«Музейная» банда пойдет под суд

Военная прокуратура закончила расследование по делу о подмене картин в Уманском и Ямпольском краеведческих музеях. Подделки рисовали пожилой художник и молодой «богомаз». 

Скандал разгорелся еще в начале года – почти одновременно в двух музеях, в Умани и Ямполе: вместо 24 картин известных мастеров-соцреалистов Глущенко, Шишко, Яблонской, Григорьева, Чегодара и других обнаружили довольно посредственно написанные копии. Примечательно, что полотна не крали из залов музеев, а заменили «липой» во время выездных экспозиций. Организаторы этих «гастролей» картин и были авторами преступной рокировки. «Газета по-киевски» узнала подробности расследования резонансного дела.

Подменить картины придумал директор водоканала

– Идея провернуть эту аферу родилась у бывшего директора Ямпольского управления горводоканала, – рассказывает Игорь Папуша, начальник следственного управления военной прокуратуры Центрального региона. – Именно он придумал подменить настоящие картины копиями. К делу привлек своих товарищей – замначальника милиции Умани и сотрудника СБУ из Винницкой области.

Высокопоставленный уманский милиционер был знаком с тогдашним директором местного краеведческого музея. Он уговорил пожилого музейщика согласиться за вознаграждение на подмену кое-каких картин. Формальным поводом послужила выездная выставка, которую организовали в Уманском горотделе милиции.

В то же время ямпольский водоканальщик не сидел сложа руки – в музее изобразительного искусства своего города он тоже уговорил дирекцию дать ему несколько полотен. Но не для выставки, а на время – чтобы «облагородить» стены управления водоканала на время выдуманного им же приезда проверки из области. Ему поверили на слово и картины дали.

У каждого из четверых участников этой преступной цепочки была своя четко отведенная роль. Директор уманского музея давал настоящие картины и должен был «в тихую» принять обратно копии. Он рассчитывал, что подмену не заметят, так как не все картины должны были выставляться, а большая часть полежала бы в фонде музея.

А за это время глядишь и краска бы «состарилась», и сыростью напитались, совсем как на подлинниках. Замначальника милиции Умани и работник СБУ Винниччины обеспечивали прикрытие. Директор ямпольского водоканала сам «раздобыл» несколько картин и нашел у себя в области художников, которые должны были нарисовать копии.

Скупщиков краденого «привлечь» не удалось

– Художников из села Новая Ободовка аферисты использовали «в темную», – продолжает военный прокурор Папуша. – То есть не сказали им, что картины, которые они должны будут перерисовать, украдены. Для этой работы водоканальщик привлек пожилого художника, когда-то учившегося изобразительному искусству в Санкт-Петербурге.

И молодого мастера из того же села, подрабатывавшего росписью церквей. На каждую картину у них уходило не больше дня, за одну копию им платили по 200–300 грн. Рисовали не только с подлинников, но и с фотографий. Когда все полотна были готовы, в музеи вернули «липу», а сами тут же приступили к поиску покупателей.

Гонорары они должны были распределить между собой по мере продажи полотен, ведь общая стоимость картин дотягивала до 1,5 млн. Когда дело о краже картин получило широкий резонанс и начались активные поиски причастных, люди, уже успевшие приобрести кое-какие полотна, начали от них избавляться. Порой боязнь быть схваченным милицией доходила до абсурда – картины подбрасывали едва ли не в кусты на улице.

По словам следователей, на сегодняшний день разыскали 21 картину, в розыске до сих пор несколько полотен Яблонской. Не удалось обвинить в пособничестве мошенникам ни одного из коллекционеров, через руки которых прошли картины уманского и ямпольского музеев. Даже когда одно из похищенных полотен – «Зимнее солнце» кисти Николая Глущенко – выставили на продажу на Большом антикварном салоне в Украинском доме и позже конфисковали, коллекционеру-продавцу удалось оправдаться.

По его словам, он купил ее через вторые руки и не знал, что картина краденая. Сегодня все четверо фигурантов уголовного дела: уже бывшие милиционер, работник СБУ, директор водоканала и руководитель музея отпущены на подписку о невыезде. Как только они ознакомятся с материалами уголовного дела – начнется суд. К слову, Минкульт затеял тотальную проверку музейных фондов, которая должна завершиться в 2010 году. Возможно, к тому времени окажется, что не только в Умани и Ямполе «химичили» с полотнами мастеров.

Открытым текстом

«Ценители не увидят этих картин до приговора суда»

Юрий ТОРГАЛО, и. о. директора Уманского краеведческого музея:

– Первой подмену заметила хранительница нашего музейного фонда – Неля Нагорная. Она сразу же обратила внимание, что краски на старых картинах совсем свежие, да и манера живописи изменилась. Я в то время работал замдиректора – не буду ничего говорить о своем бывшем начальнике, пусть следствие разбирается.

Картины, которые нам вернула военная прокуратура, лежат в нашем фонде и опечатаны не только нашими печатями, но и печатью прокуратуры. Экспонировать их, вероятно, можно будет только после решения суда. А с безопасностью у нас все в порядке – решетки на окнах, трехуровневая система сигнализации.

Тем временем

Краденый пейзаж Кашшая нашли в Киеве

Картину закарпатского художника Антона Кашшая «Лес» похитили из Закарпатского краеведческого музея еще 9 сентября вместе с тремя другими полотнами кисти Грабара, Манайло и Бокшая. Их покупали в 1946 году для создания экспозиции о природе региона.

Однако не все они были одинаково ценными, а воры, вероятно в живописи не особо разбирались. Например, «украденный Грабар» – это не тот именитый художник Игорь Грабар, а его однофамилец – обычный школьный учитель Александр Грабар. Со слов Василия Шебы, директора Закарпатского краеведческого музея, общая стоимость четырех похищенных картин $47 тыс.

Пока в одном из киевских антикварных салонов всплыла только работа Кошшая «Лес». Сотрудники СБУ совместно со следователями из Закарпатья уже изъяли ее. После проведения соответствующих экспертиз картину вернут в Государственный музейный фонд Украины. Как заявила «Газете…» пресс-секретарь СБУ Марина Остапенко, розыск остальных украденных картин – «Водопад Лютянка» Александра Грабара, «Буковый лес» Федора Манайло и «Ворочивские скалы» Иосифа Бокшая продолжается.

Андрей Ткач, Сергей Харченко«Газета по-киевски»

 

Читайте также: