Как «обули» обувную фабрику. Часть 2

Сегодня, когда конфликт вокруг обувной фабрики №1 «Киев», наконец, разрешился законным путем, заявления отстраненных от дел управленцев Игоря Тынного и Ивана Фурсина о силовом захвате предприятия выглядят просто нелепо. Что имели в виду господа под громким словом «захват»? Возможно, это ностальгия по их «прошлой» жизни… Вспомнить хотя бы историю того, как и с какой целью Тынный и Фурсин оказались у «руля» этой самой обувной фабрики №1 «Киев». Изощренная схема проведенной ими махинации уже была описана на нашем сайте.

Впрочем, удивительно другое — полное отсутствие информации о карьерном восхождении Тынного и Фурсина. Кто они — люди призраки или честные бизнесмены?

Оказывается, в биографиях каждого из них есть моменты, которые лучше не вспоминать. Темой-«табу» уже давно является деятельность Ивана Фурсина вместе с Ростиславом Шиллером и Сергеем Левочкиным в небезызвестном «Банкирском доме». Именно через его каналы в свое время была «отмыта» часть денег, похищенных в 1998 г. из Винницкого областного управления Национального банка Украины. Два баланса и довольно «странные» проводки по ЛОРО-счетам, обнаруженные следствием в «Банкирском доме», тогда никого не удивили. Как, впрочем, и конец самой истории. Пожар в помещении «Дома» уничтожил ряд ценных документов. Герои того времени разбрелись, кто куда. Шиллер уехал за рубеж, Левочкин подался в политику, а вот Фурсин ЄAaрешил не бросать прибыльное банковское дело. И через некоторый период времени возглавил одесский «Мисто-Банк», деятельность которого тесно связанна с Сергеем Киваловым. Именно этот банк и стал главным кредитором обувной фабрики №1 «Киев». Все происходящее дальше было уже делом техники. В разгар предвыборной кампании (конец августа 2004-го) 58 % паев, принадлежащих коллективу собственников фабрики, перекочевали в руки Фурсина.

Что касается Игоря Тынного, то молва утверждает: его участие в «делах фабричных» связанно с интересами Семена Могилевича, которого вот уже долгое время считают бесспорным лидером российской организованной преступности. Среди участников конфликта множатся слухи, что С.Могилевич, являясь уроженцем Киева, всерьез заинтересовался участком земли в 6 гектаров на Печерске. Так ли это в действительности – утверждать могут лица особо посвященные. Ясно другое — приобрести территорию такой площади в центре столицы могут лишь «избранные», а малоизвестный в бизнес-кругах столицы г-н Тынный к таковым вряд ли относится.

Как бы там ни было, но попытка приобретения земли Тынного и Фурсина, прикрытая «интересами фабрики», приобрести землю — провалилась. Коллектив предприятия, узнав их истинные намерения, принял волевое решение: отстранить от дел людей далеких от проблем обувной промышленности. На такой вот «мажорной» ноте, старейшая фабрика Украины перевернула еще одну, пусть и не самую веселую страницу, своей многолетней истории…

Ярослав Грушевский, специально для «УК»

Читайте также: