влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Как поймать серийного убийцу с помощью компьютерных техннологий

14.04.2017 08:55

8 августа 2010 года лейтенант полиции в Гэри, штат Индиана, США, получил e-mail с темой, которая бы прекрасно подошла для сцен из триллеров: «Возможно, в районе Гэри работает серийный убийца?». Автор письма был настроен решительно и прикрепил первоисточники: таблицы, составленные на основе файлов ФБР, из которых видно, что за последние несколько лет на территории города произошло 14 убийств женщин в возрасте от 20 до 50, которые так и остались нераскрытыми. Причина смерти одна и та же — удушение.

Томас Хэргроув (Thomas Hargrove), журналист с многолетним опытом анализа данных, разрабатывает программу для поиска схожих тенденций в нераскрытых преступлениях. ПО, которое использует никем не замеченные ранее данные, может стать фундаментальным открытием в области криминалистики. Редакция Blog Imena.UA подготовила адаптированный перевод статьи из Bloomberg о данной разработке.

 Достучаться до полиции

8 августа 2010 года лейтенант полиции в Гэри, штат Индиана, США, получил e-mail с темой, которая бы прекрасно подошла для сцен из триллеров: «Возможно, в районе Гэри работает серийный убийца?». Автор письма был настроен решительно и прикрепил первоисточники: таблицы, составленные на основе файлов ФБР, из которых видно, что за последние несколько лет на территории города произошло 14 убийств женщин в возрасте от 20 до 50, которые так и остались нераскрытыми.

Причина смерти одна и та же — удушение. Автор также ссылался на статистику по стране, благодаря которой можно убедиться, что количество подобных убийств в Гэри намного выше, чем в других местностях. Много людей, убитых одинаковым способом в одном и том же городе — разве это не повод заподозрить, что хотя бы несколько из этих случаев могут быть связаны? А убийца продолжает оставаться на свободе в течение всего этого времени.

Лейтенант оставил письмо без ответа, но через 12 дней шеф этой же полиции, Гари Картер, получил идентичный e-mail от того же автора, который добавил к своему письму пару интересных деталей. Несколько женщин были задушены в своих собственных домах. На месте, как минимум, двух преступлений был устроен пожар. В большинстве последних дел женщин задушили в заброшенных домах или около них. Неужели всё это не заслуживает внимания? — Вопрошал у полиции автор. Но блюстители порядка проигнорировали и это послание, и два заказных письма. Никто из отдела не прокомментировал полученные материалы.

«— Это был один из самых удручающих эпизодов за всё время моей карьеры», — вспоминает автор письма, 61-летний репортёр из Вирджинии, США, по имени Томас Хэргроув.

Томас Хэргроув, фото Кейта Операмана

Томас Хэргроув, фото Кейта Операмана

Хэргроув работал с данными в течение всей своей профессиональной деятельности. Работа над первым сводом данных опроса была профилирующей дисциплиной в Университете Миссури, в котором он был главой студенческой организации по проведению опросов. Он присоединился к штату газеты «E.W. Scripps» сразу же после окончания колледжа и расширил свой «репертуар» от политических опросов до практически любой темы, требующей статистического анализа данных.

В 2004 году редакторы Хэргроува попросили его изучить статистику, связанную с проституцией. Осуществить это можно было единственным способом — получить наиболее полный архив криминальной статистики по Америке, то есть, ежегодно подготавливаемые ФБР отчёты о состоянии преступности в стране (англ. Uniform Crime Report). Когда Хэргроув запросил копию отчёта из библиотеки базы данных при Университете Миссури, ему прислали и дополнительный отчёт по убийствам. «Я никогда не видел ничего подобного, — рассказывает журналист — этот документ включал в себя данные по каждому убийству, о котором сообщали в ФБР».

В отчёте за 2002 год было около 16 тыс. записей об убийствах с данными о возрасте, расе, поле и способе убийства жертвы, а также о полицейском отделе, который вёл дело, известных обстоятельствах и преступнике (в том случае, если его личность была установлена). Хэргроув сознаётся, что именно тогда он начал задумываться, можно ли научить компьютер вычислять серийных убийц. Хэргроув знал о критических замечаниях в адрес полиции во время расследования особо сложных случаев. Он слышал термин «слепота связи», который используют для описания сложностей, возникающих у правоохранителей при попытке связать несколько похожих или одинаковых дел на территории округа и в разных штатах. Журналист подумал, что в данных отчёта кроется «противоядие» от этой слепоты. Нужный человек, который сможет взглянуть на эту информацию с правильного ракурса, сможет идентифицировать любого серийного убийцу.

Каждый год Хэргроув скачивал и усердно анализировал свежие своды данных. Количество нераскрытых дел (а в полицейской документации дело считается раскрытым в том случае, если подозреваемый арестован, вне зависимости от судебного решения) в период с 1980 по 2010 год достигло цифры в 211 487, что составляет больше трети от общего числа убийств. Его удивлял и возмущал тот факт, что общественность никак не реагирует на подобное положение дел. Хуже всего оказалось то, что научные инновации в сфере борьбы с преступностью (например, анализ ДНК) не увеличивают количество раскрытых преступлений. Напротив: в 1960-х раскрывали 90% преступлений, в среднем, но к 2010 году этот показатель не изменился, а за последующие годы даже снизился.

Эти тревожные данные и побудили Хэдгроува написать в полицию Гэри, что оказалось пустой тратой времени. Через 4 года в Хэммонде, штат Индиана, по соседству с Гэри, полиция обнаружила в гостинице труп 19-летней Африки Харди. С помощью записей с её телефона удалось отследить подозреваемого — 43-летнего Дарена Дона Ванна. После ареста Ванн показал полиции заброшенные здания, около которых он оставил ещё 6 тел, а до того, как воспользоваться своим правом хранить молчание, преступник вскользь упомянул, что убивает людей в течение многих лет, начиная с 1990-х. Хэргроув пытался выяснить, какие из преступлений 2010 года в Гэри имеют прямое отношение к Ванну, но дело переходит из суда в суд, а все причастные к процессу подписали документ о неразглашении информации. По-прежнему неизвестно, вычислил ли журналист жертв одного убийцы, опираясь на анализ данных.

«— По меньше мере, 7 женщин погибли уже после того, как я пытался донести до полиции Гэри, что у них орудует серийный убийца», — с сожалением заключает Хэргроув.

Сейчас он продолжает выслеживать в отчётах других возможных преступников. «Я думаю, что на свободе находится ещё немало серийных убийц. В большинстве городов, есть, как минимум, несколько».

Первые опыты с алгоритмом-детективом

За последние годы число убийств в крупных городах США выросло, в среднем, на 10%. Дональд Трамп (Donald Trump) обещал способствовать началу новой эры «закона и порядка», но даже с вмешательством на высшем уровне будет сложно решить проблему роста числа убийств без использования рейтинга раскрытых преступлений. Правоохранители уже успешно практикуют использование метода, основанного на анализе данных. Ещё в 1990-х полиция Нью-Йорка использовала программу «CompStat», позже ставшую стандартным ПО для других отделений США, чтобы максимально точно определять, где произошло преступление. Но то, что удалось сделать Хэргроуву, стоит на порядок выше. Его инновация заключается в том, чтобы научить компьютер анализировать закономерности в нераскрытых убийствах, используя общедоступную информацию, которой никто, включая полицию, не уделял внимания.

800x-1

В 2008 году, заручившись помощью аспиранта Университета Миссури, Хэргроув впервые добавил отчёт об убийстве в статистическое ПО. Журналист потратил месяцы, пытаясь разработать алгоритм, который бы анализировал нераскрытые преступления и выявлял в них общие черты. В конце концов, он решил «переконструировать» алгоритм, проверив его на хорошо известном случае Гари Риджуея, так называемого «Убийцы с Грин-Ривер», сознавшегося в убийстве 48 женщин в районе Сиэтла. Хэргроув решил, что если алгоритм поможет ему определить, кто был жертвами этого убийцы, значит — он на верном пути.

В результате, удалось выделить 4 основные черты для кластерного анализа: геолокация, пол и возрастная группа жертвы, метод убийства. Исследователь выбрал женский пол, так как женщины составляют подавляющее большинство жертв преступлений, не связанных с деятельностью преступных группировок и уличных банд. Затем он установил возрастной промежуток от 20 до 50 лет — группа лиц, которая чаще всего становится жертвами серийных убийц. И алгоритм заработал — «убийца с Грин-Ривер» сразу же попался, но вместе с его жертвами программа выдала ещё 77 нераскрытых убийств в Лос-Анджелесе (которые совершили несколько разных преступников) и 64 — в Фениксе. «Весь смысл алгоритма заключается в том, чтобы найти лежащее на поверхности — очевидные кластеры, — рассказывает Хэргроув. — И он находил их десятками». Позже добавилась ещё одна группа, которая могла быть жертвами серийных убийц — неопознанные тела.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Создание открытой базы нераскрытых преступлений

В 2015 году «Scripps» закрылась, Хэргроув вышел на заслуженную пенсию после 37 лет работы в компании и решил посвятить всё свое время статистике. Он основал проект Murder Accountability Project (MAP), небольшую некоммерческую организацию, цель которой — сделать данные об убийствах из ФБР более доступными. Используя Закон США о свободном доступе к информации, MAP отслеживала данные, не попавшие в руки ФБР из-за банальной бюрократии, некомпетентности или халатности. На данный момент MAP удалось собрать данные о 638 454 убийствах периода 1980-2014 гг, включая 23 219 дел, не дошедших до ФБР. Это — наиболее полный и наиболее детальный список убийств на территории США в открытом доступе. Любой пользователь, у которого есть статистическая аналитическая программа, может начать поиски в единой базе. «Вы можете позвонить уполномоченным органам своего города и сообщить, если заметили что-то подозрительное. Если вы — отец убитой дочери, можете поднять запись о её деле и сравнить с другими похожими происшествиями».

У полиции никогда не получалось использовать свою собственную статистику в полном объёме. Её работа по своей сути больше основана на возне с бумагами, и далеко не каждый сотрудник отдела имеет доступ к новым технологиям. База данных национального центра информации о преступлениях предоставляет полиции доступ к данным об ордерах на арест, украденной собственности, пропавших без вести гражданах. Нераскрытые преступления снова остаются в стороне. Отчётная система Центров по контролю заболеваемости и предотвращению насильственных смертей предоставляет информацию из свидетельств о смерти в 32 штатах и, опять-таки, не включает информацию о нераскрытых преступлениях. У некоторых штатов есть своя собственная база данных по убийствам, но они не могут ознакомиться с данными из других штатов, что способствует «слепоте связей».

В 1990-х ФБР создало ещё одну базу данных — Программу предотвращения насильственных преступлений (Violent Criminal Apprehension Program или ViCAP), предназначенную специально для сбора данных о насильственных и сексуальных преступлениях. Проект так и не стал успешным, в первую очередь потому, что был основан на добровольных началах и большинство полицейских попросту игнорировали его. Всё это отслеживается в тенденциях отчётов ФБР. Анализ Хэргроува показал резкое снижение уровня раскрываемости преступности: от 64% в 2014 году — до 61,5% в 2015. Это 6,043 дел об убийстве, не закончившихся арестом. Хэргроув выяснил, что в больших городах процент нераскрытых дел выше, чем в маленьких, но и мегаполисы нельзя равнять под одну гребёнку. Лос-Анджелес, Нью-Йорк и Хьюстон остаются на средних позициях по уровню раскрываемости преступлений, как и в середине 1970-х, а Новый Орлеан, Детройт и Сент-Луис застыли на уровне 1940-х прошлого века.

Полиция крупных городов упрямо списывает высокий уровень убийств на разборки банд и торговцев наркотиками, а также обвиняет свидетелей преступлений, не желающих давать показания. Городские жители, в свою очередь, не доверяют полиции. Но ещё одна очевидная проблема — это ресурсы. «Расследование убийств финансируется так же, как и образование — из налогов местных жителей, — объясняет Хэргроув. — Когда экономическое положение ухудшается настолько, что приходится увольнять полицейских, всё летит в тартарары». MAP отслеживает тенденции укомплектования кадров. Хэргроув отмечает, что во Флинте, штат Мичиган, и в Дайтоне, штат Огайо, число раскрытых преступлений упало более чем на 30%, когда прошли массовые сокращения кадров в полиции — во Флинте количество полицейских снизилось с 330 до 185 человек, в Дайтоне — с 500 до 394.

Тем не менее, важно понимать, что уровень расследования преступлений зависит не только от сотрудников полиции. Правильно расставленные приоритеты и организация также играют важную роль. Криминалист из Университета штата Мэриленд Чарльз Вэллфорд (Charles Wellford) считает, что полицейские должны усердно заниматься расследованием преступления в первые часы после происшествия, даже если это потребует сверхурочной оплаты. Но самая неприятная вещь, которую узнал Хэргроув за время работы своей организации — огромное количество полицейских отделов по всей стране, которые не только игнорируют данные ФБР, но и не делятся своими собственными. Среди «правонарушителей»: штат Иллинойс, на который организация MAP подала в суд. За 2015 год там произошло больше преступлений, чем где-либо — 37% от 756 убийств. Видимо, ситуация должна стать критической, чтобы высшие структуры, во главе с президентом, начали искать решение.

Борьба с преступниками и со скептиками

Получив горький опыт с полицией Гэри, Хэргроув усвоил одну вещь: узнав плохие новости, люди не интересуются цифрами. Совместно с вице-президентом MAP Эриком Витцайгом (Eric Witzig), детективом из ФБР в отставке, который ранее работал с ViCAP, Хэргроув организовал обучающие лекции для работников отделов убийств. Занятия проходили в рамках встреч Международной ассоциации по расследованию убийств. Хэргроув показал работу системы на примере дела об убийстве Джонбенет Рамси. Он указал все данные об убийстве, выбрав «Колорадо» в графе «штат», «удушение», «женский пол», «6» — в графе «возраст». В Колорадо произошло только одно подобное убийство и это было дело Джонбенет. Но затем Хэргроув изменил критерии поиска, включив удушение девочек в возрасте от 5 до 10 лет, после чего всплыл второй случай — 10-летняя Мелани Страм, задушенная в Колорадо-Спрингс в 1985 году. Потом журналист расширил локацию преступлений и поиск выдал 27 нераскрытых дел, 11 из которых произошли в западных штатах. Потом он показал, насколько легко загружать эту информацию в список.

«Я считаю, что все правоохранительные органы должны ознакомиться с этой программой и научиться ею пользоваться», — сказала Хэргроуву после лекций Джанет Олива (Janet Oliva), президент Международной комиссии по расследованию и анализу преступлений.

Полиция Атланты теперь сотрудничает с MAP для того, чтобы отслеживать длинные цепочки нераскрытых преступлений. Но прозрачность данных всё ещё вызывает скептицизм в отдельных штатах. Во-первых, это — дорого. Всё настолько плохо в финансовом плане, что мэры задают Хэргроуву вопрос: «Нужно ли тратить так много средств на мёртвых, если полно живых, которым необходима помощь? Почему бы не заняться простыми случаями со свидетелями, баллистической экспертизой и ДНК, а более сложные отставить на задний план?». А ведь если оставить убийцу безнаказанным, ничто не помешает ему совершить новые преступления.

Ряд недавних исследований подтверждает, что если бы полиция верно расставляла приоритеты и уделяла должное внимание расследованию преступлений, то уровень раскрываемости убийств однозначно повысился, вне зависимости от нагрузки и бюджета. Здесь необходима организация и чёткое управление. В Санта-Ане, Калифорния, уровень раскрываемости поднялся с 28% в 1993 году до практически 100% в 2013 году.

Произошло это после того, как новый шеф полиции создал специальное подразделение для расследования преступлений, связанных с деятельностью банд, а также сумел привлечь анонимных «доносчиков» с помощью гонораров, которые выплачивали в случае ареста преступника. В Окленде, где уровень раскрываемости упал до 30%, полиция договорилась с ФБР и добавила 5 агентов в отдел из 10 штатных следователей. Это принесло свои плоды — в 2015 уровень раскрываемости вырос до 60%. MAP объединила усилия с местным новостным каналом, чтобы выводить на чистую воду другие отделы полиции из области Залива Сан-Франциско, работающие некачественно.

Скепсис по отношению к любым инновациям от неравнодушных энтузиастов и профессионалов часто становится серьёзным препятствием для улучшений и модернизаций в различных сферах нашей жизни. К сожалению, это касается и правоохранительных органов, от эффективности работы которых напрямую зависит благополучие и безопасность граждан. Однако, всегда находятся те, кто готов бросить вызов системе. История одного из них, Томаса Хэргроува, должна стать показательным примером для правоохранительных структур со всего мира.

Источник: Bloomberg

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...