«В этой жизни мы хотим лишь свободы от Гитлера». «Пираты эдельвейса» были казнены гестапо без суда и

 67 лет назад в Кельне гестапо без суда повесило группу молодых людей: самому младшему из них едва исполнилось 16 лет. Члены сообщества «пираты эдельвейса», к которому принадлежали шестеро казненных, сначала боролись с Гитлерюгендом, затем принялись распространять антивоенные листовки, а потом решились на убийство нескольких партийных функционеров.

 Фото с сайта jhistory.nfurman.com

Казнь без суда и следствия

10 ноября 1944 года виселицу наспех соорудили прямо в центре разбомбленного Кельна. Затем гестаповцы подвели к ней 13 связанных по рукам и ногам молодых людей. Повязок на глаза им не дали: осужденные должны были видеть лица своих палачей.

Несмотря на по-зимнему холодную погоду сотни кельнцев пришли посмотреть на казнь, которая должна была продемонстрировать всесилие гестапо. Шестеро из приведенных на виселицу молодых людей были членами группы «пираты эдельвейса». Все они были молоды, а двоим (Гюнтеру Шварцу и Бартоломеусу Шинку по прозвищу Бартель) только-только исполнилось шестнадцать.

Только личное пространство

История «пиратов эдельвейса» началась в первой половине тридцатых годов прошлого века довольно безобидно. Поначалу члены группы (большинству из них было 14-16 лет) просто протестовали против форменной одежды Гитлерюгенда, одеваясь в рубашки и блузки ярких цветов, белые гольфы и шляпы, к которым прикалывали цветок эдельвейс. Молодые люди хотели сами решать, как одеваться и как себя вести, саботируя предписания национал-социалистов относительно того, как следует выглядеть немецкой молодежи.

Несмотря на то, что «пираты эдельвейса» были не особенно симпатичны нацистам, поначалу никто не обращал на них серьезного внимания. Власти полагали, что члены группы (большинство из них происходило из рабочих семей), как и большинство подростков, просто пытаются привлечь к себе внимание.

И действительно, в самом начале своего существования «пираты эдельвейса» просто-напросто стремились отвоевать небольшое личное пространство, где не было бы идеологии, жесткой дисциплины и военного воспитания. При этом группа довольно быстро набирала популярность: историки, проанализировав архивы гестапо Рейнско-Рурского региона, подсчитали, что ее численность доходила до 3000 человек. Похожие объединения создавались и в других областях Германии — под иными названиями.

«Пираты эдельвейса» вступают в открытое столкновение с властью

Символ группы – эдельвейс – был выбран не случайно. Любой немец знал, что этот цветок очень любил Гитлер. Именно поэтому брелки в форме эдельвейса можно было купить в любом киоске. И когда полиция ловила активистов движения и находила у них эдельвейс, то придраться к этому знаку было сложно.

Однако время шло, и государство устанавливало все более жесткий контроль над поведением своих граждан. К 1939 году ситуация стала критической: вездесущая патрульная служба Гитлерюгенда, имеющая полномочия арестовывать и обыскивать подозрительных молодых людей прямо на улице, все чаще сталкивалась с сопротивлением со стороны «пиратов эдельвейса». Последние даже сочинили песню, в которой были следующие слова: «Там, где блестят ножи, где мчится Гитлерюгенд, там есть пираты эдельвейса. В этой жизни мы хотим лишь свободы от Гитлера».

Стычки «пиратов эдельвейса» и Гитлерюгенда привели к преследованиям пиратов со стороны гестапо. В результате этого настроения членов группы радикализировались: у них возникло ощущение, что терять больше нечего. Молодые люди стали распространять листовки, в которых ругали режим (к примеру, такие: «Кельн стал таким же коричневым, как дерьмо! Граждане, просыпайтесь!»), расписывали стены домов и вагоны поездов антиправительственными лозунгами (например, на поездах писали: «Нацистские головы катятся воевать»), а потом вообще пустили под откос несколько составов.

Начиная с 1943 года давление гестапо все возрастало: начались массовые аресты «пиратов эдельвейса», большинство из которых закончилось ссылкой пошедших на конфликт с режимом молодых людей в концлагерь Моринген.

Убийства гестаповцев и функционеров национал-социалистской партии

Особенно активна была группа молодых людей под началом 23-летнего Ганса Штайнбрюка. Они прятались в развалинах Кельна, где помогали дезертирам и евреям, которым грозила депортация и смерть. Согласно актам кельнского отделения гестапо, группировка объединяла 128 человек. Так как все они фактически были поставлены вне закона, приходилось делать вылазки и добывать себе еду воровством. Иногда молодые люди оказывались суперудачливы: к примеру, однажды им удалось украсть целых 26 центнеров сливочного масла (огромное богатство в суровое военное время).

Но Ганс Штайнбрюк с товарищами не ограничились воровством продуктов: они стали захватывать оружие. Уже через несколько недель вылазок они собрали такой арсенал, что стали вынашивать план взрыва главного здания гестапо в Кельне. Этому замыслу не суждено было реализоваться, однако в результате возникшей на месте перестрелки погибли несколько полицейских.

Гестапо объявило тотальную войну «пиратам эдельвейса», сделав ее одним из приоритетов. В конце октября 1944 года глава управления имперской безопасности Эрнст Кальтенбруннер выпустил специальный документ под названием «Борьба с юношескими бандформированиями», в соответствии с которым участники объединений типа «пиратов эдельвейса» объявлялись государственными преступниками.

Спустя 40 лет после казни «пираты эдельвейса» признаны жертвами

Штайнбрюка и двенадцать его соратников поймали в начале октября 1944 года. После долгих пыток в тюрьме гестапо их решили казнить без суда и следствия. Виселица, которую гестаповцы установили в самом центре Кельна, состояла из трех пролетов, в каждом их которых разместили четыре человека.

По команде офицера гестаповцы выбили из-под ног несчастных доски. Не все осужденные погибли сразу: некоторых пришлось тащить за ноги к земле. Трупы отвезли на кладбище, где закопали на так называемом «участке гестапо» без каких-либо опознавательных знаков. А четыре месяца спустя Кельн освободили американцы.

Историки долгое время считали, что действия «пиратов эдельвейса» следует квалифицировать как обычные уголовные преступления (многие члены группировки и в самом деле были уголовниками). Вследствие такого подхода оставшиеся в живых «пираты эдельвейса» не могли получить статус жертв фашистского режима. Только в 80-е годы прошлого века муниципальные власти Кельна юридически признали за ними такой статус и даже назвали одну из улиц города именем самого известного пирата Бартоломеуса Шинка.

Автор: Александр Московкин, ПРАВО

Читайте также: