Солдаты народа — 2. Еврейский вопрос

Город Матюнинск – не из самых маленьких, и уж далеко не самая маленькая — наша городская администрация. Самый большой человек в администрации – господин Антон Антонович Паляница, а одними же из самых маленьких винтиков державного механизма являемся мы с Юрой, – младшие референты в самом задрыпанном отделе. О нашем реальном весе в родном учреждении лучше всего скажет маленькая, но выразительная деталь: тесноватый и темноватый наш с Юриком кабинет расположен в коридоре по соседству с… учрежденческим туалетом!.. Вот и судите, за кого нас тут держат…

Наши посетители не догадываются о нашем с Юрасем реальном весе. Они смотрят на нас снизу вверх. для них мы — цари и боги, ведь это именно к нам они ходят на приём, иногда — и многократно… Представляю, как долго и тщательно готовится каждый посетитель к визиту к нам. Пишет несколько страниц докладной записки по своему вопросу, перепечатывает начисто последний вариант, заучивает наизусть тезисы будущего устного выступления в нашем кабинете…

Чистит и гладит самый лучший парадный костюм, отчищает до блеска гуталином самые незаношенные из туфель… Ночь накануне спит урывками, поминутно просыпаясь и дёргаясь… Утром торжественно бреется, чистит зубы специально купленной для этого дня зубной пастой, и — благовейно следует к ЗДАНИЮ администрации… Попадает в наш с Юрасем кабинет, садится на стул напротив — и говорит, говорит, говорит… часами!.. А мы с Юриком слушаем его, слушаем, слушаем…

Киваем, поддакиваем , соглашаемся, бросаем дежурные реплики вроде: «Очень интересно!», «Чрезвычайно важная информация!», «Мы немедленно доложим нашему руководству!» Иногда мы даже высказываем готовность немедленно отвести посетителя для принятия скорейших мер по его вопросу к кому – либо из вышестоящих — к завотделом, к начальнику управления или даже к курирующему наше направление 2-му первому заместителю, демонстративно созваниваемся с приёмной того или иного из наших шефов, но в итоге оказывается, что нужного человека на месте нет: ещё не прибыл… только что уехал… сидит на совещании… заболел…, и так далее… И мы разводим руками: и рады бы в рай, но… но этим вопросом мы обязательно вплотную займёмся завтра, всех на ноги подымем, а нужное посетителю – сделаем!.. С тем он и уходит. И вы думаете, хоть что-либо нами делается? Хе-хе…

Юрка рассказывал: звонит ему по срочной надобности какой-то мелкий жэковский чин, а тут к нему в двери, видать, очередной посетитель сунулся, и слышном было в трубке, как невидимый собеседник гаркнул на непрошенного гостя: «Закройте дверь немедленно!.. Вы что, не видите: я с ГОРОДСКОЙ АДМИНИСТРАЦИЕЙ разговариваю!..» Понравилось это Юрке, забалдел он, закайфовал…

Только представьте картину: сидит этакая микрошная сошка в обшарпанном кабинете, на расшатанном стуле, рядом уборщица грязной тряпкой по полу елозит, за окном кто-то пьяненький топчет цветочную клумбу и гнёт матюки, а он с вышестоящей ВЛАСТЬЮ общается!.. Это же — апофеоз его деятельности!.. Ритуал вроде религиозного… Пообщаться с ВЛАСТЬЮ — словно бы к самому Господу прикоснуться!.. А что конкретно он этой самой ВЛАСТИ скажет, и что она ему на это ответит — да какая разница?!. Всё равно толку для дела — никакого, зато один руководящий (на своём уровне) человек пообщается с другим руководящим (уровнем чуть повыше) человеком, и у обоих — такая благостность от этого на душе!..

Мало новостей в ЗДАНИИ, не любят у нас неожиданных изменений, оттого и в атмосфере чуток веет затхлостью, нафталинчиком попахивает… Иногда лишь — лёгкие колебания в воздухе. Среди последних — 2- й первый заместитель Антона Антоновича Паляницы поменял своих помощника и секретаршу. Кто у него раньше был — тех мгновенно забыли, бесцветные личности, сейчас же помощником у него оказался этакий типчик из порода аспирантиков- бодрячков, — выглаженный, вежливенький, противненький…

И секретарша уж не толстая бесформенная кобыла, а девица лет двадцати, в брючках, в импортной кофточке, пышные волосы, требующая тщательного ухода причёска… Ещё та девочка!.. Из тех, кто себе на уме, у таких обычно носик – и тот умный!.. Такую товарищески по плечу не похлопаешь, а тем более за попу не ущипнёшь…

Я умных девушек не люблю, и Юрась таких не любит. На всякий случай мы с ним попытались было к ней клинья подбить, (естественно – по одному и в разное время), но сказала она в наш адрес своё брезгливенькое «Фэ!..», и мы вмиг отвалили. Дурёха, даже не подозревает, от каких двух сокровищниц отказалась… Теперь пусть даже на коленях перед нами валяется, умоляя о взаимности, — фигу с повидлом от нас получишь!.. Ну то есть в отношении себя я железно уверен, а что у Юрки на душе — он мне не докладывал…

Наблюдал я недавно очередное аппаратное совещание в администрации. В президиуме в самом центре сидит Антон Антонович Паляница — вальяжный, энергичный, по-своему даже весёлый. 1-го первого заместителя Паляницы нет — лечится от алкоголизма в привилегированном санатории. По правую руку от Антона Антоновича таким образом оказался 2-й первый заместитель. Лицо – напряжённо-каменное, ничего на нём не прочтёшь. И — туповатое, хоть сам 2-й первый далеко не туп. Значит – маскируется под окружение, и трудно ему до их уровня опуститься, отсюда и напряг в глазах. А господину Палянице никакая маскировка не нужна, он и в самом деле — такой, отсюда и весёлость.

По левую руку от Паляницы — начальник городской милиции полковник Кужело, типичная ментовская харя с оттопыренными ушами и выпученными гляделками, а по правую руку от 2-го первого — начальник городской торговли Шеычук, — благодушный, розовощёкий, кругленький… Юрка мне и говорит, кивнув на них: «Вот они, подлинные столпы нашей жизни!» М — да… Милиция и торговля, штыки и деньги, сила и капитал, а в центре — опирающаяся на них ВЛАСТЬ. . Одно без другого не может, — эта Система работает только в связке.

Мы с Юрой против этого ничего не имеем, но почему же нам не обеспечено уютное место у кормушки?.. Что мы — глупее прочих?.. Не глупее, даже наоборот… умнее многих прочих, за исключением разве что завспецбуфетом… От того и обида — от несправедливости!..

От постоянного отдохновения от кипучей деятельности потянуло нас на глубокие размышления про смысл бытия и всё такое, важное… Насчёт смысла быстро выяснили: никакого смысла – нет вовсе. Но другая тема вызвала куда больше волнительных дискуссий, и тема эта – евреи.

Юра припомнил двух евреев-телеведущих. Когда-то совместно они вели одну телепередачу, — детско-спортивную, кажись… Потом им этого показалось мало, они разделились, и каждый вёл теперь по собственной телепередаче, всё в том же духе: охмуряли наших детей под вывеской заботы об их физическом и духовном здоровье. (Вы заметили, как трогательно заботятся евреи о благе любого народа, в среде которого они живут?)

Обе эти передачи связаны с регулярными выездами их участников в ближнее и дальнее зарубежье. И вот эти жирноватенькие, с бабьими лицами и умненькими улыбочками еврейчики вывозят наших детей за рубеж, питаясь в дороге, несомненно, за счёт их провианта (не тратиться же самим на покупку продуктов!), а там их торжественно встречают другие еврейчики, славянских детей сплавляют в третьесортные гостиницы, своих единоверцев селят у себя — и живут они там припеваючи!.. Вот и получается, что славянские дети – это балласт, позволяющий еврейским тележурналистам ездить на Запад на халяву!..

И ещё разобраться надо, чему учат наших детей засорившие нашу педагогику лица понятно какой национальности. По мнению Юры, музыкальные школы – это вообще рассадник духовной заразы. Славянскую ребятню заставляют исполнять музыку в основном еврейских композиторов, которая лишь засоряет славянские мозги и делает нашего человека слабым и безвольным, — а ведь именно этого и добиваются заправилы мирового сионизма! А если по программе ученики проходят не-еврейского композитора, то берутся у него намерено вещи усложнённые, малопригодные к детскому восприятию, чем прививается подсознательное отвращение к нееврейской музыке в частности и не-еврейской культуре вообще.

Приметил мой приятель и тягу еврейских музыкантов к скрипке, — почему не пианино, не виолончель, не барабан или не ещё какая-либо музоидная фигня?.. Да потому, что в случае необходимости скрипку проще всего украсть, продать или вывезти за рубеж, за неё можно больше содрать с доверчивого покупателя, выдав за Страдивари (якобы – итальянец, но поскольку еврейские искусствоведы упрямо именую его «великим», то наверняка -тоже еврей!), наконец – скрипку просто легче таскать с собою везде и ездить с нею на гастроли, а с пианино под мышкой ты не очень-то нагуляешься… Еврей никогда не упустит из внимания своей пусть и маленькой, но выгоды!

Я же высказал обеспокоенность засильем евреев среди учителей русского языка и литературы. Почему русского ребёнка русскому языку учит не-русский человек? (Если не сказать – антирусский!..) У русского народа что – не хватает мозгов на нужное количество учителей русского языка русской национальности?! И кстати, кто видел среди наших евреев — учителей еврейского языка? Нет таких, когда они изучают свои иврит и идиш — приглашают педагогов из Израиля… И уж тем более невиданная вещь: чтобы еврейских детей еврейскому языку обучали не-евреи!.. Совершенно понятно, почему евреи берутся за изучение русского языка – чтобы внушить русским детям отвращение и к языку, и к культуре родного народа… Я не говорю: сознательно!.. У них это происходит на уровне генов. Словно зуд в крови: коль ты еврей -то должен губить именно ту культуру, на теле которой сам словно паразит живёшь и развиваешься!..

С обидой вспоминаю недавний конкурс русской поэзии, показанный по ТВ. Все или почти все чтецы стихов — всенепременно евреи!.. И как они читали русские стихи — шепелявя, гундося, чуть ли не запинаясь и заикаясь, всячески показывая, что и стишки — дрянцовые, и вся русская поэзия в целом ценна лишь потому, что еврейские декламаторы за её исполнение имеют возможность получить гонорары и премии. Любопытно, однако, что когда чтецам приходилось декламировать произведения таких великих р у с с к и х поэтов, как Мандельштам, Пастернак, Бродский, Слуцкий и тому подобных, то и шепелявость как-то сразу пропадала, и гундосость начинала звучать совсем по-другому, благородней…

Юра сафоризмил: «Еврей – это способ жить как можно лучше!» В смысле: никогда и ни при каких условиях не упускать ни одной из возможностей хоть как-нибудь обогатиться, пусть немножечко, но – улучшить свои жизненные условия, и т.д. Кто видел еврея, работающего, к примеру, на заводе?.. Я видел. Всего лишь одного – за много-много лет, да и тот не у станка стоял, естественно, а в белом халатике «вкалывал» в заводской лаборатории, которой попутно и заведовал, но и при всём при этом чуялась в нём какая-то внутренняя скованность, даже ущербность!.. Дескать, как же так: я, ЕВРЕЙ, и – здесь?!.

И многословно оправдывался он в беседах со всеми желающими его выслушать, объяснял подробно каждому встречному — поперечному, какие совершенно исключительные, особые обстоятельства загнали его на завод, и каждый ему сочувствовал, и поддакивал, и каждый в глубине души — всё равно не понимал, не мог воспринять… Еврей – и завод, еврей -и физический труд, еврей -и вредное производство…(если не считать таковым торговлю, за махинации в которой можно и пострадать после следствия и суда)… Вещи эти -абсолютно несовместные!..

Кто-то возразит: но ведь правят властные структуры, а вот как раз здесь евреев – маловато… Да, согласен: мало среди наших чиновников семитов… (В нашей городской администрации — вообще ни одного, мы с Юриком специально проверяли).Но – почему?.. А потому, что быстрые на мудрые мысли еврейские мозги давно уже скумекали: власть правит этим миром, а деньги правят властью, ну а деньгами правят (в основном или в большинстве случаев — формулировать можно по-разному, но суть от этого не меняется) – евреи, как внутри страны, так и за её пределами!.. Вот и выходит, что Матюнинском в конечном счёте правит не господин Паляница, каким бы царём и Богом он сам бы себя ни чувствовал, а — ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО Доллар!.. Так зачем же мудрому еврею просиживать свои штаны в чиновничьей канцелярии, когда всё славянское чиновничество и так усердно пашет на мировой сионизм?!

Что сделал бы еврей, чисто случайно оказавшись на должности младшего референта (как у нас с Юрасем)?.. Перво-наперво придал бы своей деятельности видимость значимости и важности, потом нашёл бы среди клюнувших на эту удочку простаков наивняка с денежками — и продал бы свою должность ему втридорога!.. А выручку — тотчас вложил бы в выгодный гешефт, и скоро начал бы процветать… Почему мы с Юриком не можем так сделать, хоть умом и понимаем, что именно так и следовало бы нам поступить?.. Да потому, что оба — братья-славяне!.. Знать – всё знаем, но поступать по знаемому – лень-матушка. Да и окружающие осудят. Скажут: откуда у вас, честных славянских балбесов – и такое чисто еврейское прохиндейство?.. Нехорошо это — от обычаев своей нации поведением отрываться… Каждому — своё. Евреем надо родиться — вот о чём я…

Вирус еврейства опасен заразностью. Найдись в душе твоей слабинка -потихонечку разовьются в тебе семитские наклонности, чуть дрогнешь душой, и – кончено, ты тоже стал на какую-то часть души евреем!.. И не утешай себя успокоительным созерцанием собственного паспорта и даже смотрящим на тебя из зеркала вроде бы вполне славянским отображением – это обман, мираж… Ведь еврей – это в первую очередь твоё нутро, и уж только потом — твои документы!..

Вот почему среди множества расплодившихся в последнее время у нас политических партий еврейских — практически нет? Да потому, что ВСЕ наши партии, если разобраться — еврейские!.. Коммунисты и демократы, либералы и патриоты, консерваторы и радикалы — все они, если разобраться до конца, созданы на еврейские денежки и действуют в еврейских интересах… И в самом деле, кому выгодно сеять в едином народе вражду путём деления его на множество противоборствующих партиек и группировок?.. Тем это выгодно, кто жаждет захватить власть над разобщённым народом в свои собственные сионисткие руки…

А что очень многие активисты этих партий настроены против евреев и всячески агитируют против сионизма, так это — маскировка… И любую, самую злобно-антисемитскую организацию если взять и поскрести прошлое её лидеров — уверен, обнаружь, что антисемитизмом руководят те же евреи, и очень умно используют его в целях пробуждения и воспитания своего еврейского патриотизма. Или вот о фашизме вспомним… Множество публикаций свидетельствуют, что и Гитлер, и Гиммлер, и Геббельс имели в себе значительный процент еврейской крови, и, следовательно, волей-неволей действовали в интересах сплачивания еврейской нации и пробуждения еврейского самосознания.

Вот зачем на ТВ долгие годы бывший музыкант и понятно кто по национальности Макаревич вёл передачу: «Смак»?.. Да затем, чтобы мучать наш народ зрелищем продуктов, которых он уже никогда не попробует! На еврейском телеканале в еврейской телепередаче обнаглевшие семиты на глазах обалдевших от их наглого поведения славян жрут либо импортные, либо славянские продукты, а нам остаётся только глотать голодные слюнки!..

Еврей всегда счастлив — но если только он не начал задумываться о своей жизни. Думать на эту тему вообще опасно — загнёшься от печали!.. Но если задумывавшийся о своей жизни славянин грустит, пьёт и кончает с собою, то задумавшийся еврей — грустит, творит что-либо гениальное (книгу, симфонию, картину),продаёт её за миллион долларов, и живёт дальше уже весело и загульно…Все свои поражения еврей запросто превращает в победы и сразу же потом – в деньги. Евреи спят с нашими женщинами, а потом с ухмылочкой наблюдают, как алименты на их детей почему-то платим мы, братья-славяне. Наши мужчины тоже спят с еврейскими женщинами, и потом не только платят алименты на получившихся детей, но даже и женятся на их матерях. Ведь еврейские женщины как липучки – попробуй от них отвязаться!..

Кстати – о том, что в нашем ЗДАНИИ нет ни одного еврея. Однажды у кого-то из проверяющих это вызвало подозрение: а почему нет, собственно говоря?.. они ведь везде – есть, а раз здесь — нет, то возникает чувство, что всё равно – есть, но умело маскируется… Срочно организовать хотя бы хотя бы одного семита, и пусть будет на виду — для всеобщего спокойствия!..

Антон Антонович дал команду: немедленно сделать одного из нашенских — евреем! Подобрали подходящую кандидатуру с типичной для евреев фамилией Иванов, провели с ним разъяснительную беседу. Вначале он ерепенился: «Выдать себя — за еврея?! Да как вы смеете!.. Я же порядочный человек!..», но ему накинули малость к зарплате, он и признал перед очередной комиссией проверяльщиков: да, мол, еврейский я человек, охотно каюсь, а что в анкетах ранее другое писал, так то была ошибка…

Проверяльщики удовлетворились: еврей — вот он, перед глазами, натуральный, никто его не преследует и не третирует, и сам он ни от кого не шифруется, следовательно – всё в порядке в данном учреждении с гарантированной государством политикой дружбы наций и народностей… А вокруг бедолаги – Иванова сразу же сам собою образовался незримый круг отчуждённости. Мол, хоть и не еврей он ещё, но уже как бы и не наш товарищ, а какое-то ни то, ни сё… Не выдержал морального пресса Иванов, занервничал, втихую уволился, потом женился на еврейке и укатил в Израиль. Тем и доказал окончательно: не наш он был человек!..

Юрась не раз рассказывал о тех пакостях, которые за его жизнь натворили ему евреи — волосы дыбом встают!.. Началось всё ещё в роддоме, где еврейка – акушерка перепутала младенцев. По косвенным признакам Юрка определил, что родился в семье секретаря райкома партии (отсюда – ум, характер, внешняя импозантность), но его всучили за родного сынулю в семью жалкого токаря — забулдыги, а забулдыжного отпрыска — отдали секретарской супруге, — заместителем министра стал теперь тот бывший младенец, по загранкам раскатывает не еженедельно, часто по телику мелькает… А будь всё по правде — это Юра ныне по заграницам бы разъезжал… Вся жизнь коту под хвост пошла!.. Понятно, что за давностью лет ничего уже не докажешь… Но Юра знает: так всё и было, и виноваты – евреи!..

Идём дальше. Детский сад, занятия по пению. У Юрочки — изумительный голос. Карузо, Магомаев, Робертино Лоретти рядом с ним — пустой звук, ничто, бездари и халтурщики!.. Но аккомпаниаторша – еврейка старательно учила детсадовскую малышню лишь своим, еврейским песенкам, и однажды Юрочка спросил её: «А когда будем же учить русские песни?..».

Она возмутилась и так гаркнула на него, что Юрка со страху потерял голос… Ну, не совсем, конечно, а просто петь уже не мог, как возьмёт первую ноту — так в горле сразу начинает першить… Врачи сказали: это психическое!.. Папашка – пьянь подстерёг ту аккомпаниаторшу после работы в тёмном переулке, надавал ей по мордам, и в целях профилактики хотел её изнасиловать, но тут подоспевшая милиция схватила его… Хорошо – судья был нормальный русский человек, и папашке влепили «всего лишь» три года общего режима (за «злостную хулиганку», а кошелёк и попытку изнасилования сочли недоказанными), но и их же ещё надо было отсидеть!..

Школа. Молоденький учитель физики Аркадий Исаакович (национальность надо уточнять?) застукал Юрку вечером в школьной раздевалке целующимся с одноклассницей, из вредности устроил образцово – показательный скандал, в результате девочка ушла в другую школу и из юркиной жизни, больше он её не встречал, сама собою кончилась их любовь… А сейчас девочка та – знаменитая актриса, в крутых сериалах снимается, бешенные бабки наверняка зашибает, будь Юрка её мужем — жил бы как король!.. Думаете, не обидно?!.

После школы захотел Юра стать врачом, пришёл в приёмную комиссию мединститута, а там — одни евреи, сидят и смотрят на него недобрыми глазами. Дескать: «Как? И ты всерьёз рассчитываешь к нам поступить?!» Нет, кой на какие специальности брали и славян — хирургами, например… (Не любят евреи в требухе людской копошиться, им гинекологию подавай со стоматологией, на худой конец — педиатрию, обожают они щупать наших ребятишек своими цепкими ручонками… )

Но ведь в случае любой неудачной операции главврачу-еврею хирург-славянин — наипервейший кандидат в стрелочники, глазом не моргнёшь, как окажешься в преступниках и убийцах в белых халатах!.. Один бывший зек в семье уже был, хватит, поэтому отказался Юрка от врачебной карьеры (о, какую левую деньгу он бы сейчас зашибал!), и поступил в инженерно-строительный вуз. Почему?.. Потому, что ректором там еврей был! Рассуждал Юра так: раз руководит всем еврей, значит здесь — хорошо…

Не знал тогда молодой и ещё наивный Юрась всей глубины семитского коварства, — для того и держали здесь ректором еврея, чтобы славянскую молодёжь в гиблый вуз заманивать, за успешное выполнение этой задачи наверняка хитрозадому ректору тайно доплачивали из секретных сионистких фондов… Так и получилось, что высшее образование у Юрки из-за семитских козней получилось дурацкое и малополезное по жизни…

Про свою армейскую службу Юра всегда помалкивал, однажды у него только вырвалось: «Капитан Иосиф Гольдштейн — это такая сволочь!..» — и зубами заскрипел страшно.

После армии взяли Юру инженером в проектный институт. Понятно, что заправляли там исключительно евреи, славянские же бараны были нужны им для черновой работы, а также на случай крупной аварии или катастрофы – как козлы отпущения. Юрчик успел проработать лишь два месяца, а потом рухнул возведённый три года назад по институтскому проекту мост. Юру мигом отдали под суд.

«Но это же не мой проект, это проект Канцельмана! А я вообще тогда в институте не работал!» — кричал Юрка, но судья Шульберг его и слушать не хотел, и уже готовился впаять «пятак» изоляции от общества, но тут разгребавшие остатки моста бульдозеры случайно раскопали месторождение какой—то редкой и очень ценной руды… Канцельману и ещё трём возглавляющих проектный институт евреям за соучастие в важном открытии дали по ордену а Юрку взяли на работу в городскую администрацию.(Шульберг вынужден был логикой обстоятельств вынести ему оправдательный приговор, и при этом так кривился от отвращения к самому себе, словно родную маму насиловал!)

Сейчас странно вспоминать, но первоначально Юрка планировался на замзавотделом. Однако в первый же день работы, что-то покупая в спецбуфете, он увидел жующим колбасу за отдельным столиком заведующего спецбуфетом, ну и пошутил, не подумав: «Кушаете в шляпе?.. Так обычно, хе-хе, евреи делают…» Покосился зав, поморщился, ничего не ответил, но – не понравилось ему что-то… И с тех пор о должности выше младреферентской в нашем учреждении Юрка мог только мечтать!.. Сломали еврейские козни карьеру парню…

Да и меня евреи сильно обидели… Чем именно — не помню, врать не буду, но знаю только, что ежедневно, ежечасно и даже ежесекундно меня морально утесняет сам факт того, что евреи — есть, ходят по нашей планете и вершат свои чёрные сионисткие дела…И даже самые светлые минуты моей жизни -когда я лапаю красивую бабу, например, или когда водку жру – моя радость отравлена постоянным зудом в мозговых извилинах: «А ведь еврейство всё ещё процветает!..»

Есть у нас с Юрасем и личные причины коситься на семитов. Женаты мы с ним на сестрах, Клавке и Верке (поскольку оба спим с обеими, то уж трудно различить, кто на которой конкретно женат!). Есть у нас общая тёща – Софья Львовна. Не насторожили нас в своё время её имя с отчеством, не проявили мы вовремя бдительности, и уж много позже ЗАГСа, годиков этак через три-четыре, узнали случайно, что тёща наша ведь того… еврейка!..

Ахнули мы с Юрасем, кинулись к тестю, ветерану хозслужбы МВД (ныне он в кооперативе каком-то охранником – одних жуликов от других стережёт!), кричим: «Что ж ты, сволочь старая, ментовская морда, не только сам позволил сионистке растлить себя и одурачить, но и нас теперича не предупредил, под удар поставил, зятьями еврейки заделал?!» Вначале хитрил он, мурыжил, мутил по всякому, но когда прижали мы его хорошенько да пару раз башкой о холодильник двинули — сознался со слезою в голосе: «Ребята, ежели по правде – так я ведь и сам… не Харитон Святославович, как у меня в паспорте записано, а от рождения — Зиновий Израилевич… А паспорт я себе в молодости у одного ханыги купил!..» Мы с Юриком так и рухнули…

Пришлось нашим женам валерьянкой нас отпаивать, после сердечного приступа!.. По правде, прибить бы наших этих двух семиток за то, что коварно мужьями женщин еврейской национальности нас заделали, но ведь — посадят… А оно нам надо – в очередной раз из-за евреев страдать?!. Короче, оставили обоих в живых, и даже не кинули… Сколько уж денежек в обоих вложено — жалко кидать!..

Эх-ма, житуха наша славянская! Ещё один конкурс по ТВ смотрели мы с Юркой недавно… Детишки там музицировали. Смышленый мальчуган с приятным славянским личиком играл на баяне, и как играл!.. А худосочный крючконосый пацан и такая же худосочная с таким же носярой девочка пиликали на скрипках какую-то гнусность. «Сейчас первое место эти два дистрофика поделят!» — обречённо выдохнул Юрка.

И точно — члены жюри конкурса (сплошняком – Рубенштейны и Голдфайны!) отдали первое и второе места этим двум худющим сионистикам!.. Могу представить, какими обазцово – пузатыми евреями они станут, когда вырастут!.. М-да… А мальчуган с баяном занял третье место. И то – только потому, что был, оказывается, сыном высокопоставленного чиновника, и не отдать ему третьего места крючконосые члены жюри просто не решились… Евреи – они ж такие угодливые перед властью!.. Но при этом – заметьте! — первые два места всё равно отдали с в о и м… Это — святое!..

Из Юркиных наблюдений: евреи — как тараканы, стоит только оставить без присмотра вкусный кусочек — как они сразу же слезаются к нему со всех сторон. Глазом моргнуть не успел – а кусочка уже нет!..

И ничего с их жизнестойкостью не поделаешь. Допустим — решили унизить еврея, насильно поставить на грязную работу, заделать, скажем — дворником… Кому охота нюхать мусорные отвалы?.. Славянин на этой работе запросто скис бы и запил, еврей же — вначале пищевые отходы станет отделять от непищевых и продавать их владельцам домашней живности в пригородах, потом повалит ему фарта ежедневно находить в мусорнике полные деньгами кошельки и золотые украшения, редкие книги и ценные картины, сумки и чемоданы с импортным новеньким ширпотребом… Кончит такой дворник тем, что купит себе «Мерседес» и наймёт вместо себя пару славян, чтобы вместо него во дворе прибирали, пока он, числясь всё тем же дворником, займётся каким-либо иным, ещё более прибыльным гешефтом. Непобедимо еврейство! Неискоренимо!.. И — очень заразно…

Я – нет, не властны надо мною бациллы еврейства. Пока ещё держусь стойко… А вот Юрась, чую – потихонечку начал сдавать. Заметил я у него зачатки какого-то ненашенского ум а и чуждой славянам расчётливости, — от тёщи, что ли, нахватался?.. Как-то изложил он мне, к примеру, свой грандиозный и, увы, типично еврейский планчик — продать кому-либо налево за наличные свою чиновничью должность и купить на эти денежки какую-либо мастерскую — скажем, по производству пуговиц.

И ведь как всё предусмотрел он, вплоть до мельчайших мелочей!.. Заведёт себе трёх замов: первый займётся производством (взять трудягу, и пусть пашет за копейки), второй (обязательно – семит) – по снабжению, а третий (таки наш!) — по культурно-массовым мероприятиям – совместные пьянки и развраты, пикники за городом и круизы на океанском лайнере, сауны, казино, рестораны, бордели… Среди прочих работяг — штук пять в помощь первому из замов, чтобы было кому вкалывать. Два штатных подхалима — один чтоб в лоб льстил, грубо и фальшиво, второй — тоньше, культурнее, похожее на правду… Три постоянных любовницы: блондинка, весёлая и со связями. Одна – девственница, которую за год (торопиться не надо! в распутстве надо быть гурманом…) полностью растлить и превратить в последнюю шалаву, потом сбагрить её приятелям, а себе завести новую, опять-таки нетронутую девочку…

Ещё — пара родичей, трое-четверо друзей (надо же заботиться о близких людях), парочка спортсменов (вдруг морду конкурентам придётся бить?), один алкаш (как пример всем прочим, до каких низов жизни доводит неумеренность в выпивке), один дурак (в смысле – ещё более глупый, чем всё остальные, которые на его фоне начинают чувствовать себя умными), ну и один «дюже уж умный» — пусть сохнет на корню у всех на глазах со своими талантами. такое — завсегда бодрит тех, кто сохнуть и не думает… Хороший план у Юрика, правильный. Но согласитесь – не нашенского духа!.. Вывод мой таков: сгинул Юрка мой…скурвился… съеврейничал!..

…Чего ни делай, как ни старайся, а не совладать нам с еврейством…Эгей, сионисты -где вы?.. Я иду к вам… Сдаваться!..

Продолжение следует

Автор: Владимир Куземко, специально для «УК»

Читайте также: