«Заморозка» войны?

«Заморозка» войны?

В течение 20-21 июля в отечественное инфопространство ворвались сразу две тесно связанные между собой новости, которые касаются оккупированных территорий Луганской и Донецкой областей.

Во-первых, это интервью Дмитрия Козака французскому изданию Politique Internationale, в котором замглавы администрации президента РФ предложил покончить с войной на Донбассе за год, но есть одно условие: украинская сторона должна выполнить то, что, по сути, выполнить невозможно, ведь это совершенно не соответствует национальным интересам Украины. В конце концов, об этом уже тысячу раз было заявлено — если очень коротко рассказать ключевые тезисы Козака, речь идет о «Минске» по кремлевскому сценарию. Обсуждать тут нечего, пишет УКРИНФОРМ.

Поэтому конца войны — не видно, как минимум, в ближайшей перспективе, и это заставляет нас в очередной раз вернуться к вопросу о замораживании конфликта. В силу разных обстоятельств, первым делом в экономическом и социальном планах, это не выгодно РФ, а Украине — позволит зафиксировать статус-кво, избежать недопустимых вещей, как выборы в ОРДЛО «сразу», без десепаратизации фактически на еще оккупированном Донбассе. Но насколько готово украинское общество к этому? В конце концов, какая динамика соцопросов, прогнозы настроений?

Во-вторых. ЦИК России позволила жителям оккупированных частей Донбасса, получившим паспорта РФ (а таких, на секундочку, около 600 тысяч. — Авт.), голосовать на выборах в Госдуму в онлайн-формате. Об этом пишет российская газета «Коммерсантъ». Напомним, еще полгода назад, когда вокруг этого вопроса внутри РФ только начали вестись разговоры, украинский МИД уже сделал соответствующее заявление, в котором осудил подобные действия российских властей, назвав их незаконными — сознательно разрушающими Минские договоренности.

«Участие в этих выборах жителей ОРДЛО, как и жителей оккупированного Крыма, поставят под сомнение их легитимность, а результаты такого голосования не признают ни Украина, ни международное сообщество», — заявил 26 февраля в комментарии «Радио Свобода» пресс-секретарь МИД Олег Николенко. Теперь же — все официально, то есть одного только осуждения, очевидно, будет мало. А потому — какой должна и должна быть реакция Украины?

«Заморозку» войны Украинские может рассматриваться как временный и относительно приемлемый переходный вариант

Председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко в комментарии Укринформу отметил, что прежде чем спрашивать о том, насколько украинцы готовы к реальному замораживанию конфликта на Донбассе — надо объяснить, что имеется под замораживанием конфликта. Потому что разные люди (даже политики и эксперты) понимают под этим термином разные вещи.

«В украинском обществе нет единства относительно конкретных путей урегулирования этого конфликта. Большинство склоняется к миру на основе компромиссов, но далеко не всех. по данным опросов Центра Разумкова и Фонда «Демократические инициативы», в ноябре 2019 такое мнение поддерживали около двух третей опрошенных, а в мае 2021-го — уже меньше половины респондентов (46%). Но когда спрашивают о конкретных путях урегулирования этого конфликта, то мнения существенно разделяются», — говорит эксперт.

Когда социологи Центра Разумкова и Фонда «Демократические инициативы» спрашивали о возможном желаемое будущее ОРДЛО, то, продолжает Фесенко, 55% опрошенных выступают за их возвращение в состав Украины на тех же условиях, что и раньше (без «особого статуса»). Лишь 3% готовы признать независимость так называемых «ДНР» и «ЛНР», еще 3% готовы согласиться, чтобы они вошли в состав РФ.

«Если во замораживанием конфликта понимать прекращение боевых действий, но без изменений в нынешнем политическом статусе ОРДЛО, то, на мой субъективный взгляд, относительное большинство украинский прямо или косвенно поддержит такой вариант при условии, что украинская власть не откажется от этих территорий и не будет официально признавать сепаратистские «республики», — подчеркивает политолог.

По его мнению, прекращение военных действий без окончательного освобождения и реинтеграции ОРДЛО будет рассматриваться как временный и относительно приемлемый переходный вариант. «Как меньшее зло по сравнению с продолжением военных действий», — считает Владимир Фесенко.

Подобным образом высказался политолог Игорь Рейтерович: «В течение последних нескольких лет я видел разные результаты соцопросов. И максимальное количество респондентов, которые поддерживают идею замораживания войны в Донбассе — составило 44%».

Что ж, это немало, это — почти половина украинских граждан. К слову, в исследовании группы «Рейтинг», проведенном в декабре 2019 года, 38% респондентов выступали за «замораживание» конфликта. То есть, мы видим динамику роста по этому вопросу.

В конце концов, если мы говорим о «заморозке», то, объясняет политолог, логика должна быть такая, как, например, у Японии по южным Курильских островов, пока оккупированным РФ. Так вот, японцы говорят: «Это наши территории, мы считаем их частью Японии. И хотя сейчас их контролировать не можем, но никоим образом от них не отказываемся и обязательно вернем их в будущем». Подобный вариант, считает господин Рейтерович, может быть приемлем в Украине.

«То есть мы официально заявляем, что это наши территории, они неотъемлемая часть Украины (так было, так есть и так будет), но признаем их оккупированными Российской Федерацией — перекладывам всю ответственность на эту страну-оккупанта, которая, согласно международной терминологии, осуществляет там «эффективное управление», что, по сути, равно аннексии, но в несколько упрощенном виде. Официально говорим, что пока Украина не может вернуть эти территории, однако — мы будем ждать удобного случая (после того, как оттуда будут выведены оккупационные войска РФ и т.д.), чтобы это сделать, — рассказывает эксперт.

— Проще говоря, мы ограничиваем общение с этим регионом, создаем линию разграничения — стену — через которую никто и никак не будет проходить, кроме, конечно, отдельных случаев, например, родственники умерли или что-то такого плана. Дальше — пропускаем исключительно тех людей, которые имеют один паспорт — украинский. А тех, кто получил российский «аусвайс» — нет. Проверить это можно элементарно, поскольку есть соответствующие базы, и спецслужбы могут это делать».

По его убеждению, если и в дальнейшем ситуация не будет решаться, если не будет никакого прогресса в ТКГ и в Нормандии — количество людей, готовых к «заморозке» конфликта на Донбассе, может вырасти до половины, а то и — больше. «И это, в принципе, может стать поводом для власти, чтобы вынести соответствующий вопрос на референдум. Потому что просто принять Верховная Рада не сможет — депутатам нужна легитимация от граждан», — подчеркнул Игорь Рейтерович.

Реакция Украины на решение российской ЦИК: Думу не признавать, сформированное ею правительство — тоже

«Это серьезный сигнал. Эта территория фактически становится частью социально-культурного, экономического и политического поля РФ», — отмечает правозащитник, международный обозреватель Андрей Бузаров.

Поэтому МИД Украины должен максимально обратить внимание мирового сообщества на этот вопрос. Это во-первых.

Во-вторых, продолжает Бузаров, «мы должны какую-то альтернативу предлагать, поощрять выезд украинцев сюда, здесь создавать максимально комфортные условия… Видя, что Россия делает, нам нужно разработать эффективную программу борьбы за сознание людей. Украина не должна бездействовать», — говорит он.

Помешать голосованию 600 тысяч украинцев, получивших паспорта РФ, Украина на сегодня вряд ли сможет. «Но есть еще полтора миллиона людей, которые не получили паспорта РФ. И за них надо бороться», — добавил Андрей Бузаров.

«Реакция должна быть критической и со стороны МИД, и со стороны других государственных институтов», — отмечает Владимир Фесенко.

Он убежден, что именно такой она и будет. Надо подчеркивать, что такое голосование доказывает факт оккупации этих территорий.

Игорь Рейтерович говорит, что Украина, как минимум, должна активно поднимать этот вопрос на уровне наших западных партнеров, а также самых влиятельных международных организаций — ООН, ОБСЕ, ПАСЕ… Надо подчеркивать, что «Россия переходит ко второму этапу — ползучей аннексии, так как паспортизация в любой момент может привести к какому-нибудь псевдореферендуму о присоединении Донбасса к составу РФ.

Второй момент — если выборы в Госдуму пройдут, а они состоятся, и граждане Украины, которые имеют российские паспорта, будут в них участвовать, то, говорит Рейтерович, как минимум 1,5-2% голосов на них будет обеспечен понятно какой партии (эксперт имел в виду «Единую Россию». — Авт.). И это ставит под сомнение легитимность этих выборов вообще и правящей там партии, в частности. Соответственно, Украина имеет полное право, во-первых, не признать Госдуму РФ, во-вторых, не признать правительство, которое будет ею сформировано. «Таким образом, все люди, которые будут проходить через парламентскую составляющую или составляющую исполнительной власти в РФ — они нами не должны признаваться. И это мы тоже должны донести нашим западным партнерам», — говорит он.

Ну, и третий момент — Украина должна требовать расширения санкций, а также поднимать или блокировать из-за этого некоторые вопросы на заседаниях ТКГ. «Мы должны привлекать все возможные ресурсы и механизмы для того, чтобы остановить российскую «паспортизацию» украинского Донбасса или добиться хотя бы того, чтобы эти люди не участвовали в наших выборах. Да, заявления на уровне МИД и других министерств действительно звучали, и это хорошо, но что касается конкретных вариантов решения этой проблемы — их до сих пор нет, а должны бы».

Автор: Мирослав Лискович. Киев; УКРИНФОРМ

Читайте также: