Украина находится в активном упадке

Наша «элита» только платит за то, чтоб ее называли элитой и не заказывает культуру, а разрушает ее. И не может предложить ничего больше, чем идеологию скотоподобного мира, — кто сильнее и кто лучше напугал другого – тот и круче. И в результате в обществе у нас ценятся не те, кто что-то собой представляет, а те, кто могут себе что-то позволить.

Осталось ли в Украине место для идеологий, а у политических партий – желание эти идеологии предлагать?

 Нам кажется, что сейчас идеология куда-то запропастилась, потому что мы долгое время жили в стране, где идеология была уж слишком зрима! И теперь, когда она стала менее разрекламированной, точнее совсем не рекламируемой, стало казаться, что ее нет вовсе.  А вот жили при развитом социализме и привыкли к тому, что все знают, как и что должно быть. Все социальные роли, правила и отношения были четко прописаны. К тому же ведь именно Маркс на грамотные рельсы поставил само теоретическое понятие идеологии, хотя первые идеологии были еще раньше, до него.

Вот даже Библия – это свод идеологии еврейского народа, и получается грубо, что Бог – первый идеолог. Потому как само это понятие, как бы долго о нем не спорили, является ничем иным, кроме как совокупностью определенных стратегий выживания. И такие своды законов о том, как надо себя вести и что вам за это будет, существовали у разных народов и в разных частях света. В Египте такой свод был. И в Спарте был. И все войны, которые были в мире за всю историю, — это войны идеологий. И когда Афины проиграли Спарте, — это либералы проиграли коммунистам.

Что касается Украины, то мы живем на разломе двух противоречивых идеологий, — либеральной и русской. И когда мы идем на каждые выборы голосовать, мы фактически выбираем именно между этими двумя идеологиями. Мы голосуем за ту стратегию выживания, которую нам предлагают политики.

И если вы спрашиваете о том, осталось ли еще желание у партий какие-либо идеологии представлять, то отвечу вам так, — они об идеологиях и уж тем паче об их представлении народу не думают вовсе. Просто автоматически так получается, что предлагаемая ими «система порядков» в стране величается политической идеологией данной партии. Все равно как назвать лохмотья бомжа «нарядом». Он-то и не наряжался вовсе, просто напялил, что было. Так и партии, никаких идеологий они не придумывали и не предлагали, просто объяснили популярно какие «расклады» будут и делов-то.

Если страна так легко существует без всяческих идеологий, то к чему тогда весь этот сыр-бор и дискурс, может нам и так хорошо, без метафизических надстроек?

Нет, вы знаете, все же сейчас у людей есть огромный запрос на стратегии выживания. И одними «раскладами» и «понятиями» не отделаешься, хочет народ свода правил и сценария (по-научному – законов и вектора развития страны). А все потому, что Украина находится в активном упадке. Почему в активном? Потому что и иномарки ездят, и люди в ресторанах сидят, но при этом мы движемся вниз. А почему? Потому что стратегия выживания тех, кто в иномарке сидит, — это голод пенсионеров, отсутствие армии и детских лагерей. За каждую их машину кто-то умер с голоду. И вот как быть со стратегией выживания самих пенсионеров, солдат и детей? Их-то большинство. Вот тут и загвоздка. Идеология есть, но хватает ее не на всех.

Существующая в Украине идеология, предложенная властью (но идеологией у меня, как и прежде язык не поворачивается ее назвать, так что вернемся к термину «стратегия выживания»), так вот она удовлетворяет запросы меньшей части населения, а бОльшая остается за кулисами. А как вообще идеология выстраивается? Какой у нее основоположный элемент? Ресурс. А точнее борьба за ресурс. И началось все с пролетариев еще, которые в свое время были основными производителями ресурсов, но доступа к ним были лишены.

Власть себя в рамках существующей «стратегии выживания» чувствует вполне комфортно. Кому же тогда разработкой новых моделей заниматься, кому это может быть интересно? Оппозиции?

В здоровом обществе этим занимается элита. Но у нас ее нет. В Западной Европе это верхние палаты парламентов, пожизненные сэры, пэры и лорды, сенаторы и бывшие дворяне. А у нас истребили таких. Как отличить элиту от не элиты? Первая всегда является заказчиком культуры. А культура в свою очередь ведет к эволюции. Вот были дворяне, — они заказывали определенную культуру, строили вот ту самую метафизическую надстройку над политической системой, которую вы упоминали.

А наша «элита» только платит за то, чтоб ее называли элитой и не заказывает культуру, а разрушает ее. И не может предложить ничего больше, чем идеологию скотоподобного мира, — кто сильнее и кто лучше напугал другого – тот и круче. И в результате в обществе у нас ценятся не те, кто что-то собой представляет, а те, кто могут себе что-то позволить.

И если раньше, учитель, офицер и ученый были уважаемыми в обществе людьми по своему статусу и достижениям, то теперь офицер – это неудачник, ученый – это чудак, который не успел уехать за границу, а учитель – несправедливо обиженный государством профессионал. Исчезло понятие благого статуса как факт. И вся эта социальная структура существует в рамках той самой идеологии, пардон, стратегии выживания, которая выгодна тем, кто сидит в иномарках. Вот так вот. Скажем так, у них были деньги такую идеологию купить. А у учителя не было.

Каковы перспективы? Вечно ли будет удобна именно такая стратегия выживания или даже на нее найдется «противоядие»?

Вот грянет какой-нибудь кризис почище того, что уже немного нас тряхнул и увидите. Когда люди поймут, что «завтра» действительно может не быть случится то, что давно уже должно случится, — люди возьмутся за оружие. Пока мы не истребим правящий класс физически дочиста, — все будет по-прежнему. Народ должен браться за оружие, если хочет выжить.

Густав Водичка, писатель, историк, общественный деятель

Беседовала Мария Ещенко, ДИАЛОГ

Читайте также: