Современные угрозы национальной безопасности Украины в военной сфере и что нужно сделать

Современные угрозы национальной безопасности Украины в военной сфере и что нужно сделать

Учитывая сложные реалии практически во всех странах мира, в том числе и в Украине, политики, ученые, специалисты в сфере национальной безопасности и обороны обсуждают возможные направления повышения международной и национальной безопасности в военной сфере. Владимир Горбулин, академик НАН Украины, первый вице-президент НАН Украины в журнале «НАУКА І СУСПІЛЬСТВО» размышляет о актуальных проблемах и путях их решения для обеспечения обороны и безопастности Украины.

Предлагаются различные мероприятия политической, военной, экономической и иной направленности, реализация которых позволила бы предотвратить возникновение новых войн и военных конфликтов или их прекращении с наименьшими потерями человеческих и материальных ресурсов. Каждая страна выбирает свой путь решения этого сложного вопроса. Должна сделать свой выбор и Украина, которая сегодня является одним из ведущих игроков на политической арене современной Европы в условиях вооруженной агрессии РФ против Украины.

Анализ войн современной эпохи

Война является неизменной спутницей истории человечества. До 95% всех известных нам обществ применяли военные действия для решения внешних или внутренних конфликтов. По подсчетам ученых, за последние 56 веков произошло около 14 500 войн, в которых погибло более 3,5 млд людей. Для достижения в войнах наиболее желаемых результатов постоянно совершенствовались средства их ведения, вооружение и военная техника (ВВТ), тактика, стратегия и тому подобное. Анализ характера вооруженной борьбы, особенно последних десятилетий, свидетельствует о резком повышении воздействия этих составляющих на ход и результаты военных действий. Можно уверенно утверждать, что ВВТ на сегодня составляют основу боевой мощи вооруженных сил любого государства и является решающим фактором успеха в потенциальной войне или вооруженном  конфликте.

Вооружение должны отвечать самым современным технологиям, учитывая при этом характер современных войн, который существенно изменился по сравнению даже с недалеким прошлым.

Image result for джавелины

Если до недавнего времени главной целью войны было уничтожение противника путем вооруженной борьбы и захвата его территории с целью использования в своих целях его промышленных, сырьевых и трудовых ресурсов, то современная война может вестись и достигать своих целей и без этого. Все более значимыми становятся экономические, политические, информационные, идеологические, психологические и другие методы ее ведения, однако они эффективны только в случае, если страна, которая ведет такую ​​войну, имеет достаточный экономический и военный потенциал. Можно утверждать, что основная цель большинства войн современности — максимальное ослабление в «бесконтактный» способ экономического потенциала государства-противника, в какой бы точке земного шара оно ни находилось.

Характерными особенностями современных войн также являются:

  • применение различных форм и способов боевых действий, в том числе использование нетрадиционных и ранее неизвестных, ведения вооруженной борьбы на суше, в воздухе и космосе, на море с одновременным увеличением роли средств воздушно-космического нападения;
  • сочетание военных действий по правилам военной науки с партизанскими и террор-соприкасающихся действиями;
  • широкое использование криминальных формирований;
  • быстротечность военных действий;
  • избирательность объектов, подлежащих поражению;
  • повышение роли дистанционных боев с применением высокоточных (управляемых и неуправляемых) средств поражения;
  • нанесения точечных ударов по ключевым объектам, критичных для экономики и инфраструктуры;
  • сочетание военного и мощного политико-дипломатического, экономического, информационного, кибернетического, психологического, гуманитарного и иного воздействия на противника и тому подобное.

Украина должна учитывать все эти особенности при развитии национальной безопасности и обороны. Несмотря на то, что Украина провозгласила курс на вступление в евроатлантическую систему коллективной безопасности, пока что она не член, а потому в деле защиты своей независимости, суверенитета и территориальной целостности должна полагаться на собственные силы обороны основой которых являются ее вооруженные силы (ВС). Чтобы ответить на вопрос: соответствуют ли ВС Украины (ВСУ) требованиям, какой их качественный уровень, в каких направлениях они должны развиваться, — целесообразно рассмотреть тенденции развития ВС, особенно систем и образцов ВВТ в ведущих странах мира.

Image result for всу

Тенденции развития ВВТ в развитых странах мира

Учитывая приведенные выше особенности современных войн, ведущие страны мира постоянно совершенствуют существующие и создают новые системы и образцы ВВТ. При этом общие тенденции их развития объективно не зависят от каждой отдельной страны. Однако каждая из них по-разному учитывает эти общие тенденции по мере своих возможностей и геополитических потребностей. Поэтому есть смысл проанализировать тенденции развития средств вооруженной борьбы на общемировом уровне и на уровне ведущих в военном отношении стран мира. Такие тенденции хорошо известны, а следовательно, целесообразно обратить внимание лишь на две из них, которые пока не очень распространены, по крайней мере в Украине, но, по мнению специалистов в военном деле, являются перспективными с точки зрения разработки, серийного производства и применения образцов ВВТ на их основе.

1) Интеллектуализация средств ведения вооруженной борьбы: создание и массовое использование роботизированных, автономных и дистанционно управляемых систем и образцов ВВТ.

Новый экспериментальный робот "Фантом-2"

Новый экспериментальный робот «Фантом-2»

Специалисты считают, что применение таких систем может охватывать все сферы: от подводной среды к космическому пространству. Диапазон использования роботов в одних только сухопутных войсках очень широк. Наземные роботизированные аппараты уже применялись в войнах и вооруженных конфликтах последних лет, в частности для преодоления минных препятствий, поиска и обезвреживания мин, ведения боевых действий в сложных и небезопасных условиях. Сейчас создаются новые наземные боевые дистанционно управляемые машины для действий в городских условиях, а также для выполнения других задач.

Примером интеллектуализации традиционых образцов ВВТ может быть легкосъемная аппаратура, которая при необходимости позволяет превращать штатные боевые машины и автомобили на дистанционном управлении. Американская компания Tracking Point разрабатывает так называемый «умный» прицел снайперской винтовки, который автоматизирует процесс прицеливания и выстрела и в 5 раз повышает точность первого выстрела по сравнению с традиционным оптическим прицелом.

Image result for Tracking Point

Другим примером реализации этой тенденции является использование легких и относительно недорогих беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) для оперативного получения разведывательной информации и обеспечения связи. В последнее время существенно расширился диапазон применения БПЛА среднего и тяжелого класса, в составе беспилотных авиационных или разведывательно-ударных комплексов успешно применяются для решения как традиционных (разведка, РЭБ, ретрансляция связи), так и новых боевых задач.

Image result for бпла

В дальнейшем сфера применения максимально роботизированных и автономных БПЛА в авиации будет расширяться, вытесняя пилотируемые самолеты и вертолеты, а будущее шестое поколение самолетов тактической авиации также будет иметь возможность выполнения полета в беспилотном режиме.

Авиация корабельного базирования также постепенно переходит на использование БПЛА различного назначения. В ВМС уже сейчас применяют роботизированные и дистанционно управляемые надводные и подводные аппараты для поиска и уничтожения морских мин, подводных лодок, проведения поисковых подводных работ и тому подобное. В дальнейшем такие боевые аппараты будут развиваться все интенсивнее.

Сегодня управление большинством автономных беспилотных платформ, по-прежнему осуществляется дистанционно человеком (хотя уровень автоматизации растет), а важные элементы выполнения боевой задачи, такие как обнаружение цели, принятие решения на ее поражение, требуют контроля оператора. Однако в будущем ситуация может измениться, поскольку наука, постоянно совершенствуя искусственный интеллект, даст возможность создавать беспилотные платформы, способные самостоятельно принимать решения относительно их боевого применения.

Таким образом, развитие этой тенденции может привести к полному вытеснению человека из процесса непосредственного ведения боевых действий. Основной аргумент заключается в том, что человек-оператор оказывается самым слабым звеном во многих системах вооружений, его необходимо слишком долго и дорого учить и трудно защитить в бою. Против машин должны бороться машины.

2) Разработка и применение ВВТ, основанных на нетрадиционных (в том числе нелетальных) принципах действия. 

По мнению большинства военных аналитиков, в войнах следующего поколения будут широко применять средства поражения целей, действие которых основано на использовании направленных потоков различных форм энергии. Элементы такого оружия имеются уже сейчас, а всего к такому виду вооружения принадлежит электромагнитная, лазерная, пучковая, плазменная, акустическая, радиологическая, биологическая, химико-технологическая и геофизическая формы вооружения.

Электромагнитная пушка: рельсотрон

Электромагнитная пушка: рельсотрон

Его можно использовать как для поражения, так и для временного вывода из строя различных объектов, в том числе космических аппаратов, боевых частей баллистических ракет и тому подобное. Сформированные энергетические потоки в виде лазерных лучей способны поражать органы зрения личного состава, оптические прицелы, приемные устройства радиоэлектронных средств и головок самонаведения управляемых боеприпасов. Электромагнитные импульсы выводят из строя не только радиоэлектронные средства, но и обычные электрические приборы, что может привести к отказу как системы управления, так и современных образцов ВВТ в целом. Поэтому в связи со все большей насыщенностью современных ВВТ электроникой, микроволновое оружие постепенно занимает все более широкую нишу в арсеналах армий ведущих стран мира.

Отдельную группу оружия составляет так называемое «нелетальное» оружие, направлено ​​на то, чтобы остановить или отвлечь определенные группы противника, минимизируя при этом вероятность человеческих и материальных потерь обеих противоборствующих сторон. Под таким оружием подразумевают средства воздействия на людей или технику на основе химических, биологических и других принципов. При этом личный состав противника на некоторое время становится небоеспособным, что позволяет контролировать обстановку, поведениеу людей, управлять ситуацией так, чтобы не доводить дело до использования летальных средств. Возможность (а иногда и целесообразность) применения нелетального оружия обосновывается не только политическими бонусами ( «гуманность»), но и значительно меньшими затратами, необходимыми для ее создания, производства и применения, а также для восстановления инфраструктуры на территории противника после войны.

Отдельно рассмотрим тенденцию развития ВС ведущих стран мира и их ВВТ, в которая в последнее время приобретает все большее распространение — создание космических (воздушно-космических) сил. На эту тенденцию в Украине предлагается обратить самое пристальное внимание.

Первую практическую попытку в этом направлении осуществила Российская Федерация, когда в августе 2015 президент РФ В. Путин подписал указ о создании Воздушно-космических сил как нового вида ВС. Согласно принятой в РФ военной доктриной, космос считается важнейшим компонентом ее оборонной стратегии, а создание нового вида ВС продиктовано смещением центра тяжести вооруженной борьбы в воздушно-космической сферы и необходимостью в объединении под единым командованием всех сил и средств, обеспечивающих безопасность РФ в упомянутой сфере.

Следующими стали США. В декабре 2018 президент США Д. Трамп подписал указ о создании Командования космическими силами ВС США как «действующего объединенного боевого командования». Космические силы должны обеспечивать выполнение основных стратегических задач: космической ситуационной осведомленности; проведения спутниковых операций в зонах ответственности; управления военно-космическими силами; проведение глобальных военных космических операций на театрах военных действий. Космические силы должны: поддерживать быстрые или длительные наступательные или оборонительные космические операции, совместные операции (кампании) на театре войны, операции в космическом пространстве; предоставлять космическую поддержку сухопутным, воздушным, морским и кибернетическим силам и тому подобное.

В июле 2019-го желание присоединиться к этой тенденции высказал президент Франции Э. Макрон, заявив, что с целью защиты интересов страны в космосе и расширение ее космических возможностей в сентябре 2019 в составе Военно-воздушных сил будет создано Национальное командование космических войск. Предполагается, что новую структуру со временем реорганизуют в Воздушно-космические силы. Запланирован  также вывод на орбиту группировки разведывательных спутников, спутников связи и электромагнитной разведки. Находясь под надежным контролем нового командования, они будут предоставлять информацию для моделирования рельефа местности, составления цифровых карт местности для наведения ракет и беспилотных летательных аппаратов, обеспечение планирования и нанесения ракетно-авиационных ударов.

Приведенные примеры показывают, что эффективное ведение боевых действий в современных условиях невозможно без привлечения космической компоненты государства. И ведущие страны мира понимают это. Поэтому, на наш взгляд, развертывание орбитальной группировки и создание наземной инфраструктуры будущих космических сил Украины, которые должны стать основой ракетно-космического щита Украины, является обязательным условием эффективного использования имеющихся и перспективных образцов ракетного и других видов вооружения, обеспечение надежной системы военной защиты государства от посягательств любого возможного противника и нанесения ему в случае агрессии невосполнимые потери.

Состав потенциального ракетно-космического щита Украины, его задачи и оснащение определенными образцами вооружения зависят от угроз национальной безопасности в военной сфере, которые есть сейчас или могут возникнуть в будущем.

Современные угрозы национальной безопасности Украины в военной сфере

Общие угрозы. В соответствии с Законом Украины «О национальной безопасности Украины» от 21.06.2018 г.., угрозы национальной безопасности Украины и соответствующие приоритеты государственной политики в сфере национальной безопасности и обороны определяются в Стратегии национальной безопасности Украины, Стратегии военной безопасности Украины, Стратегии кибербезопасности Украины и других документах, которые одобряются Советом национальной безопасности и обороны Украины и утверждаются указами Президента Украины.

В частности, в действующей Стратегии национальной безопасности Украины написано: «Российская угроза, имеет долгосрочный характер, другие коренные изменения во внешней и внутренней среде безопасности Украины обусловливают необходимость создания новой системы обеспечения национальной безопасности Украины …».

Угрозы, вызванные вооруженным конфликтом на востоке Украины. Угроза национальной безопасности Украины в военной сфере со стороны РФ проявилась на востоке Украины, где с 2014 г. продолжается вооруженный конфликт. Боевые действия разной степени интенсивности ведутся преимущественно с применением сухопутных ВВТ 2-го и 3-го поколений. Россия, которая, кстати, не признает присутствия на территории Украины своих военных, благодаря «горячей фазе» конфликта на Донбассе выполнила ряд задач по оккупации части нашей территории именно с применением устаревшего и модернизированного советского вооружения и техники. В ходе боевых действий с обеих сторон широко применялось реактивно-артиллерийское вооружение, танки, БМП, БТР, противотанковые ракетные средства, разнообразное стрелковое оружие и большое количество и номенклатура боеприпасов к ним. Однако ход боевых действий на Донбассе показал низкую живучесть, плохую мобильность и несоответствие современным условиям этого ВВТ.

 сожженные под Старобешево танки Т-72БА являются машинами 21-й ОМСБр ВС РФ

сожженные под Старобешево танки Т-72БА являются машинами 21-й ОМСБр ВС РФ

В то же время боевые действия продемонстрировали неудовлетворительное состояние оснащения и подготовки ВСУ. За короткий срок наше государство смогло восстановить боеспособность ВСУ и дать отпор агрессору, освободив большую часть захваченных им территорий на востоке Украины.

Угрозы, вызванные усилением военной мощи РФ

Одной из угроз национальной безопасности Военная доктрина Украины определяет «наращивание РФ вблизи государственной границы Украины группировки войск с мощным ударно-наступательным потенциалом, создание новых, расширение и модернизация имеющихся баз, объектов военной инфраструктуры». Анализ хода событий в этом направлении свидетельствует о значительном повышении военного потенциала ВС РФ.

В частности, сегодня в европейской части РФ, в непосредственной близости от границ нашего государства, развернуто четыре русские армии. Они имеют более 84 тыс. личного состава, 1000 танков (Т-72, ​​Т-80, Т-90), более 2800 БМП, БТР и других бронированных машин, 1100 артсистем, 270 противотанковых ракетных комплексов ( «Штурм-С» , «Хризан-тема-С»), 450 комплексов ПВО ( «Тунгуска», «Стрела-10», «Оса-АКМ», «Тор», «Бук») и другое вооружение. Предусмотрено их перевооружение на новые ВВТ, в частности самоходные артустановки «Коалиция-СВ-КШ», танки «Армата», БТР Т-15 «Багульник», БМП «Кур-ганец-25» и др.

Related image

Происходит существенное увеличение количества артиллерийских подразделений в составе бригад российских сухопутных войск и разворачиваются новые артиллерийские части, которые, в частности, могут использовать ядерные боеприпасы. К 2020 г. планируется передать в войска более 600 новых реактивных систем залпового огня. Продолжается переоснащение ВС РФ более современными средствами поражения, связи, разведки и радиоэлектронной борьбы. В частности, в вооруженных формированиях на оккупированных территориях Донбасса и АР Крым развернуто подразделения РЭБ. Осуществляется усиление их возможностей по разведке и наведения средств поражения в условиях боевых действий с использованием БПЛА, инновационных средств РЭБ и разведки.

В последние 6 лет РФ значительно продвинулась в деле создания новых и модернизации существующих образцов ВВТ. В российских ВС более чем в  12 раз увеличено количество носителей высокоточного оружия большой дальности наземного, морского и воздушного базирования, в 30 раз — высокоточных крылатых ракет. По периметру границы РФ создано сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении на всех стратегических воздушно-космических направлениях и по всем типам траекторий полета баллистических ракет.

На начало 2019 года общая оснащенность ВС РФ современными образцами ВВТ возросла с 16 до 61% (в СЯС она составляет 82%, в СВ — 48,3%, в ППС — 74%, в ВМФ — 62,3%, в НДС — 63,7%.

Отдельно следует отметить, что признавая невозможность в ближайшей и среднесрочной перспективе достичь паритета в количественном измерении с ВВТ с США, РФ сделала ставку на ракетно-космические технологии. Это касается прежде всего: совершенствования системы контроля космического пространства как особой стратегической компоненты, осуществления надзора за космическими объектами, собственными спутниками и спутниками других стран; переоснащения ракетных войск стратегического назначения новыми межконтинентальными ракетными комплексами; вооружение сухопутных войск ракетами средней и меньшей дальности, которые были запрещены недавно разорванным Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД).

По расчетам специалистов, РФ необходимо еще несколько лет для завершения упомянутого масштабного перевооружения ВС и подготовки соответствующего личного состава. После этого можно ожидать активизации и усиления военно-политического давления на Украину. В связи с этим, опираясь на анализ хода вооруженного противостояния на Донбассе, высшее военно-политическое руководство Украины должно сформировать и внедрить комплекс первоочередных мер по противодействию упомянутому давлению со стороны РФ, которое не исключало бы возможность  начала полномасштабной агрессии против Украина.

Угрозы, вызванные расторжением Договора о РСМД. Значительным событием международного масштаба, которое может негативно повлиять на уровень и состояние международной безопасности и создать угрозы национальной безопасности Украины в военной сфере, является прекращение в 2019 году  действия Договора о РСМД. Договор между США и СССР был  подписан  в 1987 году, а в силу он вступил с 1 июня 1988. По настоящему Договору США и СССР (РФ) не должны иметь, производить, проводить полетные испытания и принимать на вооружение баллистические и крылатые ракеты средней дальности наземного базирования, с дальностью от 1000 до 5500 км, а также баллистические и крылатые ракеты малой дальности наземного базирования, с дальностью от 500 до 1000 км. К 1 июня 1991 года подлежали ликвидации имеющиеся баллистические и крылатые ракеты этих классов. В частности, в СССР — ракеты средней дальности СС-20 ( «Пионер»), СС-4 и СС-5, ракеты малой дальности СС-12 ( «Темп»), СС-23 ( «Ока») и крылатые ракеты ССЦ-Х-4 (ЖК-55) в США — ракеты средней дальности «Першинг», ракеты малой дальности «Першин-1А» и крылатые ракеты БГМ-109г ( «Томагавк»). В июле 1991 г.. Договор был выполнен: в СССР (РФ) были уничтожены 1846 упомянутых ракетных комплексов, в США — 846.

Прошло время, и в 2007 году тогдашний министр обороны РФ С.Иванов назвал подписание договора о РСМД ошибкой. Он аргументировал это тем, что основой ВС РФ является сухопутные войска. Россия не является морской державой, ее военная мощь не сравнимы с ВМС США по количеству кораблей и их вооружением. На вооружении ВМС США находится 86 кораблей, которые могут осуществлять запуски крылатых ракет, а в РФ их в то время было 9-11 единиц (количество подводных лодок, которые могут запускать баллистические ракеты в США и России тогда была одинаковой — по 18) . Поэтому, США не очень были нужны ракетные системы наземного базирования, поскольку они имели возможность осуществлять запуски крылатых ракет «Томагавк» с борта своих крейсеров и эсминцев (на дальность до 2400 км). Кроме того, С. Иванов отмечал тогда, что США в 2002 году в одностороннем порядке вышли из договора о противоракетной обороне.

российский ракетный комплекс «Искандер-М»

Российский ракетный комплекс «Искандер-М»

В последние годы камнем преткновения стал российский ракетный комплекс «Искандер-М», способный нести ядерные заряды, который в 2016 Россия разместила в Калининградской обл. Это вызвало обеспокоенность в странах НАТО, несмотря на заявления руководства РФ, указанные ракетные комплексы имеют максимальную дальность не более 500 км и не нарушает условия Договора о РСМД. Однако, по экспертным оценкам западных специалистов, реальная дальность этих ракет составляет более 700 км. Этот шаг со стороны России был названо провокацией. Впоследствии Россия оснастила ОТРК «Искандер-М» новыми крылатыми ракетами 9М729. По данным экспертов США, это сухопутный вариант ракеты ЗМ-14 корабельного ракетного комплекса «Калибр-НК» разработки КБ «Новатор». Этими ракетами 7 октября 2015 из акватории Каспийского моря корабли ВМФ России нанесли удары по базам террористов в Сирии (был осуществлен запуск 26 крылатых ракет на дальность более 1500 км). По версии западных экспертов, крылатая ракета 9М729 имеет радиус действия 500-5500 км, что явно нарушало требования Договора о РСМД.

В декабре 2018 года министры иностранных дел стран НАТО поддержали вывод США о том, что Россия нарушает Договор о РСМД, и призвали ее немедленно вернуться к его полному выполнению. Это предложение еще раз прозвучало на заседании Совета «Россия — НАТО» 25 января 2019, однако РФ продолжала отрицать свое нарушение упомянутого Договора. В связи с этим 1 февраля 2019 года США заявили, что согласно статье XV Договора о РСМД они приостанавливают свои обязательства по его выполнению. Это означало, что США могут прекратить действие Договора в 6-месячный срок с указанной даты в случае, если Россия не вернется к его выполнению.

Кстати, Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг на Мюнхенской конференции по безопасности 15 февраля 2019 года отметил, что именно с этой трибуны на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007г.  Путин впервые публично выразил свое намерение о выходе России из Договора о РСМД «Договор, которого придерживается лишь одна сторона, не защищает нас».

Несмотря на эти предупреждения и руководствуясь собственными мотивами, 4 марта 2019 года Путин подписал Указ о выходе РФ из Договора о РСМД, а 30 мая 2019 года передал в Государственную Думу РФ законопроект «О приостановлении участия России в Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности», который 18 июня был принят.

26 июня 2019 года министры обороны НАТО вновь настойчиво призвали Россию вернуться к соблюдению упомянутого договора и предоставлении возможности его проверки, но эта инициатива осталась без ответа.

Как считают западные специалисты, Россия планирует создать новые классы ракет средней и малой дальности на базе гиперзвуковой ракеты «Циркон» и ликвидированных по Договору о РСМД мобильных ракетных комплексов РСД-10 «Пионер». Поскольку вся технологическая и конструкторская документация на «Пионер» осталась в России (в Московском институте теплотехники и на Воткинском заводе), для его восстановления не понадобится много времени, но будет осуществляться оно уже на новом технологическом уровне с использованием новой элементной базы, современных ракетных двигателей и систем управления.

Однако, по мнению российских экспертов, США также уже давно нарушают условия договора о РСМД, и тайно разрабатывают новые крылатые ракеты, которые подпадают под его действие.

2 августа 2019 года США официально вышли из Договора о РСМД, а уже 18 августа совершили испытания на о.Сан-Николас (штат Калифорния), по запуску новой крылатой ракеты, которая поразила цель на расстоянии 500 км. По мнению российского руководства, сам пуск ракеты не был бы знаменательным событием, если бы не одна деталь — он произошел через две недели после прекращения действия Договора о РСМД. В России считают, что это подтверждает тот факт, что разработка этой ракеты осуществлялось еще во время действия настоящего Договора, так как за 16 дней невозможно создать новую ракету. 

Россияне подвергают также сомнению заявленную ее дальность в 500 км. Они считают, что реальная дальность ее полета намного больше, объясняя это тем, что США не стали бы создавать новую ракету, если бы не были заинтересованы в размещении ее на своих военных базах в Японии или в Южной Корее с целью возможного использования в случае войны против объектов, расположенных в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке России или на территории Китая. Поэтому в России считают, что разработка этой ракеты началась, возможно, сразу после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе и на фоне ухудшения отношений Запада с Россией, то есть еще во время действия Договора о РСМД.

Кроме того, тот факт, что еще в 2014 Пентагон начал размещать на своих военных базах в Европе пусковые установки системы противоракетной обороны Mk-41, из которых без существенной доработки можно запускать ракеты «Томагавк», способные поражать цели на европейской части РФ, Россия считает также нарушением Договора о РСМД со стороны США.

Итак, можно констатировать, что неважно по чьей вине, России или США, в мире начался новый этап гонки вооружений. При этом к этой гонке активно приобщаются другие участники, такие как Китай, Индия, Пакистан, Израиль, Иран, Северная Корея и даже те страны, которые таких ракет до сих пор не имели.

Проведенный анализ причин и последствий прекращения действия Договора о РСМД позволяет сделать вывод, что это событие является самой большой угрозой для стран Азии и Европы, в частности для Украины. И хотя руководство России уверяет, что не намерено наносить ракетные удары по Германии, Франции и другим европейским странам, но через 10-15 лет военно-политическая ситуация может быть совсем другой. Можно также предположить, что без Договора о РСМД США развернут ракеты средней и меньшей дальности в Польше, Прибалтике и в некоторых других странах, приближенных к границам РФ. Это будет поворотным вопросом для российской и европейской безопасности, поскольку в таком случае Россия обещает «взять эти страны на прицел». Итак, прекращения Договора о РСМД потенциально может создать в недалеком будущем серьезные проблемы как политического, так и военного характера для Европы (и для Украины).

В связи с этим, высшее военно-политическое руководство Украины уже сейчас должно просчитывать возможные последствия обострения обстановки вблизи ее границ и искать действенные пути и меры, которые бы позволили в самые-ближе 4-5 лет значительно повысить ее военный потенциал. Одним из этих возможных мер может быть создание в будущем ракетно-космического щита Украины.

Первым шагом, сделанным руководством Украины в направлении избавления от факторов, которые сдерживали  развертывание работ по совершенствованию и дальнейшему развитию отдельных элементов ракетно-космических средств и технологий — это выход Украины (постановление КМУ от 21.08.2019 г.. № 789) из Соглашения о координации работ по вопросам экспортного контроля сырья, материалов, оборудования, технологий и услуг, которые могут быть использованы для создания оружия массового уничтожения и ракетных средств их доставки, заключенного между странами СНГ 26 июня 1992 года в Минске. По нашему мнению, это будет способствовать началу отдельных работ по созданию ракетно-космического щита Украины.

Состояние военно-технического потенциала Украины на современном этапе

Состояние ВВТ Украины. После распада СССР в Украине остались большое количество образцов ВВТ советской разработки и производства. В 1990-х годах это вооружение можно было считать современным и достаточно эффективным, но его количество намного превышало оборонные нужды Украины. Прошло время. Часть образцов упомянутых ВВТ были уничтожены в соответствии с международными соглашениями, часть — продано другим странам, иногда за бесценок. Остальные вооружения осталась в воинских частях и на базах хранения. В связи с тем, что на нужды ВСУ, в частности на развитие новых и поддержание в надлежащем состоянии имеющихся вооружений, выделялось крайне мало средств, эти образцы ВВТ постепенно выходили из строя, физически и морально устаревали. Последствия ярко проявились в 2014 году, когда на востоке Украины развернулись боевые действия и возникла острая потребность в большом количестве образцов ВВТ. Развитие ситуации подтолкнуло руководство страны к безотлагательному решению проблем по техническому оснащению ВСУ, на что были выделены значительные средства. Однако, для их эффективного использования, в том числе для создания новых образцов оружия, нужен еще соответствующий научный и производственный потенциал — научные учреждения, конструкторские и технологические бюро, предприятия оборонной промышленности и тому подобное.

Состояние и проблемы развития ОПК Украины. Во времена СССР существовала достаточно эффективная система научно-исследовательских и производственных предприятий ОПК Украины, направленная на проектирование и создание образцов ВВТ. Однако ОПК Украины был частью ОПК СССР и даже в начале 1990-х годов не обеспечивал замкнутых циклов производства большинства образцов ВВТ. К тому же подавляющее большинство главных разработчиков ВВТ и проектно-техническая документация на образцы остались в России. Поэтому перед предприятиями ОПК Украины остро встал вопрос обеспечения военно-технического сопровождения ВВТ, ее обслуживание, хранение, продление ресурса и тому подобное. В начале 2000-х годов этот вопрос в определенной степени удалось решить. Была отработана система, которая обеспечивала не только техническое сопровождение имеющихся образцов ВВТ, но и их углубленную модернизацию и разработку некоторых новых образцов.

К сожалению, проведенные в последующие годы не системные меры по реформированию ОПК Украины привели к постепенному «вымыванию» его специфических особенностей как отрасли оборонной сферы, нивелировав его к уровню гражданских отраслей промышленности. ОПК Украины по многим своим составляющими потерял способность создавать и серийно производить новейшие образцы ВВТ — по расчетам специалистов, Украина могла выработать по замкнутому циклу не более 5% номенклатуры необходимых для ВСУ вооружений. В несколько лучшем состоянии находились предприятия Украины по капитальному ремонту вооружений, однако и они сталкивались с большими трудностями, связанными преимущественно с отсутствием необходимых запчастей, в том числе российского производства, поскольку отношения с РФ из года в год ухудшались, а официальные отношения по линии военно-технического сотрудничества практически прекратились.

Начало военного противостояния на востоке Украины показало несостоятельность национального ОПК самостоятельно удовлетворить потребности ВСУ по критически важным номенклатурам ВВТ. Из-за отсутствия надлежащей научно-технологической и производственной базы украинские оборонные предприятия не могли производить боевые самолеты и вертолеты, зенитно-ракетные комплексы, корабельное вооружение, большую часть боеприпасов, артиллерийские системы большого калибра, стрелковое оружие и многое другое. Таким образом, на первый план вышли задачи по восстановлению и наращиванию количества собственных разработок в тех отраслях ОПК, в которых Украина сохранила соответствующий научно-технический потенциал ракетно, авиа- и бронетанкостроения:

  • бронетехника: Харьковское КБ машиностроения и Завод им. В.А. Малышева бронетанковой техники — танки «Оплот», «Булат», бронетранспортеры БТР-3 и БТР-4; «Авто-КрАЗ» и «Богдан Моторс» — колесные бронемашины «Казак-2», «Кугуар», «Спартан», «Тритон», «Барс-3»;
  • авиационная техника: ГП «Антонов» — самолет специального назначения Ан-3СХ, Ан-32П, Ан-74МП; АО «Мотор Сич» — ремонт, модернизация, переоборудование вертолетов Ми-8, Ми-17, Mi-24, Ми-2, Ми-8Т;
  • ракетная техника: ГКБ «Луч» — переносные противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) «Скиф», перевозочные противотанковые комплексы «Барьер», вертолетные ПТРК «Барьер-В» и «Альта», легкие переносные ракетные комплексы «Корсар», противотанковые управляемые ракеты «Стугна» и Falarick 105, комплекс управляемого минометного вооружения, управляемые ракеты ближнего воздушного боя класса «воздух-воздух».

Направления дальнейшего развития ВВТ в Украине

На основе профессионального анализа состояния дел в сфере технического оснащения ВСУ можно сформулировать несколько выводов.

1) Учитывая то, что сейчас на оснащении ВСУ находятся физически и морально устаревшие образцы вооружения советских времен, дальнейшее развитие ВВТ должно основываться прежде всего на результатах фундаментальных и прикладных исследований по всему спектру научно-технических направлений.

При этом нужно уделить особое внимание созданию нового фундаментального задела, который может стать основой новейших отечественных технологий как специального, так и двойного назначения. В качестве одного из таких направлений можно рассматривать научное обоснование процесса создания и использования ракетно-космического щита Украины, космическая компонента которого может применяться для решения задач как в оборонной, так и в гражданской сфере.

Теперь можно привести много примеров, когда имеющийся научный потенциал не используется в оборонной сфере, хотя и хорошо известно, что внедрение инноваций в разработку и производство нового вооружения возможно лишь при условии эффективного взаимодействия науки, заказчиков, разработчиков и производителей ВВТ. 

Показателен пример привлечения к созданию новых ВВТ научных учреждений НАН Украины. Так, в связи с событиями 2014 года, Академия срочно провела инвентаризацию своих научно-исследовательских работ с целью уточнения, какие учреждения могли бы принять участие и быть полезными в создании инновационных технологий двойного назначения в интересах ОПК Украины. По итогам инвентаризации НАН Украины проинформировала высшее руководство государства о своих возможностях и состояние готовности отдельных разработок и предложила предусмотреть, начиная с 2015 года, дополнительное финансирование для начала комплекса работ по проблемам развития ОПК. Однако эти предложения не были учтены.

Поэтому НАН Украины по собственной инициативе и без целевого финансирования сформировала целевую научно-техническую программу «Исследования и разработки по проблемам повышения обороноспособности и безопасности государства» за счет сокращения других конкурсных программ Академии и уменьшение фонда заработной платы институтов.

По этой программе в 2015-2019 гг. учреждениями НАН Украины было выполнено 107 проектов и начато несколько новых.

Впрочем, ввиду отсутствия интереса со стороны государства и скудного финансирования научный потенциал НАН Украины имеет тенденцию к ослаблению и впоследствии может так случиться, что сложные задачи по разработке новейших технологий, необходимых для обеспечения обороноспособности государства, выполнять будет некому.

2) Для внедрения научных разработок и доведения их до практического промышленного применения в военных целях нужен также надлежащий промышленно-технологический потенциал.

На сегодняшний день украинская оборонная промышленность способна производить для нужд ВСУ военную продукцию по следующим направлениям:

  • военно-транспортная авиация;
  • ракетное вооружение авиационной и бронетанковой техники;
  • высокоточное вооружение;
  • танки и боевые бронированные машины;
  • радиолокационные станции, системы спутниковой навигации и электронного противодействия;
  • танковое и авиационное двигателестроение;
  • военные корабли и патрульные катера.

Есть также много наработок теоретического и практического плана и для начала работ по созданию ракетно-космического щита Украины.

Определение приоритетов развития перспективных видов ВВТ в Украине должно происходить на основе использования требований нормативных документов по вопросам национальной безопасности Украины в военной сфере. Основным посылом при этом должно быть то, что генеральная направленность военной политики Украины лежит в оборонной сфере, в частности в обеспечении гарантированной защиты страны от военных посягательств на независимость и территориальную целостность, для чего необходимо иметь мощные ВС, оснащенные высокоэффективными образцами ВВТ, способными выполнять следующие основные группы задач:

1) постоянный мониторинг и анализ состава ВС вероятного противника и состояния и возможностей его ВВТ;

2) своевременное выявление намерений противника по вооруженного конфликта (нападения на Украину)

3) возможность эффективного реагирования на вооруженную агрессию.

Для реализации первой группы задач используют все возможные открытые источники и данные агентурной разведки, второй группы — наземный, подводные, воздушные и космические, размещенные, в том числе, на искусственных спутниках Земли, средства наблюдения и обнаружения расположения и перемещения объектов военного назначения как в глубине территории вероятного противника, так и вблизи границ Украины.

Важным направлением реализации этой задачи может стать углубление двустороннего сотрудничества с США и НАТО в совместном производстве ВВТ, а также развитие в Украине национальной системы контроля и анализа космической обстановки (СКАКО). После аннексии Крыма она была восстановлена ​​благодаря созданию современного Центра контроля космического пространства (ККП), модернизации в г. Мукачево бывшей радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении 5Н86 ( «Днепр»), изготовление и внедрение современной передвижной РЛС ККП, построенной на основе использования цифровых антенных решеток. В дальнейшем нужно обеспечить интеграцией национальной СКАКО в международную Европейскую систему контроля космического пространства и систему противоракетной обороны НАТО.

Реализация третьей задачи должна осуществляться с применением всех возможных эффективных средств уничтожения живой силы и ВВТ противника в воздухе, воде, под водой и на суше. Одним из приоритетных направлений является внедрение инноваций нового технологического цикла в отдельных сегментах ОПК Украины на базе государственного заказа с замкнутым циклом производства. С имеющимся научно-технологическим и производственным потенциалом, ресурсными возможностями и по соотношению «эффективность-стоимость», оптимальным ответом на эти вызовы является создание оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) с использованием современных космических технологий навигации и разведки целей.

Частично реализацию второй и третьей задач может быть возложено на ракетно-космический щит Украины (если он будет создан).

На реализацию указанных выше задач и должны быть направлены усилия военной и академической науки в тесном взаимодействии с промышленностью Украины и научными и промышленными учреждениями развитых стран мира. При этом следует поддерживать в боеспособном состоянии имеющиеся образцы ВВТ, осуществлять мероприятия по повышению их боевых и эксплуатационных возможностей на основе технологий пятого технологического уклада, работать над созданием эффективных новейших образцов ВВТ, с использованием при этом отдельных технологий шестого технологического уклада.

Потенциальные предпосылки создания ракетно-космического щита Украины . В этой связи возникает закономерный вопрос: что происходит в сфере развития новейших технологий, которые могут быть применены для создания новейших видов вооружений в Украине, необходимых для ведения современных войн, в частности, что предлагается относительно ракетно-космического щита?

Для разработки и серийного производства новейших образцов оружия нужны опытные специалисты (ученые, конструкторы, технологи, работники различных рабочих профессий и т.п.), технологически совершенная научная и промышленно-производственная база, а также практический опыт создания и серийного производстве нужных видов оружия. По результатам анализа по возможности реализации задач по созданию ракетно-космического щита Украины можно утверждать, что на отдельных предприятиях ОПК пока еще есть необходимая инфраструктура и кадровый потенциал.

В сегменте противовоздушной обороны начата разработка зенитного ракетного комплекса средней дальности (ЗРК СД), в котором задействована группа предприятий под руководством ОКБ «Луч»; продолжается модернизация ЗРК С-125 «Печора» (ТОО «Радионикс» и ГКБ «Луч»); на 2021-2022 гг. запланирована модернизация ЗРК отдельных модификаций серий С-200 и С-300 и ракет к ним.

В сегменте реактивных систем залпового огня (РСЗО) на ГКБ «Луч» проведена модернизация советской РСЗО «Смерч» с новой управляемой ракетой калибра 300 мм и дальностью полета до 120 км (принятие на вооружение этой системы запланировано на октябрь 2019). Запланировано также до конца этого года начать поставки в ВСУ модернизированной версии РСЗО «Ольха-М» с дальностью действия до 130 км и «Ольха-Р» с кассетной боевой частью. Под руководством КБ «Южное» выполняются работы по созданию новых реактивных снарядов к реактивным системам типа «Град» и «Ураган».

Image result for «Ольха-Р

«Ольха»

В сегменте ракетных комплексов проводятся работы по модернизации существующих и создания перспективных образцов вооружения, а именно: модернизация тактического ракетного комплекса «Точка», работы по которой начаты в 2019 году (КБ «Южное»); осуществляется разработка ОТРК «Сапсан» в рамках создания для инозаказчиками ОТРК «Гром-2» (КБ «Южное» под председательством ГКА Украины), уже успешно прошли испытания ракетных двигателей, а сам комплекс подготовлен к проведению первых полевых испытаний; в КБ «Южное» осуществляется проектирование оснастки ОТРК «Гром-2» крылатыми ракетами «Коршун-2», которые по своей конструктивной схеме являются аналогом американской ракеты «Toмагавк» и российской «Калибр», но дальность полета КР «Коршун-2» (280-300 км) ограничена необходимостью выполнения Украиной требований Режима контроля за ракетными технологиями.

В сегменте крылатых ракет разработан  береговой противокорабельный ракетный комплекс (БПРК) «Нептун» для ВМС Украины, который можно отнести к образцам вооружения пятого поколения (ГКБ «Луч»). Этот комплекс предназначен  для обеспечения контроля территориальных вод, защиты военно-морских баз, береговых объектов и инфраструктуры побережья, срыва проведения морских десантных операций противника.

  береговой противокорабельный ракетный комплекс (БПРК) «Нептун»

БПРК «Нептун»

Комплекс обеспечивает распределение объектов поражения, постановки их на сопровождение и выдачу команд на пуск ракеты. Ракета рассчитана на поражение целей на дальности до 290 км. Вместе с тем, сегодня в ВСУ практически отсутствует морская авиация, в частности, нет самолетов дальнего радиолокационного наблюдения типа «Хокай», БПЛА, способных вести радиолокационную разведку в акватории Черного и Азовского морей, собственных разведывательных спутников, что затрудняет использование БПРК «Нептун» в ближайшей перспективе. Также предусматривается начало работ по разработке на базе БПРК «Нептун» противокорабельного ракетного комплекса корабельного базирования.

Что касается сегмента космических средств, то в Украине, кроме разведывательных органов, есть структура, способная обеспечить необходимой информацией применения ракетных комплексов различного класса, — Национальный центр управления и испытаний космических средств ГКА Украины (НЦУИКС). Он имеет необходимые аппаратно-программные средства (наземные станции приема информации с борта спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), станции управления спутниками, центры обработки специальной информации и т.п.), а также подготовленный персонал. НЦУИКС уже сейчас выполняет следующие задачи:

  • осуществляет прием данных ДЗЗ о местонахождении наземных и морских объектов с коммерческих космических аппаратов (КА) на свои наземные приемные станции;
  • предоставляет государственным потребителям спутниковые снимки через 15-30 мин. после принятия их с КА на национальные приемной станции;
  • проводит тематическую обработку спутниковых снимков;
  • планирует использование бортового ресурса КА ДЗЗ для мониторинга площадных и малоразмерных объектов;
  • осуществляет координатно-временное и навигационное обеспечение Украины.

В ближайшей перспективе НЦУИКС планирует запуск перспективных отечественных спутников ДЗЗ с разрозненностью в 7,8 и 2,5 м. Поэтому сочетание возможностей НЦУИКС с разведывательными органами Украины относительно получения   данных ДЗЗ уже сейчас в определенной мере сможет обеспечить применение ракетного вооружения в интересах ВСУ.

Необходимость решения вопроса относительно надлежащего финансирования потребностей ВСУ. Итак, в учреждениях и на предприятиях украинского ОПК есть возможности для модернизации и ремонта практически всей номенклатуры ВВТ, находящихся на вооружении ВСУ, а также для разработки отдельных новейших образцов ВВТ. Однако в создании и производстве образцов ВВТ для применения в составе ракетно-космического щита Украины применяются более новые технологии, и с этим все намного сложнее. Причины тому следующие:

1) технологические возможности украинского ОПК не полностью отвечают потребностям ВСУ; 

2) недостаточное внимание в течение многих лет со стороны государства к состоянию и развитию ОПК и научной базы;

 3) неудовлетворительное бюджетное финансирование государственных оборонных программ, которое мешает своевременному реформированию и развитию ОПК Украины в на прямые его способности к выпуску образцов ВВТ, необходимых для ВС, хотя бы на передовых технологиях четвертого и пятого технологических укладов.

Это является главной причиной того, что отечественное производство ВВТ для нужд ВС, других военных формирований и правоохранительных органов Украины до недавнего времени составляло лишь 5-8% от потенциальных возможностей оборонных предприятий.

Для развития же инноваций и их воплощение в конкретные дела нужны инвестиции. Наука, тем более военная — дело не прибыльное, по крайней мере, для частного капитала, который сейчас пытаются активно привлекать для развития технического оснащения ВС Украины. В этих условиях важную роль в решении вопросов развития науки и внедрения ее достижений в военное дело, особенно — с точки зрения их финансирования, должно играть государство. Его роль должна быть главной для того, чтобы решить проблему перехода страны и ее ВС к новому технологическому укладу. Без этого надеяться на обеспечение высокого уровня военной безопасности в рыночных условиях достаточно трудно.

Целесообразность и возможные направления перехода в Украине к созданию ВВТ, построенных на технологиях пятого и нследующего шестого технологических укладов. Одновременно с совершенствованием существующих и разработкой новых видов ВВТ, предназначенных для ведения войн в недалеком будущем, следует готовиться к войнам более отдаленного будущего. Предусмотреть их характер, возможные направления создания новых видов оружия и способы его  применения —   трудно, а, может быть — невозможно. «Успехи» в этом деле имеют только фантасты. Но практика показывает, что часто что-либо из того, о чем пишут фантасты, затем, в течение времени, воплощается в жизнь и применяется в практике создания новых видов техники, предназначенных, в том числе и для применения в военном деле.

Переход на другие принципы нанесения противнику поражения возможен только при условии появления технологий, в рамках которых возможна реализация таких принципов. Но требовать «рождения» технологий невозможно. Они появляются только на основе фундаментального изучения материи, познания ее свойств и определения возможности применения этих свойств в сложных технических устройствах, которыми являются современные образцы вооружения.

В некоторой степени спрогнозировать прямое развитие отдельных новейших вооружений и способов их применения в войнах отдаленного будущего возможно, если осуществить ретроспективный анализ и выявить взаимосвязь между развитием в прошлом тогдашних технологий, оружия, созданного с их использованием, и способов его применения.

Данная взаимосвязь нашла свое отражение в теории долгосрочного технико-экономического развития. В этот теории было введено в обиход понятие «технологический уклад», которым сейчас пользуются ученые в большом количестве стран мира («уклад» означает обустройство, установленный порядок чего-либо). Это понятие играет определенный интерес и для изучения закономерностей развития ВВТ, в том числе — для прогнозирования изменения поколений. Технологический уклад характеризуется единым техническим уровнем производства, связанным вертикальными и горизонтальными потоками однородных ресурсов, основанные на общих ресурсах рабочей силы и совместном научно-техническом потенциале.

Всего с 1770-1785 годов и до 2020-2035 ученые различают пять технологических укладов (пятый — условно 1980 — 2020-2035 гг.).

Сейчас передовые страны мира вступают в следующий — шестой технологический уклад, ключевым фактором которого ученые видят нанотехнологии, клеточные технологии и методы генной инженерии, возникновение альтернативной энергетики (водородная энергетика, использование энергии ветра, солнца и т.д.).

Пока не полностью определены характер войн и учет армий, которые будут характерны для шестого технологического уклада. Однако, очертание отдельных образцов ВВТ и систем ВВТ с использованием новейших технологий уже начал определяться. Например, в наиболее перспективных направлениях использования нанотехнологий, наноматериалов и продукции на их основе для обеспечения обороны и безопасности государства, военные ученые относят следующие:

  1. Конструкционные материалы, которые позволят существенно расширить показатели надежности и эксплуатационный диапазон современных и перспективных образцов ВВТ.
  2. Средства снижения заметности ВВТ разного целевого назначения.
  3. Боевая экипировка военнослужащих, которая существенно повысит защищенность, автономность и эффективность их действий.
  4. Энергетические системы (материалы) для ВВТ, в первую очередь — для боеприпасов различного назначения.
  5. Компактная и энергоэффективная электронная компонентная база военного назначения.
  6. Средства радиационной, химической и биологической защиты и разведки и тому подобное.

В то же время, следует подчеркнуть, что ни одна передовая военная мысль не способна с высокой достоверностью предсказать характер будущей войны до тех пор, пока не будут созданы новые базовые технологии, изучены их свойства, созданные на их основе и испытано вооружение, и не будут определены их место и роль в структуре вооруженных сил и на поле боя.

Во многих случаях военные исследователи прогнозируют, что так называемые войны шестого поколения будут пока носить характер войн с применением оружия, созданного на основе технологии пятого технологического уклада. Но это оружие, которое уже достигло (или достигает) пика (правильнее сказать — границы) своей возможной эффективности в рамках базовых технологий, содержащихся в ее основе, из которых практически «вижато» все возможное. Согласно философскому закону «отрицания отрицания» такое вооружение должно быть в ближайшей перспективе заменено новым, созданным на основе технологий шестого технологического уклада. Это, опять же, еще раз подтверждает мнение о том, что первостепенную роль в развитии армий и теории войн все же играют технологии.

В июне 2018 года ГК «Укроборонпром» подписал Генеральный договор о партнерстве между НТУУ «КПИ» и ГС «Лига оборонных предприятий Украины» по созданию расширенных возможностей по разработке и внедрению инновационных научно-технических идей, передовых конструкторских и технологических решений в сфере разработки и производства вооружения для обеспечения обороноспособности Украины. По мнению специалистов, данные направления содержат отдельные элементы шестого технологического уклада. Однако для их обработки и реализации нужны не только простое желание Украины, но и финансовые вложения с ее стороны, с чем дело пока идет неудовлетворительно.

Проблемы и трудности в развитии отечественного ОПК, негативно влияющих на состояние и качество технического оснащения ВС Украины за счет собственных мощностей и возможностей, объективно подталкивают Украину на путь, которым уже давно идут другие государства мира, даже самые состоятельные — решение этого вопроса с использованием взаимовыгодного военно-технического сотрудничества (ВТС). В Украине этот путь известен и она его уже давно использует. Однако, к 2014 г.. ВТС развивалось в основном со странами-членами СНГ, в первую очередь — с РФ. После событий 2014 года этот путь практически прекратил свое существование, и Украина вынуждена обратить более плотное внимание   на страны Запада.

О целесообразности развертывания расширенного ВТС Украины со странами Запада говорилось уже давно, но решительных шагов в этом было сделано явно недостаточно. И вот теперь этот вопрос встал на повестку дня с новой силой и большей остротой. Кажется, именно с помощью ВТС Украины может решить вопрос по созданию отдельных элементов для этой системы наземного базирования (наземного оружия), а главное — для создания ее космической составляющей в составе группировки из 3-4 искусственных спутников Земли двойного использования (в оборонной и в гражданской сферах). При этом, за счет ВТС необходимо будет создать эти спутники (или их отдельные элементы) и вывести их на нужные околоземные орбиты.

Западные специалисты отмечают, что для успешного развития взаимовыгодного ВТС их стран с Украиной, промышленность и законодательство Украины должны быть привлекательными для привлечения иностранных инвестиций в оборонную сферу. Стратегическими показателями оценки при этом, по их мнению, являются:

  • безопасное и защищенное размещения объектов инфраструктуры промышленности;
  • системный анализ существующего положения оборонной промышленности; 
  • мощный научно-исследовательский потенциал; 
  • прозрачная система снабжения, стратегия экспортной и рыночной политики;
  •  реалистичная офсетная политика. 

С точки зрения бизнеса влияние оказывают стандарты, применяемые, обоснованная методология обучения и моделирования, а также прозрачные процессы закупки, открытые конку-рентные процедуры, условия конкурентных инвестиций.

В завершение, целесообразно еще раз подчеркнуть: для реализации взвешенной и эффективной военно-технического и военно-промышленной политик Украины следует уже сейчас обратить плотное внимание на необходимость развития базовых технологий следующего шестого технологического уклада, и на их основе — работать над созданием новейших высокоэффективных образцов ВВТ .

При этом следует принять во внимание такой факт. Исследования показывают, что в периоды глобальных технологических сдвигов передовым странам трудно сохранить лидерство, так как на волне роста нового технологического уклада вперед вырываются развивающиеся страны, которые имеют наработки в подготовке предпосылок его становления. В отличие от передовых стран, которые сталкиваются с кризисом перенакопление капитала в устаревших производствах, у них есть возможность предотвратить массовое обесценивания капитала и сконцентрировать его на прорывных направлениях роста. Исходя из этого, должны считать: у Украине есть шанс. Им надо воспользоваться и его надо не упустить!

Выводы

Проведенный анализ, проблем и задач предприятий ОПК Украины, а также осуществляемых ими за последний период разработок позволяет сделать следующие выводы.

  1. В современной геополитической ситуации ВС Украины остаются одним из ключевых инструментов реализации политики безопасности и военной политики государства, которое находится в состоянии гибридной войны с Российской Федерацией.
  2. Сложившаяся ситуация которая существует в ОПК Украины осложнена критическим состоянием производственно-технологической базы ее оборонных предприятий, большинство которых остались на технологическом уровне производства и модернизации ВВТ второго и третьего поколений.
  3. В интересах повышения обороноспособности государства, обеспечения сдерживания и отпора агрессии, необходимо направить существующий научно-производственной потенциал ОПК Украины на исследования и внедрение современных технологий для создания образцов ВВТ следующих поколений, в первую очередь, ракетного вооружения. Сочетание производственно-технологических мощностей таких предприятий как Киевское ГКБ «Луч», ГКБ «Южное» и Научно-производственное объединение «Южмаш» могут обеспечить существенное повышение уровня обороноспособности Украины и создать необходимую основу для формирования эффективного ракетно-космического щита Украины.
  4. Ракетные программы по созданию БПРК «Нептун», ОТРК «Гром-2», «Сапсан» и РСЗО «Ольха» должны быть отнесены к средне-срочным государственным программам, а не долгосрочным. Главным их преимуществом является то, что они могут быть выполнены предприятиями ОПК Украины в течение 3-5 лет самостоятельно, без привлечения иностранных партнеров. Выполнение этих программ (при условии их надлежащего финансирования) позволит  предприятиям не только сохранить инфраструктуру и кадровый потенциал, но и сделать их расширение и технологическое развитие.
  5. Приостановление действия Договора о РСМД, существенные изменения и дальнейшее обострение военно-политической обстановки в Европе ставит на повестку дня вопрос о необходимости пересмотра ограничений, которые были определены для Украины при ее присоединении к Режиму контроля за ракетными технологиями. В частности это касается предоставления Украине возможности осуществлять разработку и производство ракет с дальностью полета до 1000-1500 км, вместо ракет с дальностью полета только до 300 км, что предусмотрено упомянутыми ограничениями. Понятно, что в этом вопросе Украине не обойтись без международной политической поддержки, прежде всего со стороны США.
  6. Существующие в Украине полигоны (Яворивский, Деснянский, Бердянский и другие) не пригодны для проведения полноценных полигонных испытаний ракетных комплексов, даже с дальностью действия 200-500 км, а тем более для комплексов средней и меньшей дальности. В связи с этим, новому руководству Министерства иностранных дел и Министерства обороны Украины нужно будет решать вопрос о возможности осуществлять испытания на полигонах иностранных государств, например, в странах Северной Африки.
  7. Экономическая ситуация в Украине вероятнее всего не позволит в ближайшее время осуществить запуски собственных спутников Земли. Поэтому необходимо искать пути для вхождения в кооперации с другими государствами для разработки отечественных спутников ДЗЗ или совместного использования спутников. До запуска национальных спутников ДЗЗ стоит продолжать закупку бортового ресурса иностранных коммерческих спутников для удовлетворения потребностей национального сектора безопасности и обороны.

Кроме того, необходимо провести модернизацию и развитие наземной инфраструктуры космической компоненты государства: наземных станции приема, станции управления КА, центров обработки информации и элементов системы контролю и анализу космической обстановки, а также проработать вопросы их интеграции с системами управления ракетного и другого оружия ВС Украины.

Автор: Владимир Горбулин, академик НАН Украины, первый вице-президент НАН Украины; журнал «НАУКА І СУСПІЛЬСТВО», сентябрь 2019

Читайте также: