания, обстрелы, засады, убитые солдаты. Там «для снятия стресса» Корнеев и стал позволять себе рюмку-другую. Привычка вошла в систему, да такую, что офицер «без сугреву» перед подчиненными уже не появлялся. Когда же по утрам не было чем опохмелиться, офицер устраивал такие нервные разносы солдатам, что некоторые из них готовы были в землю зарыться. Чтобы задобрить ротного, взводные командиры стали регулярно посылать своих солдат за паленой водкой в ближайшее чеченское село (водка для крепости была настояна на каком-то дурмане, поэтому чеченцы недобро шутили между собой: «Мы этих русских травим-травим, а их ничего не берет»). Однажды не вяжущий лыка Корнеев устроил «внезапную проверку» роте — среди ночи стал имитировать нападение террористов: он открыл бешеную пальбу из пулемета поверх окопов. Шальная пуля ранила милиционера на блокпосту. Корнеев был снят с должности и откомандирован в свою часть. Но болезнь уже зашла так далеко, что и следующее наказание — снижение в должности до командира взвода — не остановило его. Пил уже по-черному. Офицер был направлен в госпиталь на лечение от алкоголизма. Но сбежал оттуда и две недели нигде не объявлялся. От него ушла жена с трехлетней дочуркой. Не сумев уговорить супругу вернуться домой, Корнеев пришел в расположение роты, проник в оружейную комнату и, достав из сейфа табельный пистолет, застрелился. В его предсмертной записке было написано: «Я сам виноват во всем»…

Провокатор из бутылки

Фанаты зеленого змия плодятся и в нестойких шеренгах рядового и сержантского состава. Среди этих категорий военнослужащих количество грубых правонарушений и преступлений, совершенных в нетрезвом виде, прирастает с каждым годом на 15 — 20%. Выпитое спиртное — это своего рода дрожжи самоволок, аварий и катастроф, изуверств «дедовщины», казарменного мордобоя, поножовщины, а то и мстительных расстрелов. Пристрастившимся к выпивке «дедам» мало 500 ежемесячно положенных казенных рублей, чтобы «снять стресс». Они понуждают солдат выпрашивать деньги у родителей или за воротами частей, воровать и продавать военное имущество, боеприпасы, а то и оружие. Но это лишь одна сторона проблемы. Из года в год растет количество новобранцев, которые еще до армии основательно присосались к бутылке. Если 10 лет назад среди юношей призывного возраста таких было 7%, то сейчас доходит до 15% (данные Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба и Центральной военно-врачебной комиссии МО).

Стойкую привычку «ловить кайф» на гражданке эти парни уносят с собой на службу и становятся провокаторами казарменного пьянства. Основные призывные ресурсы армия черпает в бедной рабоче-крестьянской среде, где наиболее развиты пьянство и алкоголизм. Из этой же среды в военкоматы приходит 90% молодых людей, желающих поступить на контрактную службу.

Их почти повальное пристрастие к «бухалову» сразу разоблачить не удается. А это сильно тормозит переход армии на полностью профессиональную основу. Лишь один пример: из 6200 контрактников, поступивших на службу в 76-ю воздушно-десантную дивизию (Псков), более 2 тысяч в итоге уволены «за пьянство и асоциальное поведение». Почти треть состава!

СПРАВКА

Согласно общероссийской статистике на каждые 100 браков выпадает 38 разводов. Но из всех социальных групп самое большое количество разводов среди семей военных. Особенно — молодых офицеров. У них распадается почти каждый второй брак. По данным Главного управления воспитательной работы МО, причин две — бытовая неустроенность и… пьянство. За три последних года более 70 спившихся армейских и флотских офицеров окончили жизнь самоубийством.

АНЕКДОТ В ТЕМУ

Офицер приехал в санаторий. Медсестра проверяет у него объем легких. Как только пациент дыхнул в трубку спирометра, аппарат сломался.

— Ладно, — говорит медсестра, — давайте по памяти запишем показатели в вашу медкнижку. Сколько вы можете выдуть?

— Литра полтора запросто!

— Но ведь у вас в медкнижке записано, что вы выдуваете четыре!

— А-а! Так это же сухенького!

(Рассказал полковник в отставке Анатолий Бугаец, С.-Петербург.)

Особое мнение: военная служба как форма запоя

Есть такой древний постулат: пьянство и воинская служба несовместимы. Но 300 лет существования русско-советско-российской армии показали, что это всего лишь благая теория. Наш воин может пить больше или меньше, но не пить вообще не может. Собственно, как и большинство народа, для которого быть навеселе — нормальное состояние. Стране, которая была и остается чемпионом мира по пьянству (по данным Минрегионразвития, у нас 4 миллиона алкоголиков, а по данным независимых медэкспертов, аж 20!), сложно иметь трезвые Вооруженные силы. Еще ни одному императору или генсеку, президенту или министру не удалось добиться от своего войска полной трезвости.

В России нет и, возможно, никогда не будет гения, который бы придумал эффективный способ полного уничтожения пьянства в армии. Разве что кто-то изобретет волшебную антиалкогольную таблетку, которую в день принятия присяги врачи будут вшивать под кожу защитникам Отечества. Бесполезно отваживать от выпивки армию страны, где процветает реклама алкоголя и беззаботного, полупьяного образа жизни. А антиалкогольная — мертва. Бутылка водки в казарме, танке или окопе стала привычным явлением. Офицер на службе с амбре, от которого в радиусе ста метров дохнут насекомые, воспринимается как современный гусар.

Я уже не удивлюсь, если увижу винно-водочную палатку под окнами штаба ракетной части или у причала, где швартуются атомные подлодки. Как давно не удивляюсь пьяному террору, который устраивают на улицах в День десантника еле стоящие на ногах детины в голубых беретах. Если государство не способно заставить любителей массовых мордобоев уважать свои законы, оно будет жить по их правилам. Абсолютно бесполезны самые лютые приказы и директивы Мин-обороны и Генштаба, призывающие командиров карать выпивох, если хозяйка забегаловки тетя Маша не считает преступлением продать через забор солдатику поллитровку, с которой он через час заступит в караул или на охрану ядерной ракеты.

Виктор Баранец , Комсомольская правда

Читайте также: