Границы преданности

Когда авторитарный режим сталкивается с кризисом, как поведет себя регулярная армия, на которую этот режим опирается? Присоединятся ли военные к протестующим в случае революции или встанут на сторону автократа?  Когда военные переходят на сторону протестующих?

Если бы на эти вопросы можно было дать однозначные ответы, это позволило бы прогнозировать развитие кризисов, понять их продолжительность и насколько тяжелыми они окажутся, возможно, даже предсказать, завершатся ли они переходом к новой форме управления государством или погружением в анархию.

Политологи Хольгер Альбрехт из Американского университета в Каире и Дороти Ол из Университета Джорджа Вашингтона попытались найти закономерности в том, как военные в авторитарном режиме ведут себя в условиях кризиса. Опросив более ста военных из стран, переживших «арабскую весну», политологи смогли обнаружить тенденции, объясняющие реакцию армий на революции.

Подробное исследование опубликовано в журнале Perspectives on Politics Американской ассоциации политических наук. Основные выводы приводятся в статье в Washington Post.

«Арабская весна» на первый взгляд не позволяет делать прогнозы: все страны разные, как снежинки, закономерности нет. В 2011 году в Тунисе и Египте военные выступили за смену режима; в Йемене армия раскололась на лояльные и нелояльные группы; в Сирии призывники и младшие офицеры оставили свои позиции, а в Бахрейне вооруженные силы остались едины и поддержали короля.

Позднее комментаторы объясняли эти события социальными причинами: логично, что в Бахрейне военные-сунниты оказали сопротивление демонстрантам, большинство из которых были шиитами, и объяснимо, что в Сирии армейские низы – также сунниты – отказались поддерживать алавитский режим.

Однако, по мнению американских политологов, большее влияние на поведение армии в период кризиса оказывает ее иерархия. Именно от места в ней зависит поведение отдельного человека, и реакция высших чинов будет отличаться от реакции их подчиненных, потому что у этих групп разные интересы. Вот несколько выводов исследователей.

Многие комментаторы считают, что у армии есть два варианта: поддержать режим или встать на сторону оппозиции. На самом деле их три: военные могут отстраниться от участия в конфликте, отказавшись выполнять приказы о применении силы к оппозиции.

Когда в авторитарном государстве начинается восстание и лидер приказывает армии подавить мятеж, командование вооруженными силами, с большой долей вероятности, останется лояльным и подчинится приказу. Это объясняется просто: в начале народных волнений возможность получить поощрение от действующего режима и остаться в рядах элиты кажется реальнее туманных перспектив в составе революции.

Ниже по иерархии ситуация меняется. Для рядового военного служба – это работа, и если в авторитарном режиме он не видит возможностей для продвижения, он может дезертировать. Кроме того, в случае силового подавления протестов именно низшие чины ответственны за непосредственное исполнение приказа и рискуют быть ранеными или убитыми.

Подчинение или неподчинение командованию будет зависеть от того, есть ли у офицеров рычаги давления на младший персонал, – например, сильная ли в армии система надзора и наказаний. Именно такими рычагами объясняется единство армии в Бахрейне в 2011 году, отмечают политологи: высшее командование не было заинтересовано в смене режима, а рядовые военные не ослушались приказа из-за того, что офицеры армии маленького государства располагали инструментами для наказания непокорных.

В Йемене раскол произошел потому, что часть генералов усмотрели для себя возможность выиграть в случае победы сопротивления, а военные пошли за командирами потому, что зависели от них в финансовом плане. В Сирии высшее командование и низшие чины оставались на стороне режима в первое время после начала беспорядков, однако со временем способность офицеров контролировать своих подчиненных ослабла, и в итоге рядовые военнослужащие присоединились к оппозиции или уехали из страны.

Тенденции, выявленные в ходе исследования, не позволят точно спрогнозировать развитие гражданского конфликта. Однако понимание того, что движет военными в зависимости от их места в армейской иерархии, дает возможность приблизительно обозначить траекторию, по которой будут развиваться события, пишут американские исследователи. Анализ иерархии в вооруженных силах страны может позволить лучше оценить силу и устойчивость не только самой армии, но и поддерживаемого ею авторитарного режима в целом, и события «арабской весны» дают для такого анализа обширный материал.

Автор: Ира Соломонова,  СЛОН

Читайте также: