Скандал в Нью-Йорке: дело «русских часовщиков»

В федеральном суде Южного округа штата Нью-Йорк в Манхэттене начались слушания очередного громкого дела с участием «русской мафии» — о краже сотен миллионов долларов из бюджета проекта CityTime. «Марк Мазер – 30 млн долларов, Жерар Дэно – 9 млн долларов, Дмитрий Аронштейн – 5 млн долларов, – заявил присяжным во вступительной речи федеральный обвинитель Ховард Мастерс.

– Дамы и господа, вот какие деньги прикарманили эти трое из городского проекта под названием CityTime. Они лгали, запугивали и пользовались семейными связями, чтобы все это работало».

Проект предусматривал создание компьютерной системы начисления и выплаты зарплаты городским служащим, на что в 2003 году было выделено 63 млн долларов. Подрядчиком проекта стала компания Science Applications International Corp. (SAIC), которая, в свою очередь, наняла на работу консультантов во главе с иммигрантом из бывшего СССР Марком Мазером, а тот привлек к работе своего дядю Дмитрия Аронштейна, а также Виктора Натанзона, а их сообщниками стали жена Мазера Светлана, его мать Лариса Медзон и двоюродная сестра Анна Маковецкая.

Главным субподрядчиком SAIC для участия в проекте CityTime стала компания TECHNODYNE, руководители которой супруги-индусы Рэдди и Падма Аллен, в свою очередь, заключили контракт с «суб-суб-подрядчиками» – компанией D.A. Solutions, Inc. (DAS), принадлежавшей Дмитрию Аронштейну, и с компанией Prime View, Inc., принадлежавшей Виктору Натанзону.

Как утверждает прокуратура, с помощью консультантов и их сообщников бюджет проекта CityTime, начав в 2003 году с 63 млн долларов, к 2010 году раздулся до 600 млн долларов, из которых 400 млн были украдены. Расследование установило, что Марк Мазер получал «откаты» от компаний Аронштейна и Натанзона, депонируя их на счета подставных корпораций, которые открывали он сам, его мать и кузина. Со счетов этих «компаний-пустышек» миллионы долларов переводились на счета таких же компаний второго ряда, которые контролировали Марк Мазер и его жена Светлана.

Шесть «русских» и три американца были арестованы в декабре 2010 года, а еще двум обвиняемым – Рэдди и Падме Аллен, удалось сбежать на родину в Индию. Виктор Натанзон в феврале 2011 года признал себя виновным и согласился сотрудничать с прокуратурой. В 2012 году компания SAIC согласилась вернуть Нью-Йорку полмиллиарда долларов, чтобы сохранить репутацию и избежать гражданского суда.

Светлана Мазер, Лариса Медзон и Анна Маковецкая признали вину 19 июня этого года. Их обвиняли в помощи Марку Мазеру отмыть 25 млн долларов, полученных им в виде «откатов». В мае стало известно, что Светлана Мазер, Лариса Медзон и Анна Маковецкая просят судить их отдельно, чтобы они могли «признать суть предъявленных ему обвинений» и на них не легло тяжкое бремя обвинений, которого они не заслуживают. В ходатайстве адвоката Бенджамина Брафмана, который защищал Ларису Медзон, было отмечено, что этот «необычный шаг» необходим, чтобы на суде вызывать доверие у присяжных. В то же время Брафман заявил, что Лариса Медзон «целиком на стороне ее сына, считает его не виновным и надеется на его победу в суде присяжных».

Адвокат объяснял, что «огромное количество доказательств» вины Марка Мазера и других подсудимых, которое представила прокуратура, может «несправедливо настроить» присяжных против его родственниц. Адвокат отметил, что трех этих женщин обвиняют только в одном эпизоде отмывания денег, тогда как «среди миллионов представленных суду документов нет доказательств того, что (они) знали о каких-либо перечисленных там мошенничествах и откатах, уже не говоря, что принимали в этом участие».

Однако, настаивал Бен Брафман, это решение отнюдь на значит, будто «мы принимаем все, в чем обвиняют Мазера», а просто на отдельном суде его жене, матери и кузине не придется обиваться от того, о чем они и понятия не имеют. Марка Мазера защищает не менее авторитетный манхэттенский адвокат Джеральд Шаргел, который подтвердил, что родственницы его клиента «ни в коем случае не толкают его под автобус», а просто делают «адвокатский ход».

9 октября начался суд над Марком Мазером, Дмитрием Аронштейном и бывшим вице-президентом SAIC Жераром Дэно, которые не признают себя виновными. По словам обвинителя, пригласив на работу Марка Мазера и его сообщников, Сити-холл пустил козлов в огород, так как «законные заработки не насыщали их жадность, и они хотели на миллионы и миллионы долларов больше».

Джеральд Шаргел, адвокат Мазера, в своей вступительной речи заявил, что его клиент «не получил ни одного доллара, который не был ему положен, и вообще ни один доллар не был взят за счет города». Шаргел объяснил присяжным, что Мазер, Аронштейн и остальные не воровали, а откладывали деньги, чтобы реализовать свою «американскую мечту», открыв собственный бизнес.

Жерара Дэно защищает адвокат Барри Борер, а Дмитрия Аронштейна – адвокат Джеффри Хоффман. Основными свидетелями обвинения должны стать Виктор Натанзон и Карл Белл, бывший главный инженер проекта CityTime. Признавшие себя виновными три родственницы 50-летнего Марка Мазера, которому грозит до 85 лет тюрьмы, оговорили право не выступать свидетелями обвинения. Их обвиняли в том, что они помогли Марку Мазеру отмыть 25 млн долларов, полученных им в виде «откатов». Светлана Мазер, Медзон и Маковецкая через своих адвокатов попросили судью не выносить им приговоры до решения по делу Марка Мазера.

Ранее Шаргел просил судью Дэниелса вызвать свидетелем защиты или хотя бы письменно допросить под присягой мэра Майкла Блумберга, поскольку «все содеянное должно было быть утверждено, и у Мазера не было полномочий назначать цены и составлять бюджет». По мнению адвоката, мэр Нью-Йорка «располагает необходимой информацией» по делу.

Однако адвокаты Сити-холла в своем ходатайстве заявили, что «другие свидетели, непосредственно причастные к развитию дела CityTime, на основании личных сведений могут дать показания куда лучше, чем мэр», а к тому же «весьма вероятно, что появление мэра в суде отвлечет присяжных от сути дела». Судья Дэниелс сразу заявил Шаргелу: «Не ожидайте, что он появится здесь, пока я не скажу, а я не ожидаю, что скажу это».

Свидетельские показания Майкла Блумберга могут сыграть на руку подсудимым. Как отметили во вступительных речах Шаргел и два других адвоката, Майкл Блумберг знал, что подрядчики проекта CityTime обогащаются за счет нью-йоркских налогоплательщиков, и его администрация подписывалась под всем этим. «В проект были вовлечены все отделы, вплоть до мэра, – заявил Джеральд Шаргел. – В данном случае город нельзя считать жертвой.

Город обо всем этом отлично знал». Ни одного из сотрудников городской администрации под суд не отдали, но начальник отдела фонда зарплаты Джоэл Бонди, который знал Марка Мазера по предыдущей работе и в 2005 году рекомендовал его в консультанты программы CityTimе, был вынужден с позором уйти в отставку через несколько дней после арестов «группы часовщиков».

В июле мэр Блумберг в своем еженедельном выступлении по радио заявил, что ньюйоркцам крупно повезло, так как благодаря вовремя возбужденному делу CityTime город потерял всего 100 млн долларов, а остальное было возвращено. Программу CityTime, которая обслуживает больше 160 тыс. городских служащих, мэр назвал величайшим достижением современной технологии. Барри Борер, адвокат Жерара Дэно, тоже назвал CityTime «величайшим из когда-либо проведенных городом компьютерных проектов, который работает, экономя время и деньги».

На второй день слушаний адвокат Шаргел попросил судью Джорджа Дэниэлса удалить присяжную, которая якобы оскорбила его, показав средний палец руки. По словам адвоката, эта присяжная, тоже известный городской адвокат, была очень недовольна тем, что ее включили в состав жюри на процесс, который продлится минимум пару месяцев, и 8 октября перед зданием суда показала Шаргелу средний палец, при этом злобно посмотрев на него.

В связи с тем, что инцидент просочился в прессу, прокурор Мастерс тоже попросил дать присяжной отвод, поскольку эта история наверняка дойдет до нее и помешает быть объективной. Судья Дэниелс предложил присяжной объясниться, и она сказала, что сделала оскорбительный жест в адрес человека, с которым поругалась при посадке в такси. Судья оставил ее в составе жюри, что можно считать первым поражением защиты на этом процессе.

Первым свидетелем обвинения выступил Джеймс Шэнгл, бывший вице-президент SAIC по заключению контрактов. Отвечая на методичные вопросы обвинителя Ховарда Мастерса, Шэнгл объяснил присяжным, как Джоэл Бонди, которому было поручено курировать проект CityTime, делал то, что Мастерс назвал «пустить козла в огород» с бюджетом в полмиллиарда долларов.

По словам Шэнгла, Бонди предоставил Марку Мазеру полный контроль в обустройстве за 15 млн долларов нового офиса проекта CityTime в Манхэттене, где работали больше 300 консультантов. С разрешения Бонди Мазер руководил всем проектом, включая консультантов-субподрядчиков, от которых получил «откаты» на общую сумму 30 млн долларов.

Автор: АЛЕКСАНДР ГРАНТ, rusrek.com 

Читайте также: