Путешествие гибельного «Бука» из РФ на Донбасс

Самоходная огневая установка комплекса "Бук-М1" с бортовым номером "332" российской 53-й зенитно-ракетной бригады, фото из онлайн-альбома российского механика

В Нидерландах на этой неделе Окружной суд Гааги начал рассматривать по существу дело о крушении «Боинга» Малайзийских авиалиний под Донецком, в результате которого 17 июля 2014 года погибли 283 находившихся на борту пассажира и 15 членов экипажа. Сейчас суд представляет материалы, собранные следствием, в том числе новые прослушки телефонных разговоров пророссийских сепаратистов и их российских командиров.

В них прямым текстом упоминается установка «Бук», из которой, по версии обвинения, был сбит самолет, отмечает издание Радио Свобода.

Новый этап уголовного процесса начался через год после первого заседания суда – слушания растянулись на столь долгий срок по нескольким причинам, в том числе из-за пандемии коронавируса и попыток защиты одного из обвиняемых максимально замедлить рассмотрение дела.

Обвиняемых по делу четверо. Трое из них – граждане России: полковник запаса ФСБ Игорь Гиркин (Стрелков); старший офицер ГРУ в отставке Сергей Дубинский; подполковник запаса ВДВ Олег Пулатов. Четвёртый обвиняемый – гражданин Украины, командир разведывательного подразделения самопровозглашённой «ДНР» Леонид Харченко. Ни один из них в суд не явился, лишь Пулатов представлен адвокатами голландской адвокатской фирмы, которая отказывается раскрывать источник оплаты ее услуг.

Как считает Совместная следственная группа, несколько лет изучавшая улики и показания свидетелей, «Боинг», следовавший MH17 из Амстердама в Куала-Лумпур, был сбит из ракетно-зенитного комплекса «Бук» 53-й зенитно-ракетной бригады ПВО под Курском. К такому же выводу пришли авторы независимых расследований трагедии, основанных на открытых источниках – найденных в интернете фотографиях и видео «Бука», сообщениях в соцсетях, обнародованных Службой безопасности Украины переговорах пророссийских сепаратистов в Донбассе.

На месте падения "Боинга", 2014 год
На месте падения «Боинга», 2014 год

Российские власти отрицают причастность к крушению самолета. С момента трагедии с российской стороны выдвигалось множество версий трагедии, ни одна из которых не нашла документальных подтверждений, а некоторые оказались основаны на ложной или сфабрикованной информации. Многие из этих версий противоречили друг другу.

Рассмотрению некоторых альтернативных версий катастрофы было посвящено и заседание суда, состоявшееся в среду, 9 июня. Но большую часть времени заняло представление материалов обвинения, свидетельствующих о причастности к трагедии четырех обвиняемых. В частности, еще раз были продемонстрированы фотографии и видео «Бука» на пути его следования от границы с Россией до Снежного, а также проиграны записи телефонных разговоров пророссийских сепаратистов, в которых многократно упоминается «Бук», в том числе в привязке к местам, где он был снят на фото и видео очевидцами.

Ранее, 7 и 8 июня, судьи осмотрели обломки «Боинга» и представили свидетельства из дела, подтверждающие, что самолет был сбит ракетой из установки «Бук» конкретного типа. В четверг, 10 июня, суд продолжит детально описывать маршрут «Бука» до места пуска ракеты и его спешную эвакуацию в Россию после того, как стало известно о поражении ракетой гражданского лайнера.

Кирилл Михайлов, исследователь группы Conflict Intelligence Team, публикует в твиттере подробные онлайн-репортажи о каждом заседании суда (их список можно найти по этой ссылке).

Он подчеркивает: нынешняя фаза процесса – это не оценка судом обстоятельств дела, а их итоговое представление.

Мы попросили его рассказать начале рассмотрения по существу дела, расследование которого может стать одним из самых детальных в мире за долгие годы.

«Наиболее полная картина»

– Почему так много времени занял этап предварительных слушаний?

– В предварительные слушания внесли свои коррективы, во-первых, множественные ходатайства защиты Олега Пулатова, которого представляет голландская адвокатская фирма: они старались по всем материалам дела, которые казались им хоть сколько-нибудь вызывающими сомнения, ходатайствовать о дополнительном расследовании. Они потратили достаточно много времени на то, чтобы съездить в Россию и поговорить там со своим клиентом. Коррективы внесла и пандемия коронавируса. Защита утверждала, что она из-за нее не могла поехать в Россию, но рейсы уже были – это было летом 2020 года. Все эти ходатайства рассматривались довольно долго, кроме того, защита настояла на включении в процесс экспертов [производителя «Бука»] «Алмаз-Антея», на их допросах совместно с бельгийскими и голландскими экспертами, составлявшими отчеты для следствия и авиационного расследования. В итоге предварительная стадия растянулась практически на год, но сейчас, наконец, начались слушания по существу. В российских судах нынешняя фаза называется «изучением материалов дела», но в этом деле 65 тысяч страниц и сотни часов аудио и видео. Поэтому суд поступает так: он в сокращенном виде презентует ту информацию, которая есть в материалах дела, оговаривая, что это – не оценка самого суда. Несмотря на эти сокращения, данная информация дает наиболее полную картину.

Нидерландский прокурор Тийс Бергер на суде по делу MH17
Нидерландский прокурор Тийс Бергер на суде по делу MH17

Так, суд подробно остановился на анализе повреждений «Боинга», на фрагментах ракеты 9М38М1 комплекса «Бук», которые были найдены как рядом с обломками, а также застрявших в обломках самолета – второе считается важным, потому что такие фрагменты невозможно подбросить. Целый кусок ракеты, например, застрял в раме стекла кокпита. Все это было изложено гораздо подробнее, чем обвинением в прошлом году. Далее суд остановился на моделях, которые составляли голландские и российские эксперты, на том, как именно они пришли к выводам о месте пуска ракеты, на разногласиях между ними. Из-за того, что защита добилась включения в дело экспертизы «Алмаз-Антея», в деле теперь нет, как раньше, единого экспертного мнения. Есть мнение бельгийских и голландских экспертов, которые приходят к похожим выводам о том, что ракета летела встречным курсом по отношению к самолету с подконтрольной «ДНР» территории, и есть мнение «Алмаз-Антея», который считает, что ракета прилетела с юга, с территории, подконтрольной Украине, из села Зарощенское.

– Но ведь и та точка, откуда ракета была выпущена по версии «Алмаз-Антея», как выяснилось, тоже не находилась под контролем Украины?

– Да, но это уже другой вопрос. Она находилась под контролем «ДНР», но войск там особо не было и свидетелей тоже не было. Собственно, из-за этого в «ДНР» сделали персоной нон-грата журналиста «Новой газеты» Павла Каныгина: он ездил туда и не нашел там свидетелей пуска ракеты.

«Измеряли координаты каждой вышки»

– Зачем суд посвятил целое заседание изучению пробоин от ракеты в обшивке «Боинга» и установлению точного типа ракеты и боеголовки?

– Это крайне важный момент. Как построен суд? Суд должен будет ответить на три вопроса: был ли рейс MH17 сбит ракетой «Бука», была ли эта ракета запущена с сельскохозяйственного поля в районе села Первомайское и, наконец, причастны ли к этому обвиняемые. Для того чтобы ответить на первый вопрос, надо найти элементы этой ракеты, найти элементы, характерные для данного типа боеголовки. Следствием, как мы видим, установлено, что это действительно было ракета 9М38М1 с боеголовкой 9Н314М (представитель Росавиации Олег Сторчевой утверждал в октябре 2015 года, что отверстия в обшивке самолета соответствуют старому типу боеголовки 9Н314, которые есть только на вооружении украинской армии, а поражающие элементы в виде двутавров или, как их еще называют, «бабочек», были подброшены к обломкам, чтобы не допустить исключения версии российского происхождения ракеты. – Прим. РС). Это исключает все остальные версии, в том числе о том, что самолет упал после взрыва бомбы на борту, был сбит ракетой воздух-воздух истребителем, и так далее.

Часть ракеты "Бука", продемонстрированная Совместной следственной группой
Часть ракеты «Бука», продемонстрированная Совместной следственной группой

Второй вопрос – откуда был пуск. То, как выглядят отверстия в обшивке, также позволяет ответить на него. Одно дело, если бы место пуска находилось в «серой зоне», о контроле над которой Украины или сепаратистов можно говорить лишь условно, и совсем другое – когда оно, как выяснилось, находится в самом тылу «ДНР». Здесь тоже проделана огромная работа: изучались спутниковые снимки, изучались показания свидетелей, которые находились в районе места пуска ракеты, изучались фотографии из интернета. В частности, кроме известной нам фотографии из Тореза со следом от ракеты, есть такая же фотография из Снежного.

Также проделана огромная работа по уточнению времени съемок этих фотографий. Все это было очень сложной работой, учитывая, что у следователей практически не было доступа на место событий, а Российская Федерация фактически отказалась от сотрудничества, подкидывая вместо этого какие-то непонятные «экспертизы» и не бьющиеся ни с чем документы, при этом отказывая в возможности допросить служащих 53-й зенитно-ракетной бригады, откуда, по версии следствия, прибыл «Бук».

В этих условиях любую информацию надо досконально проверять, и это было сделано максимально дотошно. Например, в 2015 году, во время поездки на территорию «ДНР», следственная группа занималась тем, что уточняла расположение вышек сотовой связи. То есть она не полагалась на документы, переданные ей украинским оператором сотовой связи, а сама измеряла координаты каждой вышки, к которой подключались телефоны обвиняемых и их собеседников.

– В материалах дела, как теперь ясно, огромное количество показаний свидетелей. Кто эти люди и как следствию удалось получить их свидетельства?

– Это сепаратисты, в их числе есть даже сотрудники правительства «ДНР», местные жители, эксперты. Как мы помним, следствие много раз обращалось с призывом к свидетелям, причем с совершенно конкретными вопросами, например, «Видели ли вы «Бук» на таком-то маршруте?», «Знаете ли вы о пуске ракеты с такой-то точки?». Речь в вопросах шла не только об основной версии, о точке рядом с Первомайским, но и об альтернативных версиях. Многие свидетели сами выходили на связь, в том числе через расследовательскую группу Bellingcat, например, автор видео колонны с «Буком» в Макеевке.

Да, все эти свидетели анонимны, но это связано с тем, что они или их родственники по-прежнему проживают на оккупированных территориях Украины и им угрожает опасность. При этом надо понимать, что их имена известны и следствию, и следственному судье. Тщательно проверялось, насколько им можно верить, даже если они говорят что-то, что соответствует основной версии следствия. «Ты там был? А твой телефон подключался к базовой станции в этом районе?»

После этой проверки многие показания были подвергнуты сомнению или даже исключены из дела. Но и оставшихся достаточно: условно говоря, есть три человека, которые видели «Бук» в Донецке, три человека, которые видели «Бук» в Макеевке, в Снежном. Есть свидетели, которые двигались в колонне с этим «Буком». Этого достаточно, чтобы подтвердить остальную информацию: фотографии, телефонные биллинги, спутниковые снимки.

«К ним впервые поступила подобная система ПВО»

– Увидели ли вы какие-то новые материалы среди показанных судом?

– Да. Если почти все фотографии, которые были продемонстрированы, опубликованы уже давно и изучены со всех сторон, то, например, человек по фамилии Черных, который нам известен с 2014 года как «Библиотекарь» и «Бурятик», ездил в ночь на 17 июля, как следует из новых прослушек, на границу с Россией, а его телефон подключался к вышке в Суходольске, где «Бук» и перешел границу. Тогда же он звонил боевику «ЛНР», также отвечавшему за поставки оружия, и предполагаемому российскому пограничнику. Обратно из Суходольска он поехал через Дебальцево и Енакиево в Донецк. Вся эта информация не только приведена подробно, но и систематизирована. Например, я наконец понял, как получилось, что сначала Дубинский говорил, что «Бук» поедет в сторону Снежного с танками батальона «Восток», а потом оказалось, что они ехали раздельно. Из новых прослушек выяснилось, что танки уехали без «Бука», а потом по дороге «Бук» их обогнал. Вся информация изложена судом так, что представляет собой стройную картину в мельчайших подробностях.

– В среду, 9 июня, суд начал представлять материалы, доказывающие причастность подозреваемых к сбитию «Боинга». Значительное внимание было уделено маршруту, которым «Бук» попал из России в Украину. Совпадает ли этот маршрут с тем, который ранее удалось выстроить по открытым источникам Bellingcat и другим независимым расследователям?

– Да, полностью, учитывая те коррекции, которые имели место в последующие годы. Например, считалось, что «Бук» ехал по Макеевскому шоссе на Зугрэс, однако многие замечали, что на его пути находится достаточно низкий мост. Потом уже стало известно, когда было опубликовано видео с «Буком» в Макеевке, что он ехал параллельно, по улице Автотранспортная. Маршрут совпадает с тем, что мы знали ранее, но теперь он дополнен новыми прослушками телефонов и биллингами и мы знаем, во сколько телефон условного подсудимого Харченко подключался к вышке в Зугрэсе или в Торезе. Такой-то звонит такому-то, после этого «Бук» попадает туда-то, после этого он снят на видео, после этого к вышке в том же месте подключается телефон человека, который его сопровождает, и так далее.

Подозреваемые в причастности к крушению "Боинга" Малайзийских авиалиний под Донецком
Подозреваемые в причастности к крушению «Боинга» Малайзийских авиалиний под Донецком

– Когда слушаешь эти прослушки переговоров Дубинского, Пулатова, Харченко, обращает на себя внимание, что они далеко не всегда утруждают себя тем, чтобы заменить слово «Бук» или «Бук М1» каким-то кодовым обозначением – хотя иногда делают это. Почему, как вы думаете?

– Моя теория заключается в том, что к ним впервые поступила подобная система ПВО, и если для другой техники у них есть условные обозначения – например, Дубинский называет танки «носатыми» и все понимают, о чем идет речь, – то здесь это было достаточно сложно. Стоит также отметить, что они стараются избегать слова «Бук» именно в те моменты, когда речь идет о его перемещении, возможно, опасаясь навести на него украинский авиаудар. Но объяснить, о чем идет речь, сложно, и время от времени им приходится переходить на открытый текст без всех этих конспиративных словечек.


Новые прослушки разговоров в деле MH17

Некоторые примеры телефонных разговоров, в которых Дубинский и его подчиненные прямым текстом упоминают «Бук».

Фрагмент разговора Сергея Дубинского и Черных после того,как последний привез «Бук» от российской границы:

– Алло, Николаич! А куда нам эту красавицу грузить?

– Которую? Эту?

– Да, да, что я привез. Я уже в Донецке.

– Эту, о чем я думаю? М?

– Да, да, да, «Бук».

Фрагмент разговора Сергея Дубинского и заместителя командира батальона «Восток» самопровозглашенной «ДНР» Александра Семенова о том, что «Бук» пойдет в колонне с танками «Востока». В итоге он с ними разминулся:

– Ало.

– Да, Сергей Николевич, да.

– Еще раз добрый день. Саныч, а куда мне… дело в том, что с твоими пойдет еще моя.. этот… «Бук-М» пойдет. Пришел ночью. Он на трале. Куда его подогнать, чтобы поставить в колонну?

– К этому самому… За «Мотелем», туда, не доезжая Горностаевской. Туда.


«Снимки США не являются определяющим доказательством в деле»

– Были ли в процессе представления судом материалов обвинения опровергнуты – еще раз опровергнуты или опровергнуты впервые – какие-то из утверждений российской стороны?

– Не впервые, все это опровергнуто уже тысячу раз. Например, заявление Минобороны о неправильной перспективе на фотографиях не имеет под собой оснований, поскольку на фото нет параллельных линий. Анализ спутниковых снимков, предоставленных Россией, говорит о том, что они датированы неверно. Просто сейчас все это опровергнуто официально, такими уважаемыми организациями, как Институт криминалистики Нидерландов или Метеорологический институт Нидерландов, который устанавливал время съемки фотографий по теням. Это уже совсем другая история, чем если мы с вами возьмем программу SunCalc и посмотрим по ней (сервис для определения по теням на фото или видео времени съемки. – Прим. РС).

– Глава российского МИДа Сергей Лавров в среду заявил, что США «утаивают факты колоссальной важности». Речь, по его словам, идет о спутниковых снимках, сделанных в день катастрофы, на которые якобы попал сам запуск ракеты. Действительно ли можно говорить об «утаивании» и о «колоссальной важности» этих снимков?

– Лавров прав в той части, что США, вопреки многократным просьбам суда, отказались поделиться спутниковыми снимками с кем-либо, кроме антитеррористического прокурора Нидерландов, который их видел в рамках разведывательного брифинга. Это стандартная процедура того, как США делятся секретной информацией с союзниками. Я так понимаю, что США решили от этой процедуры не отходить, возможно, они не хотят «светить» возможности спутника перед россиянами, которым было бы интересно посмотреть, что и как фиксирует спутник, если он может зафиксировать пуск не просто баллистической ракеты, а даже комплекса «Бук», вплоть до того, что по снимку можно установить его тип, что это условный SA-11 по натовской классификации. США, видимо, решили, что это соображение перевешивает важность демонстрации этих снимков общественности.

Что касается «колоссальной важности», я бы так не сказал. Да, это еще один спутниковый снимок, который подтверждает: да, пуск был с того самого поля, где журналисты сняли выгоревшую траву, с которого шел попавший на два разных снимка инверсионный след ракеты, с того поля, куда ехал «Бук» на видео, где его видели свидетели. Кроме того, посольство США в Киеве еще в 2014 году по горячим следам публиковало снимок в сниженном разрешении, там видно, что речь идет о том самом поле, хотя на тот момент его координаты еще не были даже однозначно установлены. Да, было бы интересно посмотреть на эти снимки в полном разрешении, но они не являются определяющим доказательством в деле.

Спутниковое фото, обнародованное вскоре после катастрофы "Боинга" посольством США в Киеве
Спутниковое фото, обнародованное вскоре после катастрофы «Боинга» посольством США в Киеве

«Ими с переменным успехом пыталась руководить Москва»

– В целом материалы обвинения дают очень подробную картину событий «горячей фазы» войны на востоке Украины. Почему суду так важны детали и контекст, в котором произошло крушение «Боинга»?

– Дело в том, что по основной версии, «Боинг» был сбит, потому что его перепутали с украинским военным самолетом. Контекст нужен для того, чтобы понять, зачем сепаратисты вообще запрашивали у России системы ПВО, зачем эти системы были им нужны именно на той точке, куда «Бук» в итоге попал. Для этого нужно объяснить, что там происходило, поэтому суд рассказывал обо всем – от отказа Януковича подписывать соглашение об ассоциации с ЕС до деталей боев у Саур-Могилы. Ясно, что не все из этого представляет непосредственный интерес для суда, но в материалах дела показано, как в «ДНР» из разрозненных отрядов формировалась какая-то единая организация, которой с переменным успехом пыталась руководить Москва. Значительную часть времени армия «ДНР» действовала достаточно автономно, но все равно при значительной поддержке России. Мы видим всю цепочку: Пулатов звонит Дубинскому, говорит, что там-то и там-то стоят украинцы. «Пожалуйста, сделай так, чтобы россияне по ним отстреляли с той стороны границы».

Дубинский наносит на карту цели, передает их Гиркину. Гиркин отзванивается представителю российской стороны, после этого происходит российский артобстрел. Мы видели последствия этих артобстрелов, мы видели сами эти артобстрелы, например знаменитые видео с «Градами», стреляющими в районе Гуково, мы видели уничтоженную очень прицельным огнем украинскую технику, притом что сепаратисты жаловались, что у них нет артиллерии. Это было своего рода сотрудничество с Россией, но при этом с неспособностью привести все это в какую-то завершенную форму, которая могла бы оказывать украинской армии серьезное сопротивление.

По опубликованным прослушкам можно написать целую «инсайдерскую» книгу о войне на Востоке Украины. Для суда важно то, что действия украинской армии предстают в них достаточно эффективными, на что сепаратисты жаловались, неся потери от украинской артиллерии и авиации. Поэтому от России им были нужны системы контрбатарейной борьбы и системы ПВО, начиная с ПЗРК и заканчивая комплексами «Бук», «Тор», «Панцирь», которые потом у них также появились.

Кроме этого, эта информация может быть использована Украиной при подаче исков в международные суды против Российской Федерации. Учитывая, что прослушки пришли в дело со стороны СБУ, можно предположить, что все это в той или иной форме есть в материалах иска, который Украина подала против России в Международный уголовный суд.

– Вы упомянули, что во время предварительных слушаний защита Олега Пулатова всячески затягивала суд. Как она себя ведет сейчас, во время рассмотрения дела по существу? Или у нее пока не было возможности «показать себя» в этой стадии процесса?

– Нет, был момент, когда они заявили, что согласно нормам уголовно-процессуального права Нидерландов суд обязан зачитывать полностью все релевантные материалы дела. Естественно, суд не может зачитывать все 65 тысяч страниц, протоколы осмотра каждой детали или пробоины, весь экспертный отчет «Алмаз-Антея» и так далее. Если бы суд стал все это зачитывать, все бы тянулось гораздо дольше. Суд обещал вернуться к этому вопросу позже, но пока, судя по всему, решил не возвращаться и гнет свою линию. При этом они читают очень быстро, не так быстро, конечно, как российские суды, но порой довольно сложно за всем уследить.

– Какими будут следующие этапы суда, сколько они могут занять времени и когда можно ожидать решения?

– Сейчас суд должен закончить изложение материалов дела, после чего мы ожидаем выступлений обвинения и защиты, во время которых они смогут обратить внимание на те или иные материалы дела. Потом будут прения сторон, демонстрация каких-то дополнительных материалов обвинения и защиты. На сентябрь запланированы выступления родственников, которые будут говорить довольно тяжелые вещи о том, как они переживали смерть своих близких. Последнее заседание в этом году запланировано на ноябрь, и если не будет новых причин, по которым суд затянется, я надеюсь, что до конца года можно будет ожидать вердикта.

Автор: Марк Крутов; Радио Свобода

Читайте также: