Годовщина трагедии в Нижнем Манхэттене. Будет ли приговорен к смертной казни террорист из Ташкентa?

исламист Сайфула Хабибуллаевич Саипов

В последний день октября исполнился год, как 30-летний эмигрант из Ташкента и правоверный исламист Сайфула Хабибуллаевич Саипов во имя Аллаха и бандитского государства ИГИЛ убил 8 и ранил 12 человек.

За рулем взятого напрокат в универмаге Home Depot пикапа Саипов, бывший водитель такси Uber, приехал из Нью-Джерси в Нижний Манхэттен, у Хаустон-стрит переехал на идущую вдоль Ист-ривер велосипедную и пешеходную дорожку и стал давить велосипедистов и прохожих, убив 8 и ранив 12 человек. На углу Вест-стрит и Чеймберс-стрит он врезался в школьный автобус, выскочил из пикапа с криками “Аллах акбар!”, был ранен полицейским и задержан.

В пикапе нашли флаг ИГИЛ и листовку со словами по-арабски: «ИГИЛ будет жить вечно!», а в больнице он попросил укрепить над его кроватью флаг ИГИЛ и заявил, что ему хорошо от того, что он сделал. Последний день октября он выбрал для теракта потому, что в праздник Хэллоуин на улицах бывает больше людей, а, стало быть, и жертв будет больше.

Федеральная прокуратура Манхэттена обвинила Саипова в восьми убийствах и попытке еще 12 убийств, а также пособничестве террористической группировке “Исламское государство” и “насильственном и разрушительном акте с помощью автотранспорта”.

Саипову грозит пожизненное лишение свободы или смертная казнь, которую, кстати, предложил для него президент Дональд Трамп. 30 октября Данэм, директор вашингтонского общественного Центра информации о смертных приговорах (Death Penalty Information Center), сообщил, что хотя министерство юстиции намерено просить судью отправить Саипова на лежанку смертников, и даже если судья вынесет ему смертный приговор, это вряд ли будет исполнено.

Данэм пояснил, что в Нью-Йорке с 1963 года не казнили по приговорам судов штата или страны, поскольку решающее слово остается за присяжными, которые предпочитают смерти пожизненную тюрьму. Это решение принимают как гуманисты, отрицающие любое искусственное пресечение жизни, так и те, кто считают мгновенную смерть слишком легкой карой для убийцы.

Попытки все же были. По данным Федеральной комиссии по смертным приговорам (Federal Death Penalty Resource Counsel), с 1988 года, когда смертная казнь была восстановлена на федеральном уровне, федеральные прокуроры штата Нью-Йорк почти 50 раз добивались ее в судах, включая 16 раз на Манхэттене и 30 раз в Бруклине.

Можно отметить, что за это время нью-йоркские присяжные вынесли только один смертный вердикт, приговорив афроамериканца Ронелла Уилсона, который в 2003 году, когда ему было 20 лет, на Стэйтен-Айленде выстрелами в упор в затылок убил в машине детективов полиции Джеймса Неморина и Родни Эндрюса.

Смертный вердикт был вынесен Уилсону в 2006 году и отменен федеральным Апелляционным судом Второго округа из-за процессуальной ошибки обвинения. Дело было возращено на новые слушания, и в 2013 году федеральный судья постановил, что, убивая детективов, Уилсон был слишком “умственно недоразвит”, чтобы его за это казнить. Это доказывалось тем, что в 2007 году, когда ему вынесли смертный приговор и члены семей убитых полицейских встретили вердикт аплодисментами, Ронелл Уилсон показал им язык.

У Сайфулы Саипова с мозгами все в порядке, и 28 ноября прошлого года он отказался признавать себя виновным в терроризме и убийствах. В июне этого года он заявил судье, что “решения, которые вы здесь принимаете, для меня неважны, так как это решения не Аллаха, а людей с их слабыми умами”. Адвокаты Саипова не настаивают на его слабоумии, а выдвигают другой аргумент против смертной казни. 6 сентября адвокаты, которых ему дали бесплатно, подали судье ходатайство, в котором изложили свои доводы.

“Как только Саипов был арестован, – гласит ходатайство, – президент Трамп, ничего не зная о Саипове и вряд ли зная о совершенном преступлении, безапелляционно проинструктировал своего министра юстиции о необходимости казнить Саипова”. В своем твитте Трамп действительно написал: “Нужно действовать быстро. Смертная казнь”.

Чуть позже Трамп развил эту тему: “Террорист из Нью-Йорка был счастлив, когда просил повесить флаг ИГИЛ в его больничной палате. Он убил восемь человек, серьезно ранил еще 12. Должен быть приговорен к смертной казни!” По мнению адвокатов Саипова, министр юстиции Сэшнс испытывает политическое давление и может принять решение, угодное президенту, а не закону. Тем более, что Трамп постоянно критикует Сэшнса, а тот ерепенится, но не смеет перечить.

Авторитетнейший гарвардский юрист Алан Дершовиц тоже против смертной казни Сайфулы Хабибуллаевича, но по другой, весьма понятной причине. С учетом психологии и религиозных постулатов исламистов, считает Дершовиц, казнь Саипова “сделает его мучеником”, а “если приговорить его к пожизненному заключению, его забудут”. 80-летний гарвардский профессор прав, старейший адвокат знает, о чем говорит. Исламские боевики, конечно, чтут своих героев, которые томятся в американских тюрьмах и даже умирают в них, но за пределами джихада о них не помнят, и детям их жизнь примером не делают.

А Сайфулла Хабибуллаевич Саипов родился 8 февраля 1988 года в Ташкенте. Соседи по кварталу утверждают, что он рос в благополучной семье, исповедовавшей традиционный ислам. Ни в чем подозрительном Саипов замечен не был, в поле зрения правоохранительных органов не попадал. В 2005 году Сайфулла окончил колледж, в 2009 году – Ташкентский финансовый институт. После вуза работал бухгалтером в гостинице «Саёхат» в Ташкенте.

В 2010 году выиграл грин-карту. В интервью узбекской службе радио “Свобода” его сестра Умида Саипова сказала, что Сейфулла “вообще не рвался в Америку. Друг предложил ему поучаствовать в лотерее грин-карт. И он выиграл, а его друг – нет. Брат был в шоке, долго не верил, что выиграл. Когда выиграл, долго искал информацию о переезде.

Долго думал, уходить с работы в Ташкенте или нет”. Саипов все же уехал в США, где сменил несколько адресов и профессий. Первое время жил у знакомых в Огайо, где водил грузовики. В 2013 году женился на Нозиме Одиловой, также приехавшей из Ташкента. Первое время после свадьбы пара жила в Кайахога-Фолс в Огайо, где Саипов зарегистрировал две фирмы, занимавшиеся автомобильными перевозками. Позже Саипов с семьёй переехал во Флориду, где жил в городах Форт-Майерс и Тампа.

Последние несколько месяцев перед терактом Сайфулла Хабибуллаевич жил в нью-джерсийском городке Патерсон и работал водителем такси Uber. За 6 месяцев сделал больше 1400 поездок, и в компании сказали, что на него не было жалоб. В соцсетях Google и Facebook ничего подозрительного не нашли, а геометки на его странице в Google показали, что он посещал русский ресторан в Бруклине. В Америке Саипов ни разу не привлекался к уголовной ответственности, у него было лишь четыре штрафа за нарушение правил дорожного движения, что для водителя-профи даже мало.

На консульский учет в узбекских дипломатических представительствах Саипов не вставал и, по словам его друга Кобилжона Маткарова, «был рад жить в Америке, любил ее». В 2015 году Саипова допросили агенты министерства внутренней безопасности, так как он был замечен в связях с двумя людьми, находившимися под наблюдением подразделений по борьбе с терроризмом.

Как это часто бывает, повода для более тщательного наблюдения за ним не было, и от него отстали. Не сказать, что недобдили, а не имели права перебдить. Не в первый раз, но ничего не поделаешь, за гражданские права одного платить приходится очень многим. В федеральном суде Манхэттена говорят, что слушания дела Саипова могут начаться осенью 2019 года. Возможно, они тоже захватит 31 октября.

Автор: Александр Грант; rusrek.com

Читайте также: