Боец спецподразделения «Фантом» о контрабанде в зоне АТО

Юрист Мещерякова подала иск и суд выиграла. Теперь СБУ обязана возбудить дело против народных депутатов Нимченко, Воропаева, Матвиенкова, Сажко, Дунаева и Мороко – за преступление, предусмотренное статьей 110 Уголовного кодекса "Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины".

 Наталья Мещерякова в мирной жизни патентный юрист, партнер юридического агентства Astapov Lawyers. На войне – сначала волонтер, потом – Волонтерский десант в Генштабе, сейчас – боец в "Фантоме".

Журналисты Украинской правды встретились, чтобы поговорить о контрабанде в зоне АТО. Именно с ней, потому что, во-первых, Наталья уже полгода на линии разграничения, и контрабанда – это то, с чем она борется. Во-вторых, она юрист и понимает, на каких юридических механизмах контрабанда держится. А в-третьих, она честный человек и в этом не участвует.

"Фантом" – спецподразделение налоговой милиции для работы в зоне проведения АТО, создано 30 января 2015 года. В нем по ротационному принципу на добровольной основе служат сотрудники налоговой милиции. Подчиняется Главному межрегиональному управлению оперативного обеспечения зоны проведения АТО Государственной фискальной службы Украины.

В "Фантоме" Наталья остается, по сути, тем самым Волонтерским десантом от общества: человеком, который, как ты, только там. Для неё переход на службу – просто новый уровень волонтерства.

Недавно Наташа приезжала из АТО в Киев на суд: ответчиком выступала СБУ, которая отказалась возбуждать уголовное дело против депутатов Оппоблока, зарегистрировавших законопроект 4297 об особенностях управления отдельными территориями Донецкой и Луганской областей.

Юрист Мещерякова подала иск и суд выиграла. Теперь СБУ обязана возбудить дело против народных депутатов Нимченко, Воропаева, Матвиенкова, Сажко, Дунаева и Мороко – за преступление, предусмотренное статьей 110 Уголовного кодекса "Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины".

ЗА ПРОЕЗД 10–20-ТОННОЙ ФУРЫ "КАССА" МОЖЕТ СОСТАВЛЯТЬ ОТ 300 ДО 700 ТЫСЯЧ ГРИВЕН

– Наташа, как вы попали в "Фантом"?

– Прошлым летом Родион "Рой" Шовкошитный, работавший на линии разграничения в сводной мобильной группе (в состав входят бойцы спецподразделения "Фантом", пограничники и сотрудники СБУ – авт.), попросил приехать и разобраться – почему задержанные на линии разграничения контрабандисты не несут ответственности, и какие нормы законодательства применимы к данным случаям.

Например, почему в отношении задержанных СБУ регистрирует уголовные производства по статье 332-1 УК "Нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию", которая к зоне проведения АТО не имеет отношения? По закону оккупированным считается только Крым, а статус территорий, занятых боевиками, не определен.

Почему местные суды не налагают штрафы и саботируют рассмотрение дел? Почему не работает специально введенная в КоАП статья 204-3? Почему кабминс августа-2015 не утверждает Порядок перемещения товаров?

С мобильной группой оказалось намного интереснее, чем в Генштабе, где я на то время работала в проекте "Сармат" координатором по работе с волонтерами.

Но, поездив с мобильной группой, у меня обрисовался круг вопросов, которые логичнее всего было адресовать Фискальной службе – и я напросилась на встречу с Насировым (глава ГФСУ – авт.).

 

Часть вопросов по контрабанде – ужесточение ответственности, конфискация товаров и транспортных средств, внесение изменений в порядок перемещения товаров, практика рассмотрения протоколов судами, и предложение по таможенной амнистии для волонтерских машин, завезенных "по воздуху", которые невозможно поставить на учет в ВСУ без документов.

Был у меня с собой и готовый проект статьи, которой я предложила дополнить Уголовный кодекс – об уголовной ответственности за нарушение порядка перемещения товаров, – чтобы была возможность привлекать за контрабанду соучастников, в том числе пограничников, сотрудников СБУ, тех же фискалов и военнослужащих.

Непопулярная мера, но необходимая.

Сейчас на БП за проезд 10-20 тонной фуры "касса" может составлять от 300 до 700 тысяч гривен. Это до 20% от стоимости товара. За "Спринтеры" и "Газельки" такса жесткая – 3-5 тысяч.

Что везут? Согласно действующего временного порядка через линию разграничения запрещено возить алкоголь, табачные изделия, продукты питания, медикаменты и топливо. Вот это все и возят туда.

Оттуда – дешевые контрабандные и контрафактные сигареты. Дешевую водку.

Все остальное возить можно, получив разрешение на перевозку по железной дороге. Но это отдельная тема.

Без содействия сотрудников контрольных служб и военных пересечь линию разграничения автомобильным транспортом – как в дорожном коридоре, так и в объезд его – невозможно. Это факт.

Причем пограничника, СБУшника и фискала еще можно взять за руку на взятке или превышении полномочий – а с военнослужащими сложнее.

И каким бы боевым и героическим ни было подразделение ВСУ – но если оно контролирует "контрабандно-привлекательное" направление, то найдутся те, кто будет зарабатывать на этой войне и бросать тень на всю бригаду. Увы.

Почему я настаиваю на уголовной ответственности – не только за законченное преступление, но и за попытку, покушение, подготовку к его совершению. Причем уголовная ответственность должна наступать не только для тех, кто везет. Везут те, кто пытается на этом немного заработать на жизнь.

Мобильные группы с осени прошлого года ловили, в основном, мелких "диких" лавочников, крупные задержания сейчас редкость и случайность. А фуры идут.

Кто обеспечивает им проезд? Те, для кого это стало бизнесом.

– Об ответственности за провоз грузов: как быть местным жителям, которые по тем или иным причинам не смогли уехать, живут там и пытаются заниматься хоть каким-то маленьким бизнесом – как им выжить?

– Тем, кто хочет заниматься бизнесом, а не выживать, нужно, прежде всего, выгнать со своей земли террористов и оккупантов. Выживают "терпилы", готовые платить на наших блокпостах и контрольных пунктах военным и представителям контрольных служб.

А потом платить за въезд в ДНР, где на "таможне" собирается "пошлина в бюджет молодой республики". И в ДНР без регистрации как субъекта предпринимательской деятельности и уплаты сборов в бюджет работать он не сможет.

Это бизнес?!..

Это иллюстрация уклада жизни и нравов общества, которая очень хорошо демонстрирует многое – и причину войны на Донбассе в том числе. И еще причину, по которой эта война не скоро закончится.

 

Контрабанда – это совсем не маленький бизнес, и совсем не бизнес местного обездоленного безработного населения – оно лишь задействовано в нем, как винтики.

Я ежедневно укрепляюсь во мнении, что многие сотрудников СБУ, фискальной службы, пограничников, полиции – сюда едут на заработки и за УБД.

Взятки. Схемы. Дележки между службами. 30/30/40. Стыдно до ужаса.

Коробит, когда слышу от человека, который стоит на КПВВ в 15 км от линии разграничения, с ухмылкой – мол, "Война? Какая война? Где?.."

Бойцы на дембель уходят без корочек УБД, бойцы ДУК ПС их вообще не получат. А ему, и близко ни в каких боевых действиях участия не принимавшему, положен статус УБД. За что?

И да, я очень ратовала за предоставление статуса УБД "фантомовцам". Наравне с СБУ и полицией. Когда в сентябре прошлого года расстреляли мобильную группу и погибли Эндрю и фантомовец Дима "Байкер", семье Димы не были положены никакие выплаты и льготы.

Но, ради справедливости – не стоит сотрудников контрольных служб равнять с боевыми подразделениями, которые реально принимают участие в боевых действиях. Как не стоит давать УБД командированным на пару дней тыловикам, инспекторам и прочим туристам-проверяющим.

Это сильно демотивирует реальных бойцов.

– Контрабанда – это вопрос спроса и предложения. Может, есть смысл подходить к этому как к бизнес-процессу, а не как к уголовному правонарушению? Когда они у нас оставляют деньги, разве это плохо?

– С одной стороны, да, неплохо. Только не государству – а тем, кто этот товар туда продал. Но у нас третий год войны.

Мы не должны вести бизнес с этими территориями – так мы помогаем "молодым республикам" изображать "государственность".

Должна быть совершенно четкая и понятная позиция государства.

 

Сейчас на государственном уровне под лозунгом "там же украинцы" – поощряют поставки электричества, топлива и самых разнообразных товаров, создают все условия для существования ДНР и ЛНР, которые изображают перед населением благополучие и процветание.

Не забывайте, что на оккупированных территориях террористы, например, регистрируют субъектов предпринимательской деятельности и взымают в бюджет "молодых республик" налоги и взносы. Ходят акцизные марки. Выдаются регистрационные документы. Все как бы по-настоящему.

А теперь смотрим нормативно-правовые документы, которые регламентируют перемещение на временно неподконтрольную Украине территорию транспорта и грузов: практически весь спектр товаров "туда" завозить можно по железной дороге, получив разрешение Координационного центра.

Логика была такой: разрешить предприятиям, которые платят налоги в Украине, но имеют на "той" территории производственные мощности, ввозить туда сырье, комплектующие и необходимые для поддержания непрерывного производственного цикла товары – чтобы готовую продукцию вывозить и экспортировать, чем поддерживать платежный баланс государства и стабилизировать за счет заработанной валюты курс гривны.

Однако в перечень критериев закралось одно слово – "приоритет".

Дословно – разрешение на перевозку грузов предоставляется СПД, который прошел проверку на непричастность к финансированию терроризма и зарегистрирован/перерегистрирован как плательщик налогов в Украине и не имеет перед бюджетом задолженности.

Это может быть, в принципе, любое свежезарегистрированное "чистенькое" предприятие.

А дальше уже интересно. "Приоритет" при выдаче разрешений отдается социально ориентированным предприятиям, которые платят заработную плату и создают рабочие места, экспорториентированным (как я сказала – это могло и должно быть главным критерием), имеющим замкнутый цикл производства на неподконтрольной и контролируемой Украиной территории, и пользующимся украинской банковской системой для осуществления платежей.

Так вот: убрав слово "приоритет" и установив, что только при соблюдении всех перечисленных условий предприятие может завозить себе сырье и комплектующие, а обратно, в Украину, готовую продукцию для экспорта – мы можем вернуть в этот порядок логику и соблюсти национальный интерес.

Сегодня же "туда" везут для продажи бытовую технику, химию, средства связи, одежду, корма для животных. Еще лес. Металл. Комплектующие для оборудования.

И я не вижу по документам, чтобы "оттуда" вывозилась готовая продукция для экспорта с таможенной территории Украины. А предприятия работают, продукция вывозится.

Где оседают деньги? Опосредованно они идут на финансирование террористических группировок.

Поэтому… война? Экономические санкции? Нет, не слышали. Торговля, бизнес – да.

Если не пересмотреть условия, на которых товары перемещаются на временно неподконтрольные Украине территории по железной дороге, мы продолжим создавать отличные условия для развития ДНР и ЛНР – с работающим бизнесом и поступлениями в бюджет.

Что касается запрета на ввоз продуктов питания и медикаментов… Согласно Женевской конвенции ответственность за оккупированные территории и население этих территорий несёт оккупант. Вот пусть и несёт.

 

Да и Украина никоим образом не ограничивает провоз продуктов и лекарств на оккупированные территории – в виде гуманитарной помощи. Украина делает многое, чтобы восполнить для граждан на оккупированных боевиками территориях недостаток в продуктах и лекарствах.

Организованы логистические центры около КПВВ, суть которых заключается в том, чтобы, выехав с занятой боевиками территории без очереди и пересечения КПВВ, купить нужные товары и вернуться. Скажу сразу: ажиотажа там нет.

– А почему?

– Это не выгодно тем, кто зарабатывает на контрабанде – и тем, кто возит на "ту" сторону товары, и их "крыше". Пассажироперевозчикам не выгодно.

Бизнес на пассажирских перевозках через линию разграничения – отдельная тема.

КАБМИНУ УЖЕ ПОЧТИ ГОД НЕ ДО КАКОЙ-ТО ТАМ "КОНТРАБАНДЫ"

– О "Фантоме": какие задачи у подразделения?

– У "Фантома" три направления работы.

Первое – участие в сводных мобильных группах. В такой вот группе, попав в засаду, погибли Эндрю и Байкер. Но мобильные группы себя полностью изжили, об этом отдельно.

Второе – контроль за пересечением пассажирского транспорта на пунктах въезда-выезда, гуманитарных грузов и контроль за перемещением товаров по железной дороге. То есть это работа на КПВВ, связанная с физическим досмотром транспорта вместе с пограничниками, и в координационном центре, который дает разрешения на перемещение товаров по железной дороге.

Третье – борьба с незаконным оборотом подакцизных товаров в зоне АТО – сигареты, алкоголь. Что, в целом, дублирует работу местных налоговиков.

Назвала бы и четвертое – борьбу с финансированием терроризма, как нынче прописано в законе "О борьбе с терроризмом", это совсем недавние изменения. Но вот только статья 285-5 "Финансирование терроризма" согласно действующего УПК расследуется следователями СБУ, а не как ранее – следователями того органа, который зарегистрировал уголовное производство.

Нужно вносить изменения в УПК, возвращать альтернативную подследственность. И для выполнения этой задачи нужны или следователи в составе спецподразделения оперативного обеспечения – а они здесь находятся в командировках – или, что логичнее, следует создавать следственное подразделение в зоне АТО.

Есть ряд внутренних вопросов, которые следует нормировать, прежде чем браться за выполнение этой задачи, поскольку оперативные сотрудники без полноценного следствия выполнять ее не могут, сколько в законе не прописывай.

– Почему мобильные группы себя изжили?

– Они контролировали пересечение товаров через линию разграничения вдоль линии в объезд дорожных коридоров проселочными второстепенными дорогами, полевыми тропами и через "серую зону".

В конце лета прошлого года был введен особый Порядок провоза товаров в населенные пункты, находящиеся за 2-й линией блокпостов, в прифронтовую зону.

Местные власти составили перечень предпринимателей, имеющих торговые площади, и определили лимиты провоза товаров на месяц.

И только при условии, что машина с товаром идет в такой магазин, – её пускали.

 

– Чем было вызвано ужесточение порядка провоза?

– Представьте населенный пункт, в котором проживает 1-2 тысячи людей, а продуктов в него в день едет как для стотысячного города. Куда деваются излишки? Правильно, едут на "ту" сторону. Поэтому и установили перечень субъектов предпринимательской деятельности, которым при условии досмотра на контрольных пунктах и фиксации количества товара, разрешено было ездить.

А остальных ловили мобильные группы.

Если не было документов, что он является частным предпринимателем, то сотрудники "Фантома" составляли протокол по 164-й статье админкодекса за нарушение порядка осуществления хозяйственной деятельности – без регистрации как СПД. Статья неподходящая – но за неимением иной достаточно эффективная, так как в суде можно было взыскать штраф с такого "контрабандиста". И штраф немаленький, от 17 тысяч гривен.

Но речь о конфискации товаров не шла – водитель после составления протокола уезжал с товаром. И мог совершить попытку проехать повторно, например.

Однако 17 июля прошлого года парламент проголосовал за закон о порядке перемещения товаров в зоне АТО, которым был дополнен закон "О борьбе с терроризмом", а в КоАП появилась статья 204-3 "Нарушение порядка перемещения товаров в район или из района проведения АТО". Там уже штраф не имеет значения. Что такое "от 170 до 3400 гривен", если только одна легковушка может везти товаров тысяч на тридцать. А если фура 10-20 тонн? Это же миллионы. Зато – конфискация.

Замаячила перспектива пресечь торговлю с террористами, изымая товары.

Вступил закон в силу 22 августа 2015 года, и к этой дате СБУ должно было разработать и подать в кабмин на утверждение, а кабмин рассмотреть и утвердить "Порядок перемещения товаров в район или из района проведения АТО".

Первые пару месяцев после этой даты я ежедневно заходила на сайт правительства в надежде увидеть, что "Порядок…" утвержден. Потом вопросом, где же порядок, стала атаковать горячие линии СБУ и кабмина. Потом с этим вопросом я приехала в Киев к руководству ГФС…

Дальше вы знаете.

Прошел почти год, а Порядок не утвержден и по сей день.

– А чем же регулируется пересечение сейчас?

– Временным порядком за перемещением лиц, транспортных средств и грузов (товаров) через линию столкновения в пределах Донецкой и Луганской областей. Он утвержден приказом первого заместителя главы Антитеррористического центра при СБУ.

– А в чем тут подвох? Какая разница – порядок или временный порядок?

– Временный порядок не зарегистрирован в Минюсте. Официально не публиковался. По сути, он регламентирует деятельность контрольных служб (СБУшников, пограничников и фискалов) – а для граждан обязательным не является.

Хотя именно в нем сейчас прописано, сколько и каких товаров может провезти лицо через КПВВ, кому дается разрешение на провоз грузов по железной дороге, и как линию разграничения пересекает гуманитарка, перечни запрещенных товаров, формы контрольных талонов – все в нем.

Мобильные группы, пограничные наряды, военные задерживают желающих проехать с грузами на "ту" сторону – а фантомовцы девять месяцев составляют протоколы по этой статье, ссылаясь на этот временный порядок. И отправляют в суд.

В результате из почти 300 дел судьи назначили штраф с конфискацией только в 16 случаях.

Из них 6 решений суда оспорено в апелляции.

В остальных решениях – нет состава правонарушения, так как Порядка, который должен был быть утвержден кабмином – нет.

Так что специально принятая ВР поправка к админкодексу не работает, потому что кабмину не до какой-то там "контрабанды".

А ведь если разобраться и подсчитать сумму ущерба, нанесенного государству в виде недополученных штрафов и сумм от реализации конфискованных товаров за эти 9 месяцев, то вполне себе статья 367 Уголовного Кодекса вырисовывается, называется она "Служебная халатность".

Только ума не приложу, кто мог бы обвинить СБУ и кабмин в такой халатности?..

Так вот, почему же изжили себя мобильные группы.

В конце зимы приказом первого заместителя главы Антитеррористического центра при СБУ во временный порядок контроля за перемещением лиц, транспортных средств и грузов (товаров) через линию столкновения в пределах Донецкой и Луганской областей закрадывается изменение: отменяются списки предпринимателей и лимиты.

Отныне все могут возить в прифронтовую зону всё.

Все ранее задержанные контрабандисты сделали "работу над ошибками", получили справки переселенцев, "переселившись" в "серые зоны", зарегистрировались там как частные предприниматели – и ездят через блокпосты в донецком и горловском направлениях в обход КПВВ.

Мобильные группы не могут их задержать, даже если достоверно знают, что такой "предприниматель" едет в Горловку. На блокпосте показывает справку – и едет. Такой вот режим.

Мелких лавочников с тремя-пятью тоннами задержать нельзя и наказать не за что. Хотя идут они только через одно Новолуганское, например, в день по 20-30 грузовых машин по 3-5 тонн. От 60 тонн продуктов. А населения там от силы 2000 человек наберется.

А крупные грузы по 10-20 тонн все равно идут. Стабильно и контролировано.

Бизнес.

При этом отмена ограничения на провоз товаров к прифронтовой территории чудесным образом совпала с информацией о том, что на дорожных коридорах с той стороны террористы поставили таможни. Просто совпадение.

– Справки переселенцев в серых зонах – это новое "ноу-хау"?

– Массово справки переселенцев стали всплывать на блокпостах перед "серыми зонами" в аккурат с момента закрытия одного из КПВВ. Свежие, вчера выданные.

Неконтролируемая выдача справок создает серьезный риск для безопасности.

Выдача таких справок – тоже бизнес, кстати. Места массовой регистрации таких переселенцев известны. Бывает, остановишь проверить документы у 5-6 грузовичков подряд, а водители все живут по одному адресу. Большой семьей.

ЗАКОНОПРОЕКТ ОТ ДЕПУТАТОВ ОППОБЛОКА – В ЧИСТОМ ВИДЕ ПОПЫТКА УЗАКОНИТЬ ПРОЕКТ "НОВОРОССИЯ"

– Наталья, почему вы решили подавать в суд на СБУ?

– Прочла законопроект №4297 об особенностях управления отдельными территориями Донецкой и Луганской областей – и очень, скажем так… неприятно удивилась.

Этот законопроект – в чистом виде попытка узаконить проект "Новороссия".

Сам документ, точнее файл, создан в 2015 году. В нем даже сроки проведения выборов прописаны прошлым годом: "Вибори Глави МТО Донбас, депутатів Представницького Зібрання МТО Донбас, депутатів районних, міських, районних у містах, селищних, сільських рад, сільських, селищних і міських голів на території МТО Донбас призначити на 25 жовтня 2015 року".

 

В нем все чудовищно прекрасно – от названия до последнего предложения заключительных положений.

Есть все правовые основание привлечь авторов законопроекта – нардепов Нимченко, Воропаева, Матвиенкова, Сажко, Дунаева и Мороко – к ответственности за преступление, предусмотренное 110-й статьей УК "Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины".

Есть прямой умысел и цель – изменить границы территории Украины способом, нарушающим порядок, установленный Конституцией.

Сам факт регистрации делает законопроект публичной информацией – а посему законопроект является публично распространенным материалом с призывом к изменению границ территории и государственной границы Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией, совершенное лицами, которые являются представителями власти.

Подобные действия, тем более совершенные депутатами, дают определенной части общества считать, что сепаратизм и насильственное изменение конституционного строя – на самом деле вполне легальны и законны.

Я достаточно подробно изложила в уведомлении о преступлении, совершенном группой депутатов-авторов и инициаторов законопроекта 4297, все обстоятельства, указывающие на совершенное преступление.

СБУ их не увидела. И сведения в ЕРДР не внесла, о чем мне, и еще нескольким моим друзьям и единомышленникам, подавших в СБУ аналогичные уведомления о преступлении – сообщила письменно под копирку.

И не внесено по сей день, хотя есть решение Шевченковского суда Киева от 19 мая 2016 года, которым судья Малиновская обязала СБУ внести мое заявление в ЕРДР.

Жду ответа – так когда же начнется досудебное расследование?

Леся Ганжа, для УП

Фото с ФБ Наталия Мещерякова

Читайте также: