ДИНОЗАВРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РЭКЕТА: Валерий Шухман

…О смерти «Буни» Валерий Шухман узнал от своего телохранителя, бывшего милиционера, отдыхая в Ялте в компании двух легкомысленных девиц. Бросив дела, связанные с поставкой в Украину гаитянских бананов, Валерий Самойлович рванул в Киев, чтобы бросить горсть земли на могилу друга. Он успел это сделать, хотя в те минуты не предполагал, что самому оставалось жить не более двух месяцев.В криминальной жизни — вор-карманник, много раз судим, с 1986 года пребывал на воле. Однако реального авторитета не имел. Судимый Владимир Кисель, не завоевавший в ту пору в криминальном мире серьезного веса, нуждался в карманном «авторитете», могущим «мурчать» и выступать третейским судьей. Он-то и раскрутил имя Шухмана.

Понятно, во всех отношениях с теми, кого бандиты обдирали, нужен был различный подход. Любой «наезд» только предполагал, что у жертвы можно поживиться, — особенно в те времена. Вымогатель, предъявляя «лоху» счет к оплате, часто рассчитывал хотя бы на половину суммы. И тут главное было ее не спугнуть, дать понять, что все вопросы разрешимы.

Кисель никогда не удостаивал Шухмана дружбы и никогда не ставил его вровень себе. Однако для окружающих Валерий Самойлович был лидером первой величины, близкий другом Владимира Карповича, имеющим на него влияние. На сходках, происходившим в кафе «Сатурн» в Голосеевском парке, выступал в роли третейского судьи. Однако судья был карманный, и разыгрывал дешевые пьески, написанные Киселем.

Вне «служебных» обязанностей помогал «просителям» снизить оброк, наложенный бандитами, «уберегал» от «наездов» за определенную мзду. Вопросы решал медленно, время от времени подогревая страх «клиентов» очередными наездами или предупреждениями, мол, дело сложное, дорогой товарищ, ты — на волоске, ты — «заказан». Это был профессиональный блеф. Жизнь торговца была мало кому нужна, нужны его деньги.Десяток «казачков», которые были под рукой у Шухмана, контролировали часть Зализнычного района, Чоколовку, Лукьяновку, место сборища — ресторан «Червона рута» на Лесном массиве. Кстати, по тем временам, он «зарабатывал» довольно прилично — приблизительно 60 тысяч рублей в месяц.

Очередная автокатастрофа прервала жизнь 46-летнего «авторитета». Это произошло на автотрассе под Николаевом. Машина резко потеряла управление, выскочила на обочину, несколько раз перевернулась и вычеркнула из списка лидеров преступного мира еще одно имя. Следует сказать, что за рулем иномарки был некто «Женечка», — бывший официант ресторана «Столичный». Личность психически неуравновешенная, склонная к педерастии. От такого можно было ожидать чего угодно…

Эта смерть, если следовать логике последнего года, была вполне закономерна. Вот как об этих событиях писала газета «Независимость» от 7 октября 1992 года:

«Хоронили Шухмана с надлежащей помпой. В траурной процессии участвовало семь десятков машин. Правда, поминки по усопшему были омрачены арестом соратника покойного — бригадира средней руки «Татарина». Его с подельником взяли прямо на глазах скорбящих коллег. Вскоре в громыхающем «заке» он был доставлен в Уманское УВД — там его ждали.

В веренице жестоких смертей, потрясших Киев, две последние — самые загадочные. Правоохранительные органы и криминальный мир по сей день не сойдутся во мнении: кто же идейный вдохновитель и автор этих акций, если таковые, конечно, были.Почему в короткий срок были застрелены, задушены, обезглавлены неординарные фигуры преступного мира столицы? Может сложиться убеждение, что подобные убийства — будни мира, выбранного ими «на жительство». Дескать, старая истина: сильные мира сего редко до срока расстаются с жизнью по случайному стечению обстоятельств. Однако еще два-три года назад такие преступления были наперечет. И вот — кровавый рывок.

Улей встревожен. Но чем?»

Сергей Ухачевский, фрагмент из книги, специально для «УК»

Читайте также: