Тюрьма Острова Свободы или Почему Фидель терпит Гуантанамо?

Самый знаменитый концлагерь современности расположен на Острове Свободы. Один из наиболее охраняемых «идеологических объектов» США соседствует с, пожалуй, самым стойким антиамериканским политическим режимом. Причем на безопасность этого объекта не влияют регулярные обещания Вашингтона установить на Кубе «подлинную демократию» по образцу и подобию американской. Что заставляет кубинского президента Фиделя Кастро терпеть даже ближе, чем у себя под боком, военную базу своего первейшего врага?Самым свежим скандалом с американской базой и по совместительству концлагерем Гуантанамо стала история с самоубийством заключенных. Сразу трое содержавшихся в Гуантанамо людей – двое граждан Саудовской Аравии и один гражданин Йемена – покончили с собой. Орудием самоубийства стали обыкновенные постельные принадлежности заключенных: они повесились на простынях.

Впрочем, официальной версии произошедшего верят далеко не все. Ведь групповое самоубийство в наиболее охраняемом блоке наиболее охраняемой тюрьмы мира кажется невероятным.

Родственники погибших утверждают, что США в очередной раз обманывают весь мир. Поскольку самоубийства неприемлемы в исламе, а погибшие были ревностными мусульманами. Европейцы требуют немедленно закрыть тюрьму и выпустить оттуда всех, кто уже более четырех лет содержится без суда и следствия под арестом. А кубинское правительство молчит.

Фидель Кастро еще со времен далеких 50-х годов 20 века не обходит вниманием ни одного более-менее значительного момента из взаимоотношений США с остальным миром. Так, например, недавнее убийство американскими военными одного из ведущих террористов Ирака – Абу Мусаба аз-Заркави – Фидель назвал не иначе как варварством. И призвал немедленно отправить ответственных за это деяние на скамью подсудимых.

Свою позицию руководитель Острова Свободы объяснил тем, что даже древние римляне давали осужденным право на защиту в суде. Американцы же, по мнению Фиделя Кастро, взяли на себя роль и судей, и присяжных в деле против аз-Заркави. «Теперь же они упиваются счастьем», — заявил он.

В своем выступлении Фидель также заявил, что если бы Куба руководствовалась логикой США, то должна была бы разбомбить дом в американском городе Эль Пасо. Где проживает враг социалистической Кубы номер один – Луис Посада Карильес. Который так же, как и аз-Заркави, считается организатором терактов. Например, в 1976 году Луис Карильес организовал взрыв на самолете кубинской авиакомпании, в результате чего погибли 73 человека.

Между тем, не смотря на подобную смелость в комментировании проблем борьбы с терроризмом в Ираке, Фидель Кастро почти не комментирует существующую вопреки всем законам, международному гневу и здравому смыслу тюрьму в Гуантанамо. И у него на это есть веские причины.

Бухта за 4 тысячи долларов

Район Гуантанамо в составе Кубы принадлежал Испании со времен путешествий Колумба. Залив Гуантанамо был ненадолго переименован в Камберленд, когда британцы взяли его под контроль в первой половине 18 столетия. Затем Гуантанамо вновь вернулось под контроль испанцев.

Уже в конце 19 столетия во время испано-американской войны флот США, атаковав Сантьяго, отступил в бухту Гуантанамо, чтобы переждать сезон летних ураганов 1898 года. В это время испанское сопротивление на острове значительно усилилось. А область Гуантанамо стала расположением Военно-морской станции Залив Гуантанамо. Которая занимает приблизительно 45 квадратных миль.

К концу войны с Испанией американское правительство получило контроль над всей территорией Кубы. В 1903 году Томас Эстрада Пальма – американский гражданин, ставший первым президентом Кубы – предложил США бесконечный арендный договор для области Залива Гуантанамо. Этот договор был заключен. А сумма арендной платы составила 2 тысячи долларов США золотом.

В 1934 году между правительствами США и Кубы было заключено Соглашение, подтвердившее арендный договор для области Залива Гуантанамо. Но арендная плата была увеличена. Правда, всего до 4 тысяч 85 долларов в золотых монетах в год. Условий прекращения аренды было названо всего два: или по обоюдному согласию сторон, или в случае если американцы добровольно покинут базу.

Изоляция Гуантанамо

До революции 1953-59 годов тысячи кубинцев работали на базе Гуантанамо, ежедневно посещая ее. В 1958 году перемещение на базу рабочих было ограничено. А после того, как американцы в 1961 году разорвали дипломатические отношения с Кубой, на границах базы были установлены посты морской пехоты США и кубинских военных. В 1962 году в разгар Карибского кризиса большинство работников базы были эвакуированы, в Гуантанамо были переброшены дополнительно 15 тысяч морских пехотинцев США. Территория по периметру базы была заминирована и американцами, и кубинцами.

В 1964 году база Гуантанамо была лишена доступа к пресной воде с территории Кубы. С 1939 года пресная вода для базы поставлялась по трубопроводам. США оплачивали эти поставки. На 1964 год они стоили правительству США приблизительно 14 тысяч долларов в месяц. После прекращения поставок воды с Кубы, американцы импортировали ее с Ямайки. А затем построили в Гуантанамо завод опреснения морской воды. Однако кубинские власти обвиняли американцев в краже воды до тех пор, пока не был полностью разобран соответствующий трубопровод на базу.

Американские военные рассеяли 75 тысяч наземных мин по земле между границами базы США и Кубы, создав второе по величине минное поле в мире и наибольшее в Западном Полушарии. В 1996 году президент США Билл Клинтон распорядился ликвидировать это «достижение» американской обороны. И мины были заменены датчиками движения и звуковыми датчиками для отслеживания нарушителей. Куба же предпочла сохранить свои минные заграждения.

С более чем 9500 американскими военными Залив Гуантанамо является единственной военной базой США на территории врага. Арендную плату за такое количество вражеских «штыков» на своей территории кубинское правительство получать отказывается с тех самых пор, как Фидель получил власть.

Вместо базы ВМФ – лагерь и тюрьма

В договоре аренды территории Залива Гуантанамо было оговорено, что ее можно использовать лишь в качестве базы ВМФ и никак более. Однако база Гуантанамо превратилась в лагерь, причем еще за десятилетие до терактов 11 сентября 2001 года.

После того, как в Гаити произошел государственный переворот (1991 год), американцы огородили участок базы колючей проволокой, поставили там палатки и разместили гаитянских беженцев. В 1992 году гаитянцев начали депортировать на Родину. Многие из них обратились с исками в американский суд, доказывая, что они уже ступили на землю США, и поэтому имеют право на убежище (аналогичная норма действует в отношении беженцев с Кубы). Но Администрация США парировала этот аргумент, заявив, что они были на кубинской, а не на американской территории. В 1993 году американский суд вынес вердикт, требовавший закрытия лагеря. Который судья назвал «концентрационным лагерем по распространению СПИДа». Последний гаитянец покинул территорию базы в 1994 году.

По соседству был организован лагерь для кубинцев, которые были пойманы Береговой Охраной США в море. То есть до того, как они ступили на территорию США. В этом лагере постоянно совершались самоубийства и предпринимались попытки бунтов. Некоторое кубинцы пытались бежать обратно, но это было довольно сложно сделать из-за колючей проволоки, противотанковых рвов и вооруженной охраны.

Впоследствии, по решению суда, всех кубинцев в 1995 году с базы вернули на Кубу. В общей сложности, через Гуантанамо прошло более 45 тысяч гаитянских и кубинских беженцев.

Самые опасные террористы

О решении использовать базу в Гуантанамо для содержания пленных боевиков «Аль-Каиды» и бойцов «Талибана» было объявлено в январе 2002 года. Военные тогда получили приказ подготовить на базе места для сотен пленных. С тех пор уже более четырех лет на базе содержатся граждане многих государств без предъявления обвинений, без помощи адвокатов и вне рамок любого из национальных или международного законодательств.

«Я хотел бы закрыть Гуантанамо», — заявил недавно президент США Джордж Буш. Признав, что само существование такой тюрьмы «является оправданием» для звучащей в адрес США критики. Но при этом Буш сказал, что в Гуантанамо содержатся «люди, которые чертовски опасны». И поэтому их нельзя выпускать.

«В конечном итоге все эти люди предстанут перед судом, и у них будет адвокатская помощь», — пообещал Буш, добавив, что американские власти осуждают и за содержание заключенных в Гуантанамо, и за то, что заключенных выдают в их страны. Эту ситуацию Буш считает замкнутым кругом.

Превращение военной базы в тюрьму стало формальным поводом для требований кубинцев расторгнуть договор аренды территорий Залива Гуантанамо.

11 января 2002 года Куба официально заявила о намерении разорвать арендное соглашение, так как база используется американцами как тюрьма, а не для нужд ВМФ. Американцы это требование почти полностью проигнорировали, а другие государства «первого мира» его как бы и не заметили.

Между тем, все уважающие себя европейские политики с завидной настойчивостью призывают руководство США закрыть тюрьму в Гуантанамо. Правозащитники давно перешли от простых призывов к решительным действиям. В результате чего имидж и США в целом, и администрации Буша в частности сильно страдает. Но… Американцы страдают, а тюрьму в Гуантанамо все равно не закрывают.

С другой стороны, и кубинское руководство не предпринимает серьезных попыток прекратить существования концлагеря на территории Острова Свободы. Со времен официального заявления в 2002 году о намерении разорвать договор аренды – никаких действий. Даже резких заявлений не последовало.

Как бы парадоксально это ни звучало, но существование тюрьмы в Гуантанамо не выгодно никому в мире, кроме самих исламских террористов и… кубинских властей. Ведь враг у них, по сути, общий – это идеология американской свободы и американской демократии. А что еще так ловко может нивелировать значение этих двух символов, как самый настоящий современный концлагерь под управлением США? Или очередной какой-нибудь «Абу-Грейб»?

Представитель Государственного Департамента США расценила недавнее групповое самоубийство в тюрьме Гуантанамо не иначе как «рекламную кампанию с целью привлечь общественное внимание». А начальник этой тюрьмы так и вообще – расценил самоубийства как «ассиметричную войну». «Они умны, они подходят творчески, они преданы своим взглядам. Они не заботятся ни о чужих жизнях, ни о своей собственной. Я уверен, что это не был акт отчаяния, это был акт ассиметричной войны против нас», — сказал контр-адмирал Гарри Харрис.

Но не является ли сам факт существования этой тюрьмы в Гуантанамо актом войны против США? Войны, которую ведут не какие-то там жители далеких Афганистана и Ирака, а сами американцы? Войны против самих себя? Войны, фронты которой – повсюду в мире?

Дмитрий Фомичев, специально для «УК», по материалам washprofile, wikipedia

Читайте также: