Митинг заказывали? Технология надувательства масс

Я много раз выполнял заказы сорвать митинг или другую политическую акцию, и все оплаченные акции пока заканчивались успешно. Но не нужно думать, что это легко. Как это делается в Одессе, Харькове и других городах Украины.

«Cрочно! Быстрый заработок! Участие в пикете и митинге – 50 грн в час. Обращаться в комнату №…» Такое объявление попалось мне на глаза в одном студенческом общежитии. Обычный листочек из тетрадки и слова, написанные фломастером.

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ

В комнате, указанной в объявлении, сидел мальчишка лет 19-ти, назвавшийся Серегой. На мое журналистское удостоверение и предложение поговорить на тему «быстрого заработка» реакция была однозначной: никогда и ни за что. Но, при виде купюры с Михаилом Грушевским, парень мгновенно сделался необычайно говорливым.

…Все началось перед выборами в Верховную Раду. Пришли некие «дядьки» и предложили поучаствовать в сборе подписей за кандидата, фамилию которого Серега уже забыл. Деньги на тот момент закончились, и он согласился. Позже неплохо выполненная работа по сбору подписей стала своего рода протекцией, и те же «дядьки» предложили сформировать команду для политического пикета. Судя по тому, что цвет знамен во всех последующих пикетах постоянно менялся, а лозунги противоречили друг другу, заказчики тоже были аполитичны и тоже интересовались только денежными знаками.

Чего только не орали под властными стенами, отрабатывая хлеб насущный, купленные за «полтинник» студенты. Чего только не приходилось держать в руках для пущей убедительности: удочки с надетыми на них флагами, чучела, подлежащие сожжению в конце митинга, карикатурные портреты вождей. А после такой акции протеста – даже самой справедливой – начинаешь высматривать денежный «фундамент», а собственную веру в разумное, доброе, вечное и «жизненную справедливость» вспоминаешь с усмешкой… Разделять убеждения незачем – вы просто зарабатываете деньги.

Вообще профессия «бригадира» – дело доходное. Поставляя своих людей на мероприятия, постоянно сотрудничая с организаторами митингов и представителями общественно-политических партий, они зарабатывают до 700 долларов в месяц, а в преддверии выборов к этой сумме смело можно добавлять еще один ноль. То есть митинги, пикеты и демонстрации превращаются в реальный бизнес.

Не ошибусь, если скажу, что организация публичных митингов сегодня превратилась в настоящую индустрию. В ней заняты тысячи людей, готовых за определенную плату устроить любое общественно-политическое мероприятие. И, как говорят профессионалы, подготовка стотысячной демонстрации «регионалов» или социалистов от проведения пикета какой-нибудь карликовой партии из пяти-семи человек технологически не отличается. Разница только в бюджете и наличии административного ресурса. Впрочем, в этом бизнесе, как и в любом другом, есть свои секреты.

Кто-то планирует цели и задачи, организацию «мероприятия». Но стоящих на ветру и морозе студентов не интересует ни сама проблема, ни кто виноват в ее появлении, ни чего мы хотим добиться в конечном итоге… Главное – дождаться конца мероприятия, вернуть организаторам удочку с флагом и получить свои кровные.

Серега расслабился, хлебнул пивка и продолжил:

– Выборы – это золотое время. Столько «бабла» можно срубить по-легкому! Нас в Одессу возили протестовать против тогдашнего мэра. Всяко бывало. И побили слегка, и в милицию потом забрали, но зато по 200 долларов в день платили! В Харькове работа поспокойнее, но ведь и платят на порядок меньше.

По мнению Сереги, очень важно быть подкованным юридически. Например, не стоит бояться милиции и того, что митинг разгонят силой. Дело в том, что насильственный разгон митингов или пикетов, как некое яркое действие, всегда интересен для СМИ. Таким образом, протестующие, которых разогнали, пусть даже законно, могут быть уверены, что событие станет главной новостью в вечернем выпуске новостей. А милиции этот пиар ни к чему.

Опять же, при необходимости, организаторы всегда могут найти людей, готовых поплатиться «за идею» синяками, ночью, проведенной в «обезьяннике» и дальнейшими проблемами с законом. Правда, таких «активистов» нужно не так уж и много.

Сереге, как бригадиру, по сей день непонятна технология того, каким образом в милицию попадают именно те, кто заранее согласился на роль «страдальца» или даже «сидельца 15-ти суток». Но милиция никогда не ошибается. Представители закона задерживают только тех, кого следовало, а с остальными обходятся очень аккуратно.

Есть в этом бизнесе и экстремалы. Это те, кто за очень хорошие деньги соглашается ехать командой под видом агрессивно настроенной молодежи в города стран СНГ. По заказу «шоу-мэнов» от политики они там могут изображать ксенофобски настроенную молодежь, пьяных футбольных фанатов, демонстрации секс-меньшинств. Заработки там по-настоящему высокие. Но при этом фирма-заказчик никакой безопасности не гарантирует. Можешь крепко «в тыкву» получить, а то и вовсе прибьют. А уж если местная милиция поймает, считай – получил неприятности по полной программе.

Возможно, подействовало выпитое пиво, а может Серега решил показать свою значимость в большой политике. Он достал из тумбочки небольшой листочек, напечатанный мелким шрифтом, на котором крупно была только одна фраза: «Ни при каких обстоятельствах не брать настоящий документ на пикетирование!» Все остальное – очень мелко и убористо. Это и было то самое, святая святых – инструкция по поведению на митинге.

Да, составлял ее, видимо, далеко не глупый человек. Циркуляр запрещал на митинге иметь при себе оружие, наркотики, спиртное, лекарства. При задержании милицией предписывал на все вопросы отвечать односложно – «Не знаю!» и ссылаться на организаторов, которые вроде должны быть где-то рядом, но фамилии и внешность которых вам лично не известны. Плакаты, флаги и прочую атрибутику, согласно написанному в этой инструкции, вы подобрали на тротуаре.

В конце листочка цитаты статьи Конституции Украины, которая позволяет не свидетельствовать против себя и своих близких.

Кто теперь скажет, что это не бизнес? Нет, это больше, чем бизнес. Мощная машина работает, организуя «массовку» по заказу партий и движений. Ничего личного. Никакой политики. Просто бизнес…

Геннадий Николаев

КАК СОРВАТЬ

Профессия – провокатор

Почти исповедь

В последнее время в прессе часто публикуются материалы о тех, кто за деньги готовит и проводит заказные митинги. Но ни слова не говорят о тех, кто занимается более опасной деятельностью: срывает митинги и пикеты. Обидно, вот и решил поделиться.

Я много раз выполнял заказы сорвать митинг или другую политическую акцию, и все оплаченные акции пока заканчивались успешно. Но не нужно думать, что это легко. Иногда положительный результат до последнего момента находится в миллиметре от поражения.

В нашей работе существует свой «кодекс чести», а потому я не стану называть ни имен заказчиков, ни организаций, которые оплачивали мою деятельность. Обозначу сразу: не бывает митингов, которые невозможно сорвать. А потому применяемые методики срыва весьма разнообразны. Можно привести заранее заготовленную группу ораторов-«оппозиционеров» с хорошими зычными голосами и заготовленными в штабе «кричалками» и выступлениями, чтобы «заболтать» мероприятие. Можно принести спецсредства и просто «зашуметь» митинг. Благо, в угоду футбольным фанатам, теперь в спортивных магазинах продается любая фигня для «поведенных» на футболе – от барабанов, труб, маракасов до хлопушек и мегафонов.

Есть железное правило. Нельзя дать понять участникам митинга, против кого мы «шумим». Все должно выглядеть, как звуковая поддержка какой-то из сторон. Иначе другая сторона-участница может и по «репе» настучать. По этой же причине нельзя посылать на митинг маргинальных личностей: алкашей, наркоманов, хулиганов, бомжей, люмпенов и т. п.

Итак, митинг. Нужно понимать, что проплаченный митинг всегда охраняется. Контингент охраны зависит от многих факторов, но, в любом случае, нужно сразу определиться, кто охраняет: милиция или бандиты. Нужно быть готовым, что при малейшей попытке вмешаться в действо, эти товарищи мгновенно отреагируют и прекратят ваше участие в мероприятии. От типа охраны, кстати, зависят формы, методы и жесткость «приостановки» вашего участия в акции. Условия работы, как правило, фронтовые. То есть находишься между жерновов из милицейского спецназа и группы местных бандитов. И от кого первого схлопочешь, можно только догадываться.

Нельзя вылезать на первый план раньше времени, то есть необходимо дождаться приезда телевизионщиков. Наша работа как раз на них и рассчитана. Главное во время «раздачи слонов» – попасть в кадр. За это и платят. А якобы пострадавшая от силового воздействия сторона, сможет позже возмущаться в прессе по поводу ограничения прав и свобод, тиснуть по этому поводу статейку в прессе, а то и вовсе обратиться в суд.

Итак, уловив момент появления телекамер и микрофонов, я запускаю в толпу своих ребят, которые ходят среди участников митинга с лозунгами и плакатами, которые, мягко говоря, не совсем соответствуют заявленной теме митинга. Лозунги и вовсе могут противоречить идеологии митингующих. А если целью акции срыва есть полная дискредитация участников, то можно и поприкалываться. Например, выставить плакаты в защиту сексуальных меньшинств.

Очень важно, чтобы качество изготовления наглядной агитации в руках парней было выше, чем у тех, кто проводит митинг. Этим полностью отвлекается внимание от главной мысли политической акции. Ведь, исходя из принципов Станиславского, красная косынка на сцене всегда отвлекает на себя внимание зрителя. Потому наши «картинки» обязательно будут замечены объективами телекамер и выйдут в вечерних новостях. А это, возвращаясь к Станиславскому, и есть сверхзадача – сработать против организаторов.

Говорят, что, согласно военной доктрине, современный танк рассчитан всего на пять минут боя. Мои «прапороносцы» тоже не продержатся больше пяти минут. Охрана отберет плакаты и вытолкает их из толпы. В худшем случае прикормленная милиция отправит в «обезьянник» за нарушение общественного порядка, где уже в условиях райотдела, а не под «объективами Шеленберга», отведет душу, дав волю эмоциям и рукам.

Во втором акте Марлезонского балета на сцену выходят мои ораторы. Можно просто громко разговаривать в непосредственной близости от выступающих, а если мероприятие массовое – без мегафона не обойтись. Орать можно все. Вплоть до лозунгов в защиту хомячков от полного истребления или призывов собрать деньги на работу всемирной лиги сексуальных реформ. Если нужно, чтобы боец с мегафоном поорал дольше, ему нужно обеспечить одно-два кольца личной охраны. А уж если нужно полностью отвлечь внимание толпы от предлагаемой идеологии мероприятия, то приходится самому написать пламенную речь, а мегафон отдать профессиональному актеру, который сыграет роль местного Че Гевары.

Он легко возьмет толпу в оборот и станет контролировать ход митинга. Бывали случаи, когда выступлением «пламенного революционера» увлекались даже проплаченные противником участники митинга. Заработав популярность, сам «Че Гевара» со временем полностью переходил на вольные хлеба, чтобы в дальнейшем неплохо зарабатывать штатным оратором у разных партий и движений.

При надлежащем финансировании подрывной акции можно организовать работу собственного пресс-центра, который будет передавать в режиме он-лайн материалы в интернет, раздавать листовки и прокламации, что кардинально изменит ход митинга. Идея проста: сделать все более качественно и зрелищно, чем у конкурентов. Короче, за ваши деньги – любой каприз!

Кстати о деньгах. Никто из моих коллег-пиарщиков не станет организовывать серьезный митинг, направленный, скажем, против центральной власти, за две тысячи долларов и даже за пятьдесят тысяч долларов. Настоящий специалист стоит не менее шести нулей перед запятой. Но в нашей стране есть лишь единицы политических движений, способных на подобную щедрость.

Не стану присваивать чужую славу и нарушать авторские права. Все эти технологии разработаны не мной. Но я немало потрудился, изучая специальную литературу, роясь в глубинах интернета. Теперь я профессионал и горжусь этим. Это дело моей жизни и мой процветающий бизнес.

Иногда я смотрю по телевизору трансляцию со всяких политических акций. Я легко узнаю свои же технологии и могу на два-три хода вперед предугадать, что будет дальше. При этом я с уважением думаю о своих коллегах, которые занимаются этой нелегкой, а подчас и опасной работой.

С уважением, Че

Источник: Главное

Читайте также: