Формула трёх «Смайликов»

Восток дело тонкое, утверждал герой фильма «Белое солнце пустыни». Если бы красноармеец Сухов побывал на Востоке Украины, то сказал бы, что украинский Восток – еще тоньше, как катана по отношению к боевой секире. Если вы по своему невежеству думаете иначе, то добро пожаловать в Донецкую область. Этот регион может смело претендовать на звание украинской Сицилии. И дело отнюдь не в прошлом этого региона. Здесь всего столько намешано, что впору снимать продолжение «Крестного отца». 

Уверен, если режиссер напишет классный сценарий и пригласит в фильм известных актеров, то будущий фильм обгонит по кассовым сборам все предыдущие части «Крестного отца». А если снять в 3D-формате…

Часть 1. Наши дни.

Возле обычной, но построенной по всем правилам современного мира автозаправки, останавливается «ДЭУ». Хозяин автомобиля, с виду человек, обремененный большим семейством, но уверенный в себе и сильный, покидает салон машины и идет к кассиру, чтобы заплатить за бензин. Всё, как обычно. Так было вчера, так есть и так будет, пока идет жизнь. Правда, недавно кое-что все-таки поменялось. Владелец «ДЭУ» поднимает глаза и видит три усмехающиеся и подмигивающие рожицы, под ними слово «Формула». Сегодня АЗС, как и другие, которые принадлежат одной компании, «поменяли лицо».

— Что это за рожи, вы нацепили? – владелец «ДЭУ» подошел к знакомому кассиру и положил на стол банкноты.

— Не рожи. Находка наших имиджмейкеров – «смайликами» — называются. Это ребрендинг нашей сети АЗС, которая насчитывает 118 заправок, между прочим, — кассир важно улыбается и свысока смотрит на знакомого. Вот только свысока, не получается. Даже находясь за стойкой, на возвышенности, кассир на голову ниже владельца «ДЭУ». Человека, хоть и пожилого, на вид лет 55, но крепко сбитого, высокого, со смуглым лицом и бородой, закрывающая всю нижнюю часть лица. Кассир слышал, что этот человек, когда-то входил в одну из самых мощных организованных преступных группировок Донбасса. Лишь, благодаря внутреннему чутью, раньше всех отошел от дел и… остался жив. Доказать менты ничего не смогли, а его «коллеги» не стали трогать, поскольку не до того было.

— Ими… чего-то там, ребред… Понавыдумывали. Вот раньше, в славные 90-е, все было понятно. Заправки под Жиганом. Этим все сказано. Вот это, хм, бренд, как говорят сегодня.

— Это, что за бандюга… — начал кассир

— Тише ты, – перебил его владелец «ДЭУ». – Хорошо, что я тебя знаю еще с пеленок. Иначе… Послушай совета, на будущее не говори об этом человеке плохо. Если твое начальство тебя услышит, уволит без выходного пособия. Это в лучшем случае. Для тебя же будет хорошо, вообще забыть это имя. Я ляпнул, старею, наверное, а ты помелом своим метешь. Бывай.

Хозяин «ДЭУ» забрал сдачу и отправился к своему автомобилю. Влил порцию бензина, посигналил на прощанье и укатил по своим делам.

— Забудь, забудь. – Кассир был недоволен, что старик его одернул, как мальчишку. – Интересно, что это за Жиган-то такой?

И в это время по радио «Шансон» начал петь Михаил Круг: «Жиган-лимон, парнишка симпатичный…» Кассир уставился на радио и затравлено оглянулся…

Часть 2. Начало 90-х годов.

Игорь Юрьевич Филиппенко в городе Донецке считался весьма «крутым» бизнесменом. Новое слово «бизнес» прилипло к вчерашним «челнокам», как банный лист, но оно понравилось всем: и предпринимателям, и ментам, и авторитетным людям. Одни «делали бизнес», другие – «доили тех, кто делал бизнес». Схема проста, но понятна всем и главное, действенна. Кто считал себя «круче, чем яйца», тот уходил в историю. Если же кто-то действительно был круче, то в Донбассе начинался передел собственности, как, впрочем, и на всем постсоветском пространстве. В те времена это было так же естественно, как сегодня, одна политическая власть приходит на смену другой.

Игорю Филиппенко схема была понятна, и он воспринимал ее, как данность. Поэтому и стал «крутым» бизнесменом потому, что платил пастухам исправно. В то время Филиппенко «пас» Януш Кранц. До определенного времени, конечно. Кранц известная личность в Донецке, но и он закончил точно так же, как и практически все «авторитетные люди» того времени. Пришел другой «пастух», но Филиппенко было все равно. Главное, чтобы «бизнес крутился», а кому платить, было без разницы. Филиппенко повезло вдвойне: и бизнес рос, и курировала его после Януша Кранца, которого отправили к праотцам на пороге своего офиса в 1993 году, крутая ОПГ. По тем временам даже не уступала, а после смерти Кранца, эта преступная группировка и вовсе заняла первое место в регионе.

Так вот, в 1992 году Игорь Филиппенко по своему домашнему адресу, то есть в городе Донецке, по бульвару Конституции 1, кв. 220, зарегистрировал компанию «VIK LTD». Не прошло и года, как Кранца расстреляли, и у Филиппенко появился новый «пастух». «Активами», как принято говорить сегодня, этой компании были обычные киоски. Самым серьезным бизнесом Филиппенко были СТО. Станции техобслуживания занималось исключительно «железными конями» братвы: ремонтировали после перестрелок, перебивали номера на угнанных или «засвеченных» автомобилях. Этим бизнесом занималась «дочка» «VIK LTD» — ООО «ВИК-Т».

Но на одних ларьках и СТО богатства не наживешь. Тем более, к середине 90-х власть основательно стала наводить порядки. «Джентльмены удачи» или отправлялись в места не столь отдаленные, или правоохранительные органы устраивали отстрел всех авторитетных людей, которые оказывали сопротивление при задержании. «Пастух» Филиппенко понял, если не начнет работать по новым правилам, то у него только одна дорога – в ад. Да, и надоели «пастуху» постоянные разборки.

«Пастух» в срочном порядке стал переводить криминальный бизнес в легальное русло. Поскольку Филиппенко также был частью бизнеса «пастуха», поэтому реорганизация коснулась и его. Таким образом, в 1995 году Игорь Филиппенко переквалифицировался и стал заниматься «черным золотом». Для самого Филиппенко нефтяной бизнес был в новинку, поэтому новое направление возглавил человек «пастуха» — Николай Николаевич Гавриленко, а Филиппенко вместе со своим знакомым Анатолием Константиновичем Гаврильченко вошли в состав учредителей новой компании ООО «VIK ОЙЛ».

Сам «пастух» Филиппенко пока благоразумно в бизнесе не светится. Поскольку Игорь Юрьевич справлялся со своей задачей и вкладывал деньги «пастуха» в новые бизнес направления. В частности, Филиппенко не прогадал и инвестировал деньги в «Медиком» (зарегистрирован в Донецке, ОКПО 5381082, который считается самым первым из всех украинских «Медикомов»). Также инвестиции от Филиппенко, а значит и от «пастуха» потекли в донецкую офтальмологическую клинику «Лазер плюс», компанию «Универсальные ферментные технологии», позже инвесторы стали вкладывать денежные средства и в строительные компании, и в обычные магазины.

Чтобы не запутаться и случайно не забыть, в какие фирмы вкладывались деньги, было решено «слить» их под одной виртуальной маркой – «Межрегиональным инвестиционным союзом» (МИС). Хотя, главная причина состояла не в том, чтобы создать что-то вроде холдинга. Все дело в том, что после оранжевой революции Филиппенко со товарищи, которые помогали инвестировать деньги нашего загадочного «пастуха», к тому времени уже ставшим вполне законопослушным и уважаемым человеком, срочно покинули Украину и уехали в Канаду. Тем временем, чтобы новая власть не конфисковала нажитое непосильным трудом, в срочном порядке перерегистрировали на новых подставных лиц.

Но это было потом: и инвестиции, и виртуальный МИС, и Канада. «Пастух» ни разу не пожалел, что послушал совета своих компаньонов и занялся нефтяным бизнесом. Кстати, о компаньонах: идея заняться нефтью принадлежит Владиславу Дрегеру. Этому человеку фактически принадлежат ОАО «Допас», «Транспортный союз Донбасса», «Автоэкспресс», «Магистраль», ООО «Автомагистрали Донбасса», ООО «Донецкие вокзалы» и другие фирмы, долю в которых он заимел благодаря рейдерским захватам. Если вы покупаете билет на одном из вокзалов Донецка, знайте, четвертая часть от стоимости билета идет в карман Дрегера, на которого даже было совершено покушение. На улице Розы Люксембург, что в центре Донецка, неизвестные киллеры с помощью самодельного взрывного устройства пытались убить Дрегера. Но в личном «Мерседесе» Дрегера не оказалось, поэтому пострадал только его водитель.

Такой интерес Дрегера к рынку автобусных перевозок возник после того, как в 90-е предложил своему компаньону Алимжану Бахтееву заняться нефтью и монополизировать рынок поставок топлива на автопредприятия. Алимжану идея заняться нефтью понравилась, и он рассказал о ней своей жене Татьяне Бахтеевой, которая состояла в дружеских отношениях с… Жиганом Хамитовичем Такташевым, 1959 года рождения, бывшего военного и известного широкой общественности под именем Евгений Такташев, гендиректор ЗАО «ФК «Шахтер».

Когда-то Татьяна Бахтеева и ее семья подружились с семьей Такташевых через родственника и жениха их дочери – Тимура Валитова. Впрочем, супруга Жигана Такташева Раиса Саитовна врач, как и сама Татьяна Бахтеева, и они могли пересекаться по работе. Кстати, Тимур Валитов и Раиса Такташева являются соучредителями фирмы «Валес», под которой находятся аптеки в Донецке и в Донецкой области.

Если все вышесказанное подытожить, то вкратце «формула» будет выглядеть следующим образом: у Владислава Дрегера появляется идея и он делиться с нею с Алимжаном Бахтеевым, ныне народным депутатом от Партии Регионов, который работал в компании Дрегера – ОАО «Допас». Бахтеев рассказывает своей жене Татьяне, которая через Валитова, связывается с Жиганом. Такташеву идея нравится, и он поручает Николаю Гавриленко возглавить нефтяное направление через фирмы Игоря Филиппенко VIK и ООО «ВИК-Т».

Теперь, немного слов о самом «пастухе» Игоря Филиппенко – Жигане Такташеве. В лихие 90-е Жиган был одним из самых авторитетных людей Донбасса. Как потом оказалось, Такташев является родственником семьи Ахметовых. Именно благодаря Жигану молодые Ахметов и Колесников стали вхожи в ближайшее окружение Ахата Брагина. В конечном итоге Ринат стал тем, кем сегодня является.

Закончив в родственных хитросплетениях донбасских кланов, можем опять возвращаться к их бизнесу. В 2002 году была зарегистрирована фирма «УТН-Восток», которая проводит сегодня ребрендинг своих АЗС на название «Формула» со смешными смайликами, о которых говорилось в начале статьи. Но об этом позже.

«УТН-Восток» состояла из двух частей – ООО «ВИК ОЙЛ» и ООО «Восток». Собственниками «ВИК ОЙЛ» являлись Гавриленко и Филиппенко с Гаврильченко. В учредителях «Востока» те же люди, а также друг Гаврильченко Вячеслав Зименков и приятель Филиппенко Сергей Петров. Несколько раз менялся состав учредителей. К примеру, в 2004 году учредителей ООО «ВИК ОЙЛ» меняют на «Ондава Инвестментс Лимитед» (Кипр), а у «Восток» в учредителях уже числиться не только «Ондава», но и другой кипрский оффшор – «Марксвил Инвестментс Лимитед». Кстати, на «Ондаву» полностью или частично так же оформляются все остальные активы, связанные с «ВИК ОЙЛ» — ООО «Восток», торгово-финансовая компания «Европа ЛТД», ООО «Славанафтопостач», «ПКС ОЙЛ», «ВостокИнвест», ООО «Юкон», ООО «Газ-групп», ООО «Л.Б.П.», ООО «Роксолана».

Потом сменили и Гаврильченко с поста директора «УТН-Восток», на место которого поставили Вадима Тимощука (уроженца Днепропетровска 1976 г.р.), которого посоветовал Зименков. Вместе они работали в компании «ТНК»: Зименков в ООО «ТНК-Донецк», а Тимощук в ООО «Торговый дом ТНК-Украина». Главная задача, которая стояла перед Тимощуком, развертывание АЗС в Днепропетровской области.

Но завоевание Днепропетровского региона было потом. Перед донецкими в конце 2002 года открылся путь в столицу. В ноябре 2002 года донецкий губернатор Виктор Янукович назначается премьер-министром, и донецкий бизнес стал активно перебираться в Киев. Уже в 2003 году в Донецкой областной администрации регистрируется ЗАО «ВИК ОЙЛ» с юридическим адресом город Киев, Столичное шоссе, 98, во главе с уже известным Гавриленко, а соучредителями ЗАО выступили ООО «ВИК ОЙЛ» с 9% акций, ООО «ВИК СИСТЕМ» (1% акций), ООО «Укрнефтеторгсервис» (4% акций) и оффшор «Турителла Корпорэйшн» (зарегистрирована на Виргинские Британские острова, Экера Билдинг, 24, Де Кастро Стрит Викамз Кей 1) принадлежит 86% акций «ВИК ОЙЛ». Эти данные предоставила аудиторская фирма «Контроль-Аудит» зарегистрированная в Донецке, ул. Артема, 45.

Как оказалось, за «Турителлой» стоял Жиган Такташев, который также решил сменить собственников и в ООО «ВИК ОЙЛ». Таким образом, вместо Филиппенко почти 80% доли оказались в руках депутата Донецкого областного совета Тимура Ирашадовича Валитова (1972 г.р.), жена которого Ирина, приходится дочерью Татьяны Дмитриевны Бахтеевой, народного депутата Украины от Партии регионов и по совместительству лечащий врач Бориса Колесникова и Рината Ахметова, о которой уже говорилось ранее в этой статье.

Все они, а также родственники Такташева, являются бенефициарами группы «ВИК ОЙЛ».

Часть 3. После оранжевой революции.

Бизнес у донецких шел, как по маслу. И даже некоторым героям этой статьи удалось отбелить свое неблаговидное прошлое. Общественность стала даже забывать скандал, связанный с рейдерским захватом «Торгового центра «Белый лебедь». Кстати, Жиган Такташев вместе с братом Рината Ахметова Игорем Леонидовичем даже под этот «проект» в 1999 году учреждают ЗАО «Укринком» (ОКПО 30278079). Все учредители этой фирмы, как на подбор: Михаил Ляшко, Игорь Ахметов, Юрий Чертков, Сергей Кий и Жиган Такташев в разное время были замечены в криминальных хрониках 2005 года. Именно эти фамилии называл бывший директор ТЦ «Белый лебедь» Борис Пенчук, которого благодаря Борису Колесникову осудили за лжесвидетельство на 8 лет.

Но в скором времени сам Колесников оказался на месте Пенчука. Весной 2005 года, когда арестовали Колесникова, Ринат Ахметов, вместе с Жиганом Такташевым и Сергеем Кием в срочно порядке покидают Украину. Кстати, Игорь Филиппенко тоже решил не испытывать судьбу и переезжает в Канаду, где находится по сегодняшний день. За свою совесть Филиппенко спокоен, поскольку успел перерегистрировать все фирмы Жигана Такташева на «Ондаву», о которой уже говорилось выше.

В 2006 году от тяжелой болезни, как было сказано в некрологе ФК «Шахтер», Жиган Хамитович умирает, но все активы Жигана остались под его семьей. Мало того, 11 июня 2008 года дочь Такташева Эльмиру и его вдову Раису Саитовну вводят в состав наблюдательного совета «Белого лебедя». У Раисы Такташевой, к примеру, 10% акций ТЦ «Белый лебедь». Не стоит забывать, что Такташевы получают доход от фабрики «Киев-Конти» и ФК «Шахтер». Так что смело можно утверждать, вдове и дочери Жигана жизнь на паперти не грозит.

Но одно дело получить наследство и совсем другое умело управлять им. Поскольку на нефтяном рынке Украины обострилась конкуренция, то учредители и начальники «УТН-Восток» оказались в весьма щекотливой ситуации. Свои коррективы, не в лучшую сторону, внес и мировой кризис.

В прошлом 2008 году «УТН-Восток» даже завил, что продает 27% своих акций компании «PPF Investment». Как говорили в «УТН-Восток» эта компания является цитата: «одной из самых крупных международных финансовых и инвестиционных групп в Центральной и Восточной Европе, под управлением которой находятся активы почти на 10 млрд. евро (на 30 сентября 2008 г.)». Вот только, как утверждают в налоговой, «PPF Investment» до сих пор не значится в учредителях «УТН-Восток». Да и о 10 млрд. евро говорить не приходится, поскольку это консолидированный капитал всей группы «PPF Investment» чешского бизнесмена Петера Келнера.

Похоже, донецкие таким образом решили обезопасить свой бизнес. Эту информация «УТН-Восток» можно расценивать, как попытку прикрыть свой бизнес влиятельным мировым именем. Сами учредители «УТН-Восток» заняты лишь поиском покупателя. Недаром же возникла информация, что Зименков несколько раз пытался договориться с «ТНК» о покупке сети АЗС «УТН-Восток». Но в «ТНК» решили не связываться с людьми, имена которых, до сих пор вызывают дрожь среди жителей Донбасса. Наверное, в «ТНК» стало известно, какие отнюдь не химические элементы скрываются за «формулой» создания «УТН-Восток», и даже три «смайлика» на АЗС не радуют, а скорее, зловеще подмигивают всем автолюбителям, которые решили заправиться на этих автозаправках. Уж очень они напоминают людям Брагина, Такташева и одного украинского миллиардера.

Заир Алимперов

Читайте также: