Не потерять кормильцев. Чем зэк тюремному начальству мил и дорог

Можно смеяться до упаду, но о благополучии (и даже процветании!) украинских колоний уже пишет специфический мужской журнал «Playboy». В это не поверит никто, пока не откроет украинскую версию журнала №6 за июнь этого года. Там между грудями и задами голых красавиц опубликован на шести (!) страницах богатый и красочный материал с названием «Золотая клетка». Но даже эта реклама не может вывести из показушной тоски руководство Госдепартамента исполнения наказаний.

23 апреля 2009 года в информационном агентстве «Украинские новости» состоялась пресс-конференция правозащитной организации «Донецкий Мемориал», на которой были представлены тезисы ежегодного доклада «Соблюдение прав заключенных в Украине-2008». В пресс-конференции приняли участие представители средств массовой информации, общественных и религиозных организаций, а также Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний.

После проведения пресс-конференции в печатных СМИ, Интернет-изданиях со ссылкой на руководителя «Донецкого Мемориала» А.Букалова стали появляться многочисленные публикации, что можно расценить как своевременную, вполне адекватную и даже «резонансную» реакцию на важное общественно-политическое событие. Одна из таких публикаций, автором которой является А.Кривенко, называлась «Желаешь на свободу? Заплати!». Название статьи, надо признать, не шокирующее никого в нашем государстве. Увы, отражающее ставшее привычным положение вещей. Но также, надо думать, не нравящееся руководителям Госдепартамента исполнения наказаний.

Через две недели, 8 мая на сайте департамента появился материал под заголовком «Информация по поводу публикации «Желаешь на свободу? Заплати!». Столь долгий срок ответной реакции наводит на размышления: что ж так тщательно с мыслями-то собирались? А дело, скорее всего, в том, что департамент медленно, со скрипом, но все же стал перестраиваться: от полной «страусиной» закрытости и чванливых поучительных заявлений к попытке полемики. Пусть примитивной, пусть наивно-лицемерной, но полемики. Это добрый знак. Но в силу отсутствия навыков участия в полемике для этого понадобилось немало времени и стараний. Как в анекдоте про бассейн в сумасшедшем доме: «воду нам еще не налили, но нырять мы уже пробуем».

…А.Кривенко сообщает об одном из фактов, рассмотренных на пресс-конференции, лаконично посвятив этому всего лишь две строчки (только две, это важно!). «В Украине, вопреки обязательствам, взятым при вступлении в Совет Европы в 1995 году, до сих пор уголовно-исполнительная система в полной мере не подчинена Министерству юстиции». Это — правда. Но эта правда не нравится чиновникам. Очень не нравится! Это больной мозоль, причем болит он с момента образования департамента. И больно ведь до слез! Стоит тюрьме оказаться в подчинении Минюста — и все, прощай статус самостоятельного органа государственной власти, и вместе с ним — понты маленького, но как-будто министерства, а самое обидное — прощай право распределения (читай — разворовывания) бюджетных денег. «Лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме».

И вот, плача от этой невыносимой боли, департамент отвечает на две строчки неудержимым потоком словесного поноса. На сорока (!) строках. Цитировать эту истерику и демагогию нет смысла. В них есть все что угодно, кроме одного — нет опровержения того факта, что Украина взяла обязательство о передаче тюремной системы в Министерство юстиции. Да и быть не может, потому что обещание было именно таким. И до тех пор, пока это обещание выполнено не будет, говоря языком тех людей, ради которых существует департамент, оставаться руководителям государства с названием Украина «фуфлыжными мордами».

…Хотя ни Букалов на пресс-конференции, ни Кривенко в своей статье вовсе не затрагивали эту тему, но департамент по привычке стал плакаться, что «криминогенный состав осужденных продолжает оставаться относительно сложным и устойчивым и порождает цепь угроз в деятельности органов и учреждений исполнения наказаний». Ей-Богу, так и подмывает спросить руководителей национальной тюрьмы: «Чего-чего порождает?.. Цепь угроз?.. Так вы, ребята, перейдите работать из тюрьмы в балетное училище, там только две угрозы — связки растянуть и сексуальную ориентацию поменять».

И бросьте вы «нагонять жуть» «страшной» статистикой, видите ли, около 80% зэков осуждены за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Об этом можно говорить в балетном училище, а в тюрьме не стоит. Не стоит, потому что такие преступления, как кражи, грабежи и изнасилования согласно закону справедливо считаются тяжкими, но всякий, кому доводилось с преступниками общаться, знает — эти преступления трусливые, и люди, их совершившие — трусливы как мыши. И половина убийств совершаются со страху и спьяну. И лишь бандитизм, разбои да вторая половина убийств — это действительно дерзкие преступления. Да только много ли их? И тюремщикам ли их бояться? Что это за волкодавы такие, что при виде шакала лужу делают?.. Может, все же вам лучше в балет податься? Связки растягивать и все такое?..

В «Информации…» департамент еще не раз использует argumentum ad hominem в качестве примитивного приема демагогии, или, говоря попросту — живо размазывает сопли, взывая к состраданию. Не задумываясь при этом, что сострадание возможно лишь при наличии страдания. Вот подтверждение: «… уголовные элементы преступной среды, находящиеся на воле, активизировали свою деятельность по дестабилизации оперативной обстановки в учреждениях исполнения наказаний, особенно тех, где администрация принимает меры по обеспечению установленного порядка отбывания наказания».

Замечательная фраза! Департамент сам-то хоть понял, что сказал? Вряд ли… Внимание! Оказывается в отечественной тюрьме имеются НЕКОТОРЫЕ учреждения, где администрация «принимает меры по обеспечению установленного порядка отбывания наказания», т.е. действует ПО ЗАКОНУ. В остальных учреждениях, следовательно, администрация таких мер не принимает, т.е. НЕ ДЕЙСТВУЕТ по закону. Так, может быть, эту администрацию нужно побыстрее гнать парашной метлой? Вместе с руководством департамента, как бы между прочим признающим такое положение вещей?..

Дальше. «Указанные лица при помощи мобильной связи координируют действия осужденных отрицательной направленности по распространению воровских обычаев, дают указания по учинению физических расправ над осужденными, которые помогают администрации учреждений в обеспечении установленного порядка». Признание факта наличия у осужденных мобильных телефонов — это честный ход. Но не пора ли департаменту признать полную неспособность бороться с телефонами в колониях в современных условиях? Может быть, надо их разрешить? И псевдоборьбы с ветряными мельницами не будет, и коррупции станет немного меньше… Что же касается распространения воровских обычаев, то это — набивший оскомину набор слов, которым не испугаешь уже даже самого темного обывателя. Какие воры? Какие обычаи? Проснитесь, паны «пенитенциарии»! Исконная «беспредельщина» времен «сучьей войны» имела больше моральных понятий, правил поведения и обычаев, чем нынешняя преступная «фауна».

Но главное — дальше. О каких указаниях по учинению физических расправ идет речь?.. Правильнее спросить так: выполняются ли эти указания? Если нет, то зачем о них вспоминать, это ведь пустая болтовня. «Порожняк», как говорят уголовники. И указания — порожняк, и ссылка на них — порожняк. Но коль департамент приводит этот довод, то они, эти указания, стало быть, выполняются. А вот с этого места давайте поподробней.

Значит, администрация не способна пресечь эти расправы? Но ведь они содержат состав преступления, именуемого «Действия, дезорганизующие работу исправительных учреждений» (ст. 392 УК Украины), за совершение которого предусматривается лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. Следовательно, в наших колониях совершаются тяжкие преступления против порядка управления, если хотите — против государственного устройства, а представители силового ведомства, носящие погоны, имеющие оружие, спецсредства и, главное, ВЛАСТЬ, не способны им противостоять? А на что в таком случае они способны? Только воровать зэковские харчи, брать взятки, «делать» в штаны при упоминании об «уголовных элементах, находящихся на свободе» и писать лживые и невежественные информации?

Департамент жалуется: «Для ослабления требований режима содержания в учреждениях осужденные активно используют средства массовой информации и правозащитные организации, предоставляя им заведомо ложные сведения о нарушении законных прав осужденных…». А что мешает департаменту для укрепления требований режима содержания в учреждениях активно использовать средства массовой информации и правозащитные организации, предоставляя им заведомо ДОСТОВЕРНЫЕ сведения о процессах, происходящих в местах лишения свободы? Неужели кто-то откажется от такой информации?.. Риторический вопрос…

В своих сопливых всхлипываниях департамент приводит еще один «аргумент» необычайной сложности тюремной деятельности. «Работа персонала учреждений исполнения наказаний и следственных изоляторов осложняется тем, что в исправительных колониях показатель общей заболеваемости психическими болезнями в 16-17 раз превышает аналогичный показатель МОЗ Украины среди гражданского населения, а в следственных изоляторах в 83-93 раза». Во-первых, критерии психических расстройств жестко не определены, медицина, а психиатрия в особенности, — не математика, это наука не точная, а, так как на свободе медицина подчинена министерству охраны здоровья, а в тюрьме она своя, ведомственная, то любое сравнение этих показателей между «тюрьмой и волей» некорректно и откровенно глупо. Тем более, что в тюрьме у психиатра может быть обследован каждый, а на свободе даже не каждый сотый.

Во-вторых, приведенная «арифметика» вызывает, мягко говоря, недоумение. Дело в том, что более 90% арестованных, находящихся в следственных изоляторах, после приговоров суда направляются в колонии. То есть почти все. Если же согласиться, что процент психбольных среди подследственных больше «вольного» в 83-93 раза (а именно это утверждает департамент), то, следовательно, и в колониях это соотношение должно примерно сохраниться. Однако, следуя департаментской статистике, после приговора суда количество «психов» сокращается более чем в 5 раз. А остальные что, по пути из СИЗО в колонию выздоравливают? Неужели, приговор их излечивает?.. А, может, просто статистика бредовая и «статистики» сами нездоровы?..

Чуть позже департамент подтверждает «бредовость» собственной статистики. «Для уточнения психологического состояния осужденных и лиц, взятых под стражу в этом году проведен срез в 42 учреждениях и следственных изоляторах … Психологами … проведена диагностика свыше 15 тыс. лиц … По результатам полученной информации на профилактический учет психологов поставлено 938 лиц …» Несложный подсчет показывает, что в результате тотального обследования серьезные, требующие контроля психические отклонения были выявлены у 6,3% зэков.

Еще ниже в «Информации…» говорится: «Каждый четвертый осужденный имеет психические заболевания и отклонения». Каждый четвертый — это 25%. Так сколько же на самом деле «сумасшедших», «осложняющих» работу персонала? 25 или 6 процентов? И как такие разнообразные и противоречивые проценты соотносятся с данными МОЗ? Каким цифрам можно верить?..

…Букалов и вслед за ним Кривенко рассуждают о статистике смертности в местах лишения свободы. При этом акцент в их рассуждениях делается на то, что департамент скрывает информацию, в частности, о методике расчета смертности, и ее приходится «выбивать» через суд. Кроме того, департамент очень некрасиво «заигрывается» со статистикой, указывая в графе «смертность» лишь умерших непосредственно в колониях и СИЗО, а вот умерших в медучреждениях «прячет» в графе «летальность».

В ответ департамент применил проверенный прием: многословие и пустословие, набор процентов, соотношений, каких-то цифр и цитирование никому не нужных номеров приказов (в народе этот прием называется «включить дурака»). А так как в многословии можно утопить любую истину, то департамент так и не ответил, почему информация о методике расчета смертности «открывается» только решением суда, и какой же хитромудрый деятель придумал в одном случае писать «смертность», а в другом — «летальность», если эти два слова означают одно и то же?

Ну, и развивая тему убогой и нечистоплотной хитрости (так и хочется написать «хитрож…пости») нельзя не процитировать: «Вместе с тем, проведенный анализ показателя и причин смертности в сравнении с гражданским населением государства свидетельствует, что показатель общей смертности в учреждениях Государственной уголовно-исполнительной службы Украины в 3,3 раза меньше, чем аналогичный показатель среди населения Украины». Ура, товарищи!.. Забыли, правда добавить, что средний возраст наступления смерти у граждан Украины все же больше 65 лет, а средний возраст умершего зэка — чуть больше 35, старики-то в тюрьме практически не сидят. Но, все равно, хорошо-то как! Оказывается, сидеть в тюрьме в три раза здоровей, чем жить на свободе.

…Не могу полностью согласиться с Букаловым и Кривенко, которые называют принципы и процесс трудоиспользования украинских зэков «совковым атавизмом». В СССР заключенные, конечно же нещадно эксплуатировались. Как тогда говорилось, зэк должен быть злой, худой и работящий. Но в отличие от украинских советские зэки рабами не были. Они за свою работу ВСЕГДА получали зарплату, а не только миску похлебки. Причем зарплату им начисляли по единым нормам и расценкам, существовавшим в том государстве. Половина жалованья удерживалась «на хозяина», но вторая половина доставалась рабочему. И попробовал бы кто-нибудь обмануть осужденного!

А вот как дела обстоят сейчас. Со слов департамента. «Заработная плата осужденных зависит от продуктивности труда (которая ввиду специфического состава осужденных в 4 раза ниже чем в государстве), ее начисление осуществляется в зависимости от количества отработанного времени и изготовления продукции». Из всех этих экономических банальностей интерес представляет признание факта, что зэку платят в 4 раза меньше минимума заработной платы, потому что, видите ли, зэк работает в 4 раза меньше или в 4 раза хуже самого низкооплачиваемого рабочего на воле. Каковы же причины такого безобразного положения?

Их называется несколько. Некоторые вполне объективны и серьезны: отсутствие рабочих специальностей у вчерашних воров и убийц, предельная изношенность станочного парка и т.п. Но рядом с ними указываются и иные «причины» катастрофически низкой производительности труда. «Каждый четвертый… имеет психические заболевания и отклонения. Среди осужденных насчитывается около 8,2 тысяч зависимых от алкоголя, 14,3 тысяч зарегистрированных наркоманов,.. 4.5 тысяч ВИЧ-инфицированных». На ум приходит украинская поговорка: «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Каким образом зависимость от алкоголя может снижать работоспособность в 4 раза? Зэки что, извините за выражение, бухают беспробудно? А кто же им наливает? А если они не употребляют спиртное, то почему их пристрастие к выпивке мешает им нормально трудиться? На свободе что, возле станков стоят сплошь поборники трезвости?

А что мешает трудиться ВИЧ-инфицированному? Прошу заметить, в статистике речь идет не о больных СПИДом, а именно о ВИЧ-инфицированных, то есть носителях вируса, которых медицина считает полноценными трудоспособными людьми… А зарегистрированный наркоман что, не может ящики сколачивать или мешки таскать?.. А типичный психопат или истерик не может плести сетки или мести метлой? Станков с числовым программным управлением в колониях все равно ведь нет, поизносились давно. Так, может быть причина низкого заработка осужденных в чем-то ином?

…Вот пример Америки, столь чтимой украинским президентом, которого в свою очередь очень чтит Голова департамента исполнения наказаний. В американских тюрьмах более половины заключенных имеют психические отклонения, наркоманов в них еще больше. Но, как ни странно, труд американских зэков настолько производителен, что в тюремную индустрию, начиная с 80-х годов прошлого века, активно вкладывают инвестиции такие сливки корпоративного сообщества как IBM, Boeing, Motorola, Microsoft и многие другие. Этих «акул» бизнеса разве устроит 25-процентная производительность труда? И снова вопрос: может быть, причина низкого заработка украинских зэков в чем-то ином?..

…Не обладая мощным или хотя бы средней мощности интеллектуальным потенциалом, департамент исполнения наказаний сам же дает ответ на этот вопрос, глупо и тщеславно демонстрируя … свое финансовое могущество. Тем более глупо это выглядит на фоне слез о беспросветной бедности и ужасающих условиях тюремной деятельности.

Вот что пишет совсем недавно, 29 апреля об одной из колоний печатный орган №1 нашего государства — газета «Голос Украины». «Колония нацелена на высокие и качественные производственные показатели, которые «на воле» и днем со свечкой не найдешь. Еще прошлым летом в очереди за продукцией возле проходной стояли ежедневно почти сто 40-тонных авто. … Для этого на территории колонии есть все: … соответствующие технологические линии, оборудование. А главное — квалифицированные специалисты, часть которых готовят в профессионально-техническом училище при колонии».

Так кто же отбывает наказание в этой (да и в других) колонии? Квалифицированные специалисты или придурки, наркоманы и алкоголики, способные трудиться только в четверть возможностей самого слабого, ленивого и неквалифицированного работяги?

…Можно смеяться до упаду, но о реальном благополучии (и даже процветании!) украинских колоний пишет и одиозный мужской журнал «Playboy». В это не поверит никто, пока не откроет украинскую версию журнала №6 за июнь этого года. Там между грудями и попами голых красавиц опубликован на шести (!) страницах богатый и красочный материал с названием «Золотая клетка». Откровенных фотосессий обнаженного руководства колонии в пикантных позах, правда, в номере нет. Не поместились, наверное. Жаль, конечно, но зато там пишется другое: «Откуда денежки?» — напрашивается вопрос. И сразу же отпадает, когда сквозь рамку металлоискателя попадаешь на масштабное производство. Настоящий завод! Шлакоблоки, еврозаборы, десяток видов тротуарной плитки, 35 разновидностей автомобильных прицепов — все это делается руками осужденных для продажи».

И дальше. « Из 1300 обитателей … колонии трудоустроено 85 процентов. Почти все они служат на производстве, помогая колонии зарабатывать приличные деньги». И еще дальше. «Люди в погонах демонстрируют, что зона сытая, обутая, одетая и не голодная» (Тавтология «сытая» и «не голодная» — так в оригинале — авт.). Этот «гимн закрепощенного труда» сопровождается качественным и ярким фотоматериалом, который ну никак не даст соврать шустрому и влюбленному в администрацию колонии плэйбоевскому автору. (Для справки: одна страница рекламы в Playboy стоит 49 500 гривен).

…Ничего не понятно. Департамент исполнения наказаний утверждает, что производительность труда осужденных в 4 раза ниже, чем в государстве, а прогрессивная пресса от «Голоса Украины» до «Плэйбоя» дружно заявляют, что в тюрьме рай! Ну, и кому верить? А?..

Господа пенитенциарии!.. Может, лучше бы вам все же в балет?

Владимир Ажиппо, ветеран МВД, специально для «УК»

Читайте также: