Сталин тоже искал деньги Ленина!

Будем ли мы знать в полном объеме правду о смертях некогда всевластных функционеров «партии и правительства» СССР? Этот вопрос отнюдь не празден для граждан Украины: несколько месяцев назад мы стали свидетелями череды не менее загадочных «самоубийств ключевых персон режима Леонида Кучмы. Навсегда ли унесли они в могилу тайны «золота бывшей партии и власти» и «дела Гонгадзе»?Пятнадцать лет назад, 17 октября 1991 года, произошло последнее из череды загадочных самоубийств, последовавших после провала ГКЧП. Из окна своего дома на четырнадцатом этаже выпрыгнул бывший заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС Дмитрий Лисоволик.

Первым скорбный список открыл министр внутренних дел СССР Б.К.Пуго, застреливший жену и покончивший вторым выстрелом с собой. Вторым был Маршал Советского Союза, военный советник президента СССР С.Ф.Ахромеев. Он повесился в Кремле, в своем служебном кабинете. Третьим – управляющий делами ЦК КПСС Н.Е.Кручина, который выпрыгнул из окна. Четвертым, и тем же способом, – его предшественник на этом посту Г.С.Павлов.

Будем ли мы знать в полном объеме правду о смертях некогда всевластных функционеров «партии и правительства» СССР? Этот вопрос отнюдь не празден для граждан Украины: несколько месяцев назад мы стали свидетелями череды не менее загадочных «самоубийств ключевых персон режима Леонида Кучмы. Навсегда ли унесли они в могилу тайны «золота бывшей партии и власти» и «дела Гонгадзе»?

Вниманию читателей – непредубежденный, основанный на детальном фактаже рассказ о таинственном «послепутчевом» всплеске суицида среди высокопоставленных лиц экс-СССР известного российского писателя и историка Наколая Зеньковича.

  

Справка «УК». Писатель и историк Николай Зенькович – самый яркий и известный представитель «литературы факта» в современной России. Его документальные расследования тайных пружин советской и новейшей российской истории пользуются огромной популярностью у читателей. И не только в России, где выходит его собрание сочинений в 20 томах. В Болгарии заканчивается издание собрания сочинений в 8 томах, в Китае завершен выпуск коллекции произведений в 5 томах, в Эстонии вышел двухтомник.

22 августа. Дом на улице Рылеева

Борис Карлович Пуго родился в Твери в семье партийного работника. Латыш. По-русски говорил лучше, чем по-латышски. Отец был подпольщиком, «латышским стрелком», затем секретарем Рижского горкома партии.

С 1980г. Б. К. Пуго председатель КГБ Латвии. В 1984–1988гг. — первый секретарь ЦК Компартии Латвии. В 1988–1990гг. — председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС. Выдвинут М. С. Горбачевым, знавшим его по годам работы в комсомоле. В июле 1990г. – апреле 1991г. председатель Центральной Контрольной Комиссии КПСС. С декабря 1990г. — министр внутренних дел СССР (сменил на этом посту В. В. Бакатина, уволенного М. С. Горбачевым в отставку), с марта 1991г. — член Совета безопасности СССР. Генерал-полковник (1991).

Август 1991г. встретил с семьей в крымском санатории «Южный» близ «Фороса», где отдыхал М. С. Горбачев. Не зная, что единомышленники решили действовать, 18 августа, возвратился в Москву, чтобы до конца отпуска съездить к родственникам в Ригу. На дачу ему позвонил В. А. Крючков и пригласил в Кремль, где в ночь на 19-е был образован Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП). Считал, что надо действовать решительно и арестовать Б. Н. Ельцина. 20 августа на заседании ГКЧП предлагал ввести в Москве комендантский час, взять штурмом здание Верховного Совета РСФСР, а также не пускать в столицу курсантов шести милицейских школ, вызванных заместителем министра внутренних дел России А. Дунаевым на помощь Б. Н. Ельцину. Вечером того же дня подписал шифротелеграмму с предупреждением всем органам внутренних дел о наказании за невыполнение указаний ГКЧП. Однако они не выполнялись его собственными заместителями. Главком внутренних войск генерал Б. В. Громов позвонил командиру Особой мотострелковой дивизии имени Дзержинского и предупредил, чтобы тот не выдвигал свои части в центр Москвы. 22 августа в ожидании ареста покончил жизнь самоубийством, предварительно выстрелив в жену, скончавшуюся в ЦКБ через день.

Когда на сессии Верховного Совета РСФСР докладчик, прервав выступление, сообщил об этом, в зале вспыхнули аплодисменты. Арестовать его приехали председатель КГБ РСФСР В. Иваненко, первый заместитель министра внутренних дел РСФСР В. Ерин, заместитель Генерального прокурора РСФСР Е. Лисов и экономист Г. Явлинский. 23 августа Бюро Президиума ЦКК КПСС, которым он руководил до назначения министром внутренних дел СССР, приняло постановление «О партийной ответственности членов КПСС, входивших в антиконституционный ГКЧП». Был назван в числе коммунистов-руководителей, которые «грубо нарушили принципиальное требование Устава КПСС, согласно которому все организации партии, каждый коммунист обязаны действовать в рамках Конституции и советских законов. Они насильственно отстранили М. С. Горбачева от руководства страной и партией, попрали решения ХХVIII съезда КПСС». Бюро Президиума ЦКК КПСС постановило: «За организацию государственного переворота членов КПСС О. Д. Бакланова, В. А. Крючкова, В. С. Павлова, В. А. Стародубцева, А. И. Тизякова, Д. Т. Язова, Г. И. Янаева из партии исключить. Принято к сведению, что Пуго Б. К. покончил жизнь самоубийством». После гибели в сейфе обнаружили 1000 рублей и 6000 рублей на общей с женой сберкнижке.

Руководители МВД отказались хоронить своего министра. Четыре месяца сын не мог найти кладбище, на котором можно было бы захоронить урны с прахом родителей, стоявшие все это время на подоконнике московской квартиры. Кремировали за городом, почти нелегально. С огромным трудом удалось найти место на Троекуровском кладбище. На похоронах не было сказано ни одного слова: запретили власти. В 1993г. в Ярославле была поставлена опера «Великий гражданин», посвященная Пуго и событиям августа 1991г.

Спустя семь лет после этих самоубийств стали открыто писать, что министр внутренних дел Пуго и его жена были застрелены неизвестными лицами.

24 августа. Кремль, корпус № 1

В чем причина нелепой смерти 68-летнего Маршала Советского Союза, военного советника президента СССР С. Ф. Ахромеева? Подробности гибели ужасны. Он повесился в Кремле, в своем служебном кабинете в субботу, 24 августа, около десяти часов утра. Обнаружили его только вечером, примерно в десять часов. То есть в петле он пробыл около двенадцати часов.

По Москве тогда поползли слухи: замешан в путче. Если покончил самоубийством член ГКЧП Пуго, значит, причастен к попытке государственного переворота и повесившийся Ахромеев.

Хоронили военного советника президента на «генеральском» Троекуровском кладбище. В последний путь маршала провожала жиденькая цепочка родных и близких. Где-то на середине пути над кладбищем грохнул автоматный залп. Позже стало известно, что это боевые друзья прощались с только что погребенным на соседней аллее генерал-лейтенантом в отставке Великановым. Его провожали в последний путь как положено: с почетным караулом, военным оркестром, венками от Министерства обороны, прощальными речами официальных лиц. Советник президента СССР, Герой Советского Союза и член Верховного Совета СССР маршал Ахромеев этих почестей не был удостоен.

А то, что произошло в ночь с первого на второе сентября, и вовсе не укладывалось в голове. Кто-то надругался над могилой погребенного. Неизвестные злоумышленники раскопали захоронение и сняли с покойника маршальский мундир. То же было проделано и с похороненным ранее генерал-полковником Срединым. Исчезли маршальская и генеральская фуражки, которые обычно приколачивают к крышке гроба.

Обоих перезахоронили повторно — на этот раз в обычных темных костюмах.

В Прокуратуре РСФСР нашли это самоубийство странным.

Я неоднократно бывал в семье Ахромеева, знаком с его супругой, дочерью и ее мужем. Они не верят в самоубийство. Сначала не исключал версию самоповешения, по потом начали одолевать сомнения.

Во-первых, самоповешение, согласитесь, для военного человека такого уровня – крайне не характерная форма сведения счетов с жизнью. Еще более удивляет способ – в сидячем положении. Трудно поверить, что человек, никак не связанный с криминальным миром, где такой способ практикуется часто из-за «архитектурных особенностей» тюремных камер, сам мог дойти до такой придумки. Да еще и реализовать ее в помещении, где потолок будто специально оборудован всяческими крюками для тяжелых люстр. А синтетический шпагат (кстати, в предсмертной записке он назван «тросиком», будто Ахромеев писал ее до того, как лично увидел орудие повешения), который порвался при первой попытке? По данным следствия, в соседней комнате для секретарей его было полно. Оттуда, собственно, злополучный отрезок и был взят. Однако Ахромеев, собравшись с силами после неудавшегося самоповешения, вместо того чтобы просто взять новый кусок шпагата да сложить его вдвое для прочности, ищет клеящую ленту и обматывает ею оборванные концы. Такое впечатление, будто он был закрыт в кабинете и не имел доступа в комнату секретарей…

Во-вторых, когда следователю поручили расследование случившегося, то его долго не пускали к месту происшествия и в конце концов запретили взять с собой понятых. Ими стали… сотрудники госбезопасности, дежурившие в том же здании, где находился кабинет Ахромеева.

В третьих, накануне трагедии 23 августа Сергей Федорович закончил работу над текстом выступления на сессии Верховного Совета СССР, которая была запланирована на 26 августа. Он обсуждал его с дочерью (у нее даже сохранился черновик). Ахромеев предполагал довести до сведения депутатов убийственные, как он полагал, факты предательства некоторыми высшими чиновниками СССР интересов государства. Вероятно, кому-то из них было крайне невыгодно, а может, и опасно такое выступление в наэлектризованный борьбой момент…

Почему бы не предположить, что Ахромееву, угрожая арестом и последующими репрессиями против семьи (тогда в это легко было поверить), предложили единственный выход: самоубийство. Исполнители в соответствии со своим профессиональным опытом определили ему и метод повешения. Затем дали синтетический шпагат из комнаты секретарей и закрыли маршала в кабинете на какое-то время. Самое занятное, что ключ действительно торчал с внешней стороны двери.

Такая версия, не претендующая, конечно же, на бесспорность, способна все же дать ответы на возникающие вопросы. К тому же на предположение о том, что маршала шантажировали благополучием семьи, невольно наводит и его предсмертное письмо к родным: «Всегда для меня был главным долг воина и гражданина. Вы были на втором месте. Сегодня я впервые ставлю на первое место долг перед вами. Прошу вас мужественно пережить эти дни. Поддерживайте друг друга. Не давайте повода для злорадства недругам…»

26 августа. Дом в Плотниковом переулке

С Николаем Ефимовичем Кручиной я был знаком близко. Встречались на заседаниях Секретариата, в его рабочем кабинете, разговаривали по телефону. Мне он импонировал тем, что был очень эмоциональным, импульсивным, легко ранимым человеком. Николай Ефимович отличался доступностью, был демократичным в общении, умел внимательно выслушать собеседника. И вдруг такая смерть.

Судмедэксперты и другие специалисты пришли к однозначному мнению — управляющий делами ЦК КПСС действительно покончил жизнь самоубийством.

Он оставил записку: «Я не заговорщик, но я трус. Сообщите, пожалуйста, об этом советскому народу. Н. Кручина».

Главный казначей партии выбросился в пять часов утра 26 августа с балкона своей квартиры на пятом этаже роскошного по тогдашним меркам дома в Плотниковом переулке.

Николай Ефимович Кручина родился в 1928г. В 1953г. окончил Азово-Черноморский сельскохозяйственный институт. Дальше — обычная карьера партийного функционера — от первого секретаря Новочеркасского горкома комсомола до заместителя заведующего отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности ЦК КПСС. С 1983г.— управляющий делами ЦК КПСС. В этой ключевой для Старой площади должности он устраивал и Андропова, и Черненко, и Горбачева.

Судя по обстоятельствам его гибели, не все там было ясно. И самое главное, неизвестны подлинные мотивы самоубийства. Что заставило опытного и умудренного человека приговорить самого себя к высшей мере наказания? Причастность к ГКЧП? Но такими материалами следствие не располагало. Скорее, считали в прокуратуре, смерть связана с тем, что в субботу было опечатано здание ЦК КПСС, и Кручина опасался фактов, которые могли всплыть при просмотре его бумаг.

Не исключалась, впрочем, и его импульсивность, эмоциональность. Люди, близко знавшие его, отмечали, что на него сильно подействовали события, связанные с захватом зданий ЦК. Они напоминали ему то, что он пережил в молодости, будучи первым секретарем Новочеркасского горкома комсомола. Тогда в городе случились массовые беспорядки, против взбунтовавшихся людей были брошены армейские подразделения, и он впервые увидел, что такое разъяренные толпы.

Проверку по факту смерти Кручины проводили следственные работники Ленинского района Москвы. Они вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Заключение судмедэкспертизы и другие материалы проверки со всей очевидностью и категоричностью свидетельствовали: это было самоубийство.

Много разговоров вызвали тогдашние телевизионные сообщения о том, что в квартире Кручины был произведен обыск, в результате которого следователи Прокуратуры СССР изъяли ряд очень важных документов, проливавших свет на засекреченную деятельность КПСС.

Эти документы не попали в прокуратуру Ленинского района — по рангу не положено. О местонахождении досье Кручины прессе тогда отказались что-либо сообщить в Прокуратуре СССР, переадресовав в Прокуратуру РСФСР. Но и там хранили глухое молчание. Да и сегодня можно только гадать о содержании документов, изъятых из квартиры управляющего делами ЦК КПСС.

Досье Кручины обнаружили не в запертом сейфе, а на кресле у его стола в домашнем кабинете — аккуратно сложенное в отдельную папку. Возможно, оно могло служить ключом к разгадке технологии коммерческой деятельности КПСС в последние годы, указателем в поиске «золота партии». Ведь написал же в одной из двух своих посмертных записок Николай Ефимович Кручина: «Моя совесть чиста».

6 октября. Дом на улице Щусева

Говорят, когда он узнал о том, что Кручина выбросился из окна, произнес:

– Вот мужественный человек. Я бы так не смог.

А через некоторое время и сам последовал за ним. А ведь ему было восемьдесят лет. После смерти Брежнева, при Андропове, Георгий Сергеевич Павлов ушел на пенсию и исчез с политической арены. Последнее время часто болел и практически не появлялся на людях. Признаков насильственной смерти у него как будто не обнаружили, время падения из окна и наступления смерти совпадает.

Что это было — самоубийства или несчастные случаи? А может, еще что-то? Несомненно одно: оба высокопоставленных работника партии таили в себе информацию, об уровне которой можно только догадываться. Новые политики не исключали причастности бывших управляющих делами ЦК к переводу партийных денег на Запад. Но это лишь предположения, не больше. Доказательств нет.

Это сейчас, спустя десять лет после происшедшего, можно анализировать, сопоставлять, обобщать, приводить в систему разрозненные факты. А тогда никому в голову не приходило, что, вопреки народной мудрости, второй снаряд упадет в ту же воронку.

Дело было в воскресенье, 6 октября, накануне дня «брежневской» конституции, примерно в десять часов сорок минут утра. Перед этим семья Павлова вместе позавтракала. Павлов ушел в свой домашний кабинет и запер дверь, якобы для того, чтобы ему не мешали отдыхать. Обеспокоенные его долгим отсутствием, родные вскрыли дверь и обнаружили, что кабинет пуст, а окно распахнуто. Нашли Павлова внизу, на траве. Я видел это место — невдалеке от стены свежо чернела земля, обозначая след от удара. Погибший был высоким, грузным человеком, весил около ста килограммов.

Жил бывший управделами в элитном, охраняемом доме — на улице Щусева, десять. Там когда-то жил Горбачев — до избрания генсеком. В одной из квартир была прописана семья К. У. Черненко. Дом построили в бытность Павлова управляющим делами ЦК. Его так и называли — «дом Павлова», по аналогии со знаменитым домом сержанта Павлова в Сталинграде.

Родные самоубийцы были в шоке от происшедшего. В комнате аккуратно стояли домашние тапочки. Одет был в брюки и рубашку. На ногах носки. Ничто не предвещало этого поступка. Правда, рассказывали, что в последние два месяца он сильно сдал. Да и возраст был почтенный — более восьмидесяти лет.

Мог ли Павлов знать что-то такое, что смущало кого-то? На этот вопрос и сегодня нет ответа.

По одной из версий, например, он выбросился не из окна, а упал с балкона. Где доказательство того, что старый человек не оступился? Что у него не закружилась голова от внезапной слабости? Давайте вспомним гибель белорусского поэта Янки Купалы в гостинице «Москва» летом сорок второго года. До сих пор не ясно, отчего он упал в пролет лестницы. Сам или кто-то ему помог? Белое пятно белорусской истории.

А на балкон, с которого якобы упал Павлов, он никогда не выходил. Кстати, балконов оказалось два. Когда стали разрабатывать эту версию, выяснилось, что балконами не пользовались. Выход на первый из них загорожен мебелью, а на второй, под кабинетом погибшего, — письменным столом. Никто никогда не видел Павлова на балконе.

Могут ли быть в этом деле неожиданные результаты? Могут. Если будут зацеплены нужные нити.

17 октября. Дом на улице Лизы Чайкиной

Прошло немного времени — и третий снаряд угодил в ту же воронку. Семнадцатого октября примерно в 21.30 недавний ответственный работник ЦК КПСС Дмитрий Лисоволик посмотрел программу теленовостей и вышел на балкон своей квартиры, чтобы покурить.

Лисоволик жил на улице Лизы Чайкиной, четыре. Дом хотя и не такой комфортный, как павловский, но тоже элитный. Лисоволик жил на последнем, двенадцатом этаже. Итак, выйдя на балкон, он закурил. И внезапно бросился вниз. Почти на глазах жены и сына. Они находились в комнате и с ужасом увидели, что он переваливается через перила. Когда они открыли балконную дверь, было уже поздно.

Никакой записки, объясняющей свой поступок, погибший не оставил. По мнению тогдашнего начальника 109-го московского отделения милиции майора В. Шемякина, это было самоубийство.

Лисоволик был заместителем заведующего Международным отделом ЦК КПСС, правда, пребывал он в этой должности непродолжительное время. До этого заведовал сектором США в том же отделе, который возглавлял секретарь ЦК Валентин Фалин. Еще раньше работал за рубежом, был секретарем парткома советского посольства в США.

(продолжение следует)

Национальное агентство «Медиатекст»

Читайте также: