влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

 Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин

Реклама

Печать

Дункан ХЕЙМС: «Мы не хотим, чтобы Лондон и его недвижимость служили «сейфом» для воров»

20.03.2017 08:44

Сегодня в Украине идет резонансный судебный процесс, инициированный Национальным антикоррупционным бюро в отношении бывшего главы Налоговой службы Романа Насирова. Поскольку наши супербогачи, большинство которых — бывшие государственные чиновники, любят судиться в Лондоне, журналисты задали вопросы директору по политике представительства глобальной антикоррупционной сети Transparency International в Великобритании Дункану Хеймсу.

 Королева Великобритании Елизавета ІІ подписала закон о выходе из ЕС. Ведущие экономисты мира так и не могут прийти к согласию: выигрывают британцы от этого или проигрывают. А вот   собеседник газеты  ДЕНЬ— директор по политике представительства глобальной антикоррупционной сети Transparency International в Великобритании Дункан ХЕЙМС убежден: решив жить самостоятельно, англичане должны быть еще осторожнее с институтом получения гражданства и зарубежными инвестициями — особенно в лондонскую недвижимость. 

Сегодня мистер Хеймс — общественный деятель. Но его оценки эффективности британской государственной машины — это оценки не постороннего наблюдателя. С 5 сентября 2012 года и по 30 марта 2015-го  Дункан Хеймс был личным парламентским секретарем, а в дальнейшем и заместителем премьер-министра Соединенного Королевства Дэвида Кэмерона.

— Сегодня в Украине идет резонансный судебный процесс, инициированный Национальным антикоррупционным бюро в отношении бывшего главы Налоговой службы Романа Насирова. Поскольку наши супербогачи, большинство которых — бывшие государственные чиновники, любят судиться в Лондоне, расскажите, какое наказание для высокопоставленных государственных служащих вроде Насирова предусмотрено британским законодательством, если его поймают на коррупции?

— Я, конечно, не знаком с подробностями конкретно этого дела. Скажу, что все люди в Соединенном Королевстве получают тюремные сроки за коррупционные преступления и мошенничество.

Буквально на днях одну высокопоставленную особу из нашей службы здравоохранения признали виновной (и ее, и ее мужа) в коррупционных деяниях, и они оба получили приговор. Правда, с отсрочкой вступления в действие, поэтому сейчас она не в тюрьме. Но ее карьере наступил конец. И это за преступления, где фигурируют относительно небольшие суммы денег. В ее случае, кажется, это что-то от 10 до 20 тысяч фунтов. Тем не менее, это был уголовный процесс.

Не менее сурово британское законодательство к крупному бизнесу, представители которого были уличены в совершении коррупционных действий. Например, Бюро борьбы с мошенничеством в особо крупных размерах (Serious Fraud Office) провело расследование по подозрению во взяточничестве в разных странах за последние 30 лет представителями крупного британского аэрокосмического концерна. Это было очень большое дело. Теперь мы увидим, будет ли выдвинуто обвинение в уголовных правонарушениях отдельным личностям: директорам, агентам, посредникам. Но сама компания признала совершенные ею нарушения и согласовала с правительством штраф на сотни миллионов фунтов.

10 ЛЕТ «СЛЕПОЙ ВЕРЫ» В СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО...

 Дело Насирова интересно еще тем, что он, как утверждает НАБУ, имеет британское гражданство...

— А вам известно, как именно он получил гражданство Соединенного Королевства?

 Нет.

— Это важно. Ведь есть несколько способов получить британское гражданство. Самый распространенный — через брак. Но для этого нужно много времени.

Впрочем, есть более короткий и легкий способ получить право на проживание в Соединенном Королевстве. Он действует относительно недавно — только последние 10 лет, и называется «виза инвестора». Некоторые бизнесмены, которые имеют крупные средства и могут их инвестировать в Соединенное Королевство, могут обратиться за такой визой. Я говорю «крупные средства», имея в виду один-два миллиона фунтов стерлингов. Инвестируя в британскую экономику, они могут спустя некоторое время запросить разрешение на постоянное проживание в Соединенном Королевстве и впоследствии уже — на получение гражданства. В зависимости от размера инвестиции процесс может занять 5—10 лет.

Как я уже говорил, я не знаю подробностей этого дела, как он (Насиров. — Ред.) связан с Соединенным Королевством, но то, что вы говорите, указывает на проблему, о которой мы как организация, занимающаяся противодействием коррупции, говорим нашим правительственным чиновникам давно.  Британское отделение Transparency International беспокоит, что эта схема, внедренная правительством около 10 лет назад, не защищена от злоупотреблений. Благо, впоследствии условия немного усложнили. А был же вообще период, который можно назвать периодом «слепой веры». Как-то оказалось, что государство считало, что банки проверяют этих людей на отмывание средств, а банки считали, что поскольку государство выдало этим людям «визу инвестора», то провело также и проверку. А на самом деле ни государство, ни банки ничего не проверяли. А это значит, что есть огромный риск того, что через Британию отмыли таким образом огромные суммы украденного.

Когда внедрили более жесткие правила, чтобы наличие этих виз не давало возможность само по себе получить доступ к банковскому счету в Соединенном Королевстве, число тех, кто обратился за этой «визой инвестора», заметно уменьшилось.

Наибольшими группами, которые подавали на эти визы до внедрения более жестких правил, были россияне и граждане Китая.

Мы призываем наше правительство задним числом провести проверки всех лиц, которые получили «визу инвестора» в тот период. Некоторые из них уже, возможно, подали документы на получение британского гражданства.

«ПОЛИЦИЯ БРИТАНИИ СМОЖЕТ НАЛАГАТЬ «ОРДЕР НА БОГАТСТВО НЕВЫЯСНЕННОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ»

 Великобритания не выглядит пока как жертва коррупции, скорее наоборот, как ее бенефициар. Огромные суммы денег  попадают в вашу экономику. Коррумпированные политики из стран вроде Украины покупают в Лондоне самую дорогую недвижимость, учат своих детей, пользуются услугами самых дорогих юристов... Одним словом, тратят украденные деньги налогоплательщиков  своих стран — бедных стран — в богатой экономике Соединенного Королевства.  В прошлом году я брала интервью у президента Совета Европы по вопросам противодействия отмыванию средств и финансирования терроризма — Moneyval Даниэлем Телесклафом. Он также  является главой финансовой разведки Княжества Лихтенштейн. И я затронула этот вопрос о заинтересованности стран первого мира — как Лихтенштейн и Британия — в том, чтобы остановить коррупцию в Украине. И из ответа моего собеседника, который признал, что законодательство Лихтенштейна не предусматривает строгого наказания для человека, который использовал их финансовую систему для отмывания украденных денег,  я сделала вывод, что богатые страны не заинтересованы в том, чтобы положить конец коррупции, потому что они имеют из этого выгоду. Это так?

— О Лихтенштейне я не знаю, но мне кажется, что люди становятся жертвами коррупции во всем мире. И даже если коррупция происходит в какой-то одной стране, а активы потом прячут в другой, все равно будут жертвы в той стране, где хранятся незаконные активы, заработанные на коррупции.

Недавно ТІ опубликовала отчет о влиянии коррупции за рубежом на рынок жилья в Лондоне. Мы попытались определить масштаб инвестиций в лондонскую недвижимость, которые поступают за счет так называемого «подозрительного богатства». Некоторые объекты лондонской недвижимости более высокого и премиум-класса настолько дорогие, что очень быстро вокруг них и в самом деле начинают вертеться очень большие нечистые деньги. Мы проанализировали около полутора сотен объектов недвижимости совокупной стоимостью приблизительно четыре миллиарда фунтов стерлингов. По нашему мнению, деньги, заплаченные за эту недвижимость, имеют сомнительное происхождение, и мы приглашаем британскую полицию и правоохранительные органы расследовать это.

Кроме того, в Британии разрабатывается новый закон, в котором содержится понятие об «ордере на богатство невыясненного происхождения». Это даст возможность британской полиции запросить в суде такой «ордер на богатство невыясненного происхождения» в обстоятельствах, когда, например, политик или высокопоставленный чиновник из страны за пределами Европейской экономической зоны, доходы которого известны (ведь известно, какими должны быть доходы государственных служащих), имеет имущество в Соединенном Королевстве, явно не соответствующее его законным средствам к существованию. Возникает закономерный вопрос: как же удалось приобрести это имущество? В случае, если такое лицо не сможет объяснить суду происхождение своего состояния, полномочия к расследованию будут восприниматься как презумпция содействия процессу конфискации такого имущества полицией. И в конечном итоге, в случаях коррупционной деятельности, стоимость этого имущества будет возвращена народу в тех странах, откуда взялись деньги.

Это сложный процесс, за одну ночь такое не решается. Но британское отделение Transparency International борется с коррупцией в Соединенном Королевстве и ищет способы предотвращать ее. Мы также стремимся не допустить, чтобы Соединенное Королевство обеспечивало безнаказанность людей, виновных в коррупции в разных странах мира. И мы не хотим, чтобы Лондон и лондонская недвижимость служили «сейфом» для коррупционеров, в какой бы стране они ни занимались своей преступной деятельностью.

— Готовясь к нашему интервью, я прочитала интересную статистику вашей организации, Transparency International, в которой говорится, что в Лондоне есть около 41 000 объектов недвижимости, приобретенных зарубежными компаниями, 90% которых зарегистрированы в оффшорах. Как сегодня британский закон борется с этой проблемой?

— В примере, который я вам только что привел (что полиция сможет возбуждать дела относительно богатства невыясненного происхождения), требуется, чтобы полиция знала, кто владелец конкретного объекта, чтобы можно было понять, вызывает ли эта собственность подозрение. Когда люди регистрируют свои компании в юрисдикциях, где данные о владельцах компаний не публикуются и не доступны для общественности, а потом используют эти компании для приобретения недвижимости в Соединенном Королевстве, мы не можем знать, кто владелец.

Это наибольшая проблема для возможности бороться с незаконным богатством. Поэтому мы поддерживаем законодательные меры, чтобы определить временные рамки, в которых собственные заморские территории Британии должны будут публиковать реестры фактических владельцев компаний в своей юрисдикции. Соединенное Королевство уже делает это для компаний, зарегистрированных на его территории. Этот реестр доступен в интернете, за его просмотр не берется плата, можно найти имя компании и увидеть, какие лица имеют контроль над этим бизнесом. По нашему мнению, это выгодно не только для полиции и стражей порядка, но и для бизнеса: знать, кто стоит за вывесками других компаний, с которыми они ведут дела. И для тех, кто хочет, чтобы бизнес отвечал за свою деятельность, также хорошо знать (в случае частного бизнеса), кто фактически руководит той или иной компанией.

Мы считаем, что это золотой стандарт, которого следует придерживаться во всем мире. Но первый шаг к этому должно сделать британское правительство. В прошлом году на саммите по борьбе с коррупцией в Лондоне премьер-министр Соединенного Королевства пообещал создать  реестр зарубежных компаний, которые имеют в собственности или хотели бы приобрести недвижимость в Соединенном Королевстве. Таким образом, компании — владельцы этих 40 000 жилых объектов в Лондоне, о которых вы только что спрашивали меня, будут вынуждены регистрировать своих бенефициаров в британском государственном реестре, даже если сами они зарегистрированы в таком месте, как Британские Виргинские острова, где нет никаких обязательств в отношении публичной информации.

 По данным Transparency International, самыми активными иностранными инвесторами на британском рынке недвижимости являются инвесторы из России.  Вас не смущает засилие у вас российских денег? Пример Америки не стал для Британии показательным? Американцы не думали, что Кремль посмеет вмешаться в святая святых — выборы Президента США. Но он вмешался. Чувствуете ли вы себя в безопасности, сидя на такой пороховой бочке?

— Сначала о премиум-недвижимости, которой россияне владеют в Лондоне, например. Наше исследование показывает, что богатые люди из разных частей света, которые вкладывают деньги в Лондон, в том числе в лондонскую недвижимость, имеют разные «вкусы». Новые современные квартиры в блестящих стеклянных многоэтажках преимущественно скупаются  инвесторами с Востока. А российские инвесторы, как правило, больше заинтересованы в старинной недвижимости премиум-класса и роскошных таунхаусах, особняках. Они чаще покупают недвижимость в таких местах, как Мейфер или Найтсбридж.

Экономическая мощь Соединенного Королевства порождена свободной торговлей и предпринимательством. А сейчас, когда Соединенное Королевство оставляет Европейский Союз, то, что наша страна открыта миру и мы торгуем со всеми, будет важнее, чем когда-либо раньше.  Таким образом, мы ничего не выигрываем, если скажем людям из той или иной страны, что мы не приветствуем приход людей, бизнеса, денег оттуда. Что нам нужно сделать, так это установить очень высокие стандарты легитимности этого бизнеса. Так, чтобы знать, что где угодно в мире —  будь то российский бизнес, или китайский, или малазийский, или американский, если на то пошло, —  эти деньги заработаны законным путем.

«В ТЕЧЕНИЕ СОТЕН ЛЕТ БРИТАНИЯ РЕШАЕТ ПРОБЛЕМЫ ЭТИКИ И СТАНДАРТОВ ПОВЕДЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЧИНОВНИКОВ...»

 Великобритания получила 81 балл в Индексе восприятия коррупции TI в прошлом году. Благодаря чему?

— Индекс восприятия коррупции является очень интересным инструментом исследования, целью которого является попытаться понять, насколько коррупция распространена в государственном секторе разных стран на планете. Таким образом, он имеет дело с очень специфическим явлением, которое, в сущности, сводится к оценке людьми на основе их собственного жизненного опыта необходимости платить взятки государственному чиновнику, чтобы получить доступ к государственным услугам. Это просто одна из тех вещей, которые исследуются Индексом восприятия коррупции, но это, я думаю, очень полезный способ осмыслить это исследование.

Он не касается, например, измерения уровня коррупции в частном секторе, но очень сосредоточен на наличии коррупции в государственном секторе, в правительстве.

Великобритания занимает десятое место, имеет относительно высокий балл, что означает, что она является страной, которая в восприятии собственного народа имеет относительно меньше коррупции в государственном секторе, чем другие государства.

Но это результат очень долгого пути. В течение сотен лет люди в Соединенном Королевстве пытались решить проблемы этики и стандартов честности государственных чиновников, что они должны и не должны делать со своими привилегиями и властью, которая им вверена. Британия не достигла нынешних результатов за одну ночь. Но этика все равно остается горячей темой в Соединенном Королевстве. Люди по-прежнему обеспокоены уровнем коррупции, и правительство по-прежнему обсуждает, что нам нужно сделать в Соединенном Королевстве, чтобы защититься от этого явления.

И потому я думаю, было бы справедливо сказать, особенно в свете таких вещей, как саммит по борьбе с коррупцией, который был организован в Лондоне в прошлом году, что не все считают, что мы искоренили коррупцию в Соединенном Королевстве. Существует обостренное осознание того, что это является важным вопросом государственной политики, что правительство решает его, и это, несомненно, вносит свой вклад в позитивный балл, который мы имеем в Индексе, который вы упомянули. Но это не повод для самоуспокоения: я рад видеть, что другие страны улучшают свои результаты, и британское правительство признает, что оно должно делать больше, если страна хочет остаться в первой десятке.

— Как вы считаете, вы преодолели коррупцию в своем правительстве?

— Мы до сих пор как организация обнаруживаем риски, уязвимые места в наших учреждениях, что делает их склонными к коррупции. Ранее приведенный мной пример приговора должностному лицу из нашей службы здравоохранения был связан с нашим публичным сектором. Кому-то были выделены средства, государственные деньги, за непредоставленные услуги из-за семейного интереса людей, которые были ответственны за эти денежные суммы в нашей системе здравоохранения. Да, это была относительно небольшая сумма, но то, что было выведено на свет в данном случае, это злоупотребление доверенными народом полномочиями с целью личной выгоды. И это то, что мы признаем коррупцией.

— Если посмотреть в динамике на Индекс восприятия коррупции, то с 2012 года Британия уверенно улучшала свой показатель. Ежегодно вы добирали по два балла. В чем секрет? Какие шаги предприняла Британия в направлении преодоления коррупции за последние 5 лет?

— В 2009 году произошел большой скандал в британском парламенте, связанный с использованием депутатами денег налогоплательщиков на финансирование своей роскошной жизни или оплату взносов по ипотечным кредитам, и некоторые депутаты были арестованы, обвинены, отданы под суд и даже заключены. После этого скандала появилась новая система, внедренная для обеспечения полной прозрачности финансирования, которое выделяется депутатам на содержание их офисов. И вот эта часть стандартов общественной жизни, о которой еще в 2009 году общественность неодобрительно отзывалась, была усилена.

Кроме того, в 2010 году был принят британский закон о взяточничестве. Он требует, чтобы организации учили своих сотрудников видеть пути, которыми взяточничество может проскользнуть в их деловую практику, и информировали их о мерах, которые они должны принять, чтобы предотвратить это явление.

 Что вы посоветовали бы украинским коллегам-антикоррупционерам?

— Мой первоочередный совет таков: учитывайте, что по британскому опыту этот процесс нуждался в длительном времени и неоднократно претерпевал неудачи, поэтому вы должны признать, что этот проект требует длительной работы. И все же я желаю вам намного более быстрого прогресса, чем тот, который был у нас в Соединенном Королевстве.

Автор: Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua
Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...